098 690 42 28 (пн-пт: з 9 до 18 г.)

 

- По благословению Преосвященнейшего Боголепа,
епископа Александрийского и Светловодского -

Фейсбук
ВКонтакте
Твиттер
Youtube

Сьогодні вся Олександрійська єпархія підносить свої молитви вдячності Богу, за Його милість і щедроти.  Саме 4 грудня народився наш добрий Архіпастирь, наставник і приклад в духовному.    Ваше Преосвященство, щиросердечно вітаємо Вас з Днем...

Желающие оказать помощь в развитии Александрийской епархии, могут перечислить средства по следующим банковским реквизитам:

Управління Олександрійської єпархії Української Православної Церкви, ЄДРПОУ 35615671, р/р 2600130117920, ТВБВ №10010/0149, філії Кіровоградське обласне управління АТ "Ощадбанк" МФО 323475. (Рішення ДПІ в м.Олександрії №4 від 25.03.2008 р. про включення до Реєстру неприбуткових організацій).

От жизни к вечности

Архимандрит Боголеп (Гончаренко), Рожанчук И.В. От жизни к вечности. Историко-художественное издание. В книге представ­лены архивные материалы о репрессированном в 20-60-е годы XX столетия православном духовенстве и мирянах Кировоградщины, а также краткие исторические события, связанные с гоне­ниями за веру.

Некоторые особенно интересные жизненные истории постра­давших за Христа подвижников художественно интерпретированы и дополняют реальную картину каждого этапа гонений. Изда­ние будет интересным для православных верующих и всех, кому  не безразлична история нашего народа.

Доброхотно дающего любит Бог

Спаси Вас Христос!

 

 

© КООО «Елисаветградское православное общество», 2011.                                                                                

Художественная обрабтка архивных материалов и иллюстраций Рожанчук И.В.

© Верстка, печать ООО «Имэкс ЛТД», 2011

 

 

 

 

ОТ ЖИЗНИ... К ВЕЧНОСТИ

Елисаветградская земля издавна славилась христианскими традициями, православными храмами и подвижниками веры. Сложным испытанием для людей стали события XX века: ок­тябрьский переворот, начавшаяся за ним гражданская война, духовно-политическое преобразование государства, следстви­ем чего было кардинальное изменение мировоззрения и жизни в целом. Это неоднозначное, бурное время — особая страница нашей истории, это жатва новых мучеников за веру Христову. Кто из православных на­шей области не знает подвижнического жизнеописания священномученика новой эпохи Николая Искровского, которого красноармейцы после побоев и издевательств расстреляли на кладбище? Кто из верую­щих города не бывал на могиле безымянных мучеников, что на Ровенском кладбище, которых большевики живыми закопали? Кто не ощу­щал благоговейного трепета при мысли о том, сколько таких людей, принципиально исповедуя Православие, становились бесстрашными подвижниками, мучениками за Христа, своей жизнью подтверждая не­зыблемую истину: «претерпевший до конца спасен будет».

Жестокие события 20-30-х годов прошлого столетия, прошедшие сравнительно недавно, напоминают первые века нашей Церкви. Разобщенное идеологически и духовно общество XX столетия скатилось в пропасть безбожия, формируя атеистическое сознание, своей целью оно видело создание земного рая, напрочь забывая о душе, о Творце. Люди, в которых теплилась лампада живой веры, просто мешали, а значит, становились врагами. Сколько неизвестных мучеников покоятся в могилах, изглаженных временем или умышленно самими убийцами? Почему так беспощадно уничтожала атеистическая власть духовный цвет нации — высшее духовенство, священников, церковнослужителей и верующих мирян? Безусловно, именно эти люди были принципиальными носителями высших — Божиих — ценностей: любви, веры, нравственности, чистоты, праведности, что делало их невосприимчивыми к большевицким бездуховным, даже аморальным нововведениям (об­новленческим церковным реформам, узаконенным абортам, свобод­ным отношениям между мужчиной и женщиной, террору военного коммунизма, идеологической лжи). Православные либо должны были принять сторону власти, либо проститься с жизнью. Волна репрессий, прокатившаяся по стране, явила сотни тысяч подвижников. Такое гром­кое слово «подвиг» для исповедников веры во Христа отнюдь не предпо­лагает личной славы. В то время православный человек, исполняя Божии Заповеди, вряд ли заботился о славе или увековечении — он просто жил, не страшась «убивающих тело, душу же не могущих погубити». Безбожники недооценили верующих, возможно, не понимая того, что сила этих людей в личной немощи и полном предании себя Божьей воле. Не зря безвинно убитых за имя Господне в молитвах называют светлыми и добропобедными: их терновый венец дорого стоит, так как страданиями своими и духовенство, и верные Богу миряне уподобились самому Христу. Они смогли прославить Творца, исповедовать православную веру, стоя над своей, возможно собственноручно вырытой могилой, смотреть в лицо клейменной красными звездами смерти, не отступив и не предав. Мученичество этих людей подтверждает, что Истинная Православная Вера — целостная мировоззренческая бескомпромиссная позиция и исповедующие ее стали камнем преткновения для атеистической власти, проповедуя своей жизнью и смертью несокрушимость Церкви: «и врата ада не одолеют ее». Подвиг — быть убитым, но не снять нательный крестик, не вынести из дома иконы; не бояться осенить себя крестным знамением, служить Божественную Литургию и посещать храм, зная, что такие, как Павлик Морозов, обязательно донесут, «куда следует».

О духовно-нравственной высоте репрессированного православного духовенства, о том, что верующие — пример принципиальной жизненной позиции, свидетельствует факт: в «безбожную пятилетку», когда в 1953 году проводилась перепись населения, 54% респондентов в графе «вероисповедание» написали — «православные». Сколько морального превосходства, стойкости и бескомпромиссности, честной и светлой веры несет в себе каждая жизнь убитых за Христа, потому этих новомучеников античеловеческая, безбожная система старалась вычеркнуть из памяти, из истории, пряча факты своих кровавых злодеяний в архивах под грифом «секретно». Но, по словам Христа, ничего не бывает тайным, что не стало бы явным.

Целью нашего исследования является обнародование той сложной и противоречивой страницы нашей национальной истории. Важно не только узнать: кто они — репрессированные за веру архиереи, священники, диаконы, просто верующие миряне, но и чему-то научиться от их подвига. О жизни новомучеников в контексте эпохи мы хотим рассказать дальше, отображая по возможности картину целостно. Наше исследование не претендует на роль научной работы. Это дань памяти и благодарности подвигу настоящих людей, ставших «солью нашей земли», имеющих истинную веру в Господа и непобедимую любовь к Нему в православных сердцах.

 

 

 

 

Репрессии среди верующего

православного духовенства и мирян

Кировоградской области в 1920—60 годах

 

Район, город

Монахи

Священ­ники

Служи­тели

Миряне

Всего

Александрийский

0

6

1

4

11

Александровский

1

10

2

11

24

Бобринецкий

1

4

0

5

10

Гайворонский

0

9

2

17

28

Голованевский

0

1

2

12

15

Добровеличковский

0

2

3

13

18

Долинский

0

1

1

5

7

Знаменский

0

4

0

3

7

Компанеевский

0

0

2

3

5

Маловисковский

0

6

0

8

14

Новгородковский

0

0

0

5

5

Новоархангельский

0

4

2

10

16

Новомиргородский

0

10

1

3

14

Новоукраинский

0

3

1

И

15

Ольшанский

0

1

2

18

21

Онуфриевский

0

3

0

4

7

Петровский

0

2

1

2

5

Светловодский

1

2

0

13

16

Ульяновский

2

6

1

5

14

Устиновский

0

1

0

1

2

г. Кировоград

2

17

6

20

45

Всего по области

7

92

27

173

299

 

 

 

 

ЯКО МЗДА ВАША МНОГА НА НЕБЕСЕХ...

Гонения на Русскую Православную Церковь в XX веке имели масштабный, всеохватывающий характер по всей территории огромного Советского Союза, и Елисаветградщина не стала ис­ключением. Антидуховная, антирелигиозная волна распространилась на все сферы жизнедеятельности общества, все слои населения и возрастные категории: от детей, подвергнутых безбожно­му воспитанию в детских садах и школах до глубоких стариков, кото­рых также преследовали. Архивные дела репрессированных верующих – страшное подтверждение тому, как родители запрещали детям посе­щать школы, боясь атеистической пропаганды и провоцирования отчу­жденности; как по приказу властей расстреливался священник — отец большого семейства, как преследовались монахи и монахини тайного Киевского ставропигиального монастыря, как в ссылку отправлялись ветхие старцы и, избитые, искалеченные, на допросах «служители куль­та» умирали в вагонах для скота, не доезжая к месту заключения. По­добных жизненных примеров множество. Более ста миллионов право­славных верующих Союза подверглись разнообразным притеснениям, гонениям, дискриминации — от издевательств и увольнения с работы до расстрела. Продолжалось это в той или иной степени на протяжении всего периода существования Советской империи.

Изначально безбожная власть имела целью полное и беспощадное уничтожение Православной Церкви. Эта установка большевицких лидеров четко обозначена в известном ленинском письме «Членам Полит­бюро. Строго секретно» от 19 марта 1922 года: «...изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». (Архивы Кремля. В 2-х кн./Кн.1. Политбюро и Церковь. 1922-1925 гг. М. — Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1997, с. 143).

Стремление атеистической власти к разрушению всех православных устоев подтверждается даже изменением с 1929 по 1940 годы рабочей недели: пять дней в Советском Союзе работали, в шестой отдыхали – и Христианское воскресение перестало бить неизменным выходным, так что верующие не могли посещать храм.

Через два столетия такой деструктивной работы по ленинскому плану разрушение земной Церкви в бывшей Русской православной империи близилось к завершению. К 1939 году по всей стране осталось незакрытыми около ста храмов из 60000 действующих в 1917 году. Для сравнения: в Елисаветградском уезде до революции действовала 141 церковь, к концу 30-х почти не осталось; в самом районном центре действовало 7 храмов и 3 домовых церкви, к 1939 осталась одна лишь греческая церковь.

В 1939 году на свободе пребывали только четыре правящих архиерея, при чем и на них в НКВД были сфабрикованы обвинения, так что арест мог произойти в любое время.

На кафедре Елисаветградского викариатства Херсонской епархии (позже Зиновьевского викариатства Одесской епархии) в эти смутные годы тоже неспокойно: викарные епископы — Алексий (Баженов) — 1918-1921 годы, священномученик Онуфрий (Гагалюк) — с 23 января 1923 года по 1924 год, священномученик Порфирий (Гулевич) — с 5 по 11 сентября 1931 года, Кирилл (Квашенко) — 1935-1937 годы, Сергий (Ларин) — с 15 августа 1944 года по 1945 год — претерпели гонения и репрессии. Судьбы каждого сложились по-разному: кто ударился в обновленческий раскол, кто был расстрелян и причислен к новомученикам. Личности самих владык, как духовных лидеров верующих, привлекали особое внимание НКВД: фабрикование против них криминальных дел способствовало привлечению к ответственности многих людей в роли членов «тайных контрреволюционных организаций».

Но более всего в пучине репрессий пострадали священники: верных Христу пастырей арестовывали за исполнение своих прямых обязанностей — служение Божественной литургии, исполнение треб, а так же судили и наказывали активных в религиозной жизни мирян, старост общин, участников так называемых пятидесяток, не боящихся исповедовать веру и требовать открытия отобранных властями храмов.

Наше небольшое исследование стало возможным благодаря титаническому труду авторов книги «Реабилитированные историей» по Кировоградской области в рамках всеукраинского проекта — Василию Бондарю и творческому коллективу. Это исторически исчерпывающее издание содержит информацию о всех жертвах сталинских репрессий, на основании кропотливого десятилетнего труда составлены подробные, точные аннотации дел реабилитированных, так что сказать лучше было очень сложно. Из этого всеохватывающего материала мы извлекли информацию, касающуюся репрессий православных верующих. Нами было исследовано более 20000 аннотаций дел касательно осужденных советской властью за «контрреволюционную деятельность» и «неповиновение властям». Из них у более нежели 250 аннотациях во время обработки обнаружено 359 фамилий людей, пострадавших вследствие ре­прессий по религиозным убеждениям. По исследованным аннотациям был составлен реестр пострадавших в разрезе районов Кировоградской области и самого Кировограда. Каждое дело согласно реестру проана­лизировано в Кировоградском областном архиве с целью определения принадлежности верующих к православному исповеданию и возмож­ных причин, по которым эти люди были репрессированы. Рассмотре­но 277 фамилий (198 дел), среди них 103 священника, 11 монахов, 50 служителей (диаконов, алтарников, певчих) и 113 мирян православного вероисповедания.

Кроме православных в данную историческую эпоху на нашей территории были представлены религиозные общины старообрядцев (Светловодский район), автокефальная церковь (Голованевский район), об­новленцы, представители протестантских течений, исследование этих дел не было нашей целью, интересующиеся могут обратиться к труду Александра Климентия Соколовского «Церковь Христова 1920-1940. Преследование христиан в СССР».

Книга есть первым этапом работы. В дальнейшем планируется исследование архивных материалов Одесской, Николаевской и Херсонской областей, так как согласно административно-территориальному распределению УССР до образования Кировоградской области наше викариатство входило в 1 половине XX столетия (к январю 1947 года) в состав этих епархий.

К документальному материалу прилагаются художественно-обработанные вкрапления. Рассказанные нами истории могли быть реаль­ностью. За скудными архивными материалами прошлое скрывает че­ловеческие судьбы, за сухими строчками — великое исповедание веры во Христа, подвиг мученичества обычных людей, которые достигли святости. Святость, рождаемая близостью к Богу, есть высшее блаженство, какого только может желать человек. Отречение от себя ради Господа, ради Истины, ради ближних достигается только лишь исполнением Божиих заповедей: «Иго Мое — благо, и бремя Мое легко». Герои наших рассказов — жители Кировограда и области — в свое время осмысленно сделали свой выбор: вечное блаженство жизни будущего века.

 

 

 

 

 

 

 

Ниже приводим этапы гонений и связанные с ними государственные и церковные события

Первая волна гонений (1917-1920 годы) как следствие захвата власти в стране большевиками. Во время революции и гражданской войны массово грабятся и разоряются церкви и монастыри, без суда и следствия расстреливаются священники, монахи, верующие миряне, но к подтверждающим эти злодеяния архивным документам нет дос­тупа.

Главные события

07.11.1917  — Октябрьский переворот, захват власти большевиками.

20.01.1918  — Декрет советской власти об отделении Церкви от государства и школы. Изъяты все капиталы, земли, здания, включая храмы.

15.08.1917-20.09.1918 — Поместный Собор Русской Православной Церкви.

05.11.1917  — избрание митрополита Тихона Патриархом Москов­ский и Всея Руси.

01.02.1918  — послание Патриарха Тихона, анафематствующее всех, проливающих невинную кровь.

07.02.1918 — расстрел священномученика Владимира, митрополита Киевского.

16.07.1918 — расстрел императора Николая и царской семьи.

14.02.1919 — Постановление наркомата юстиции о вскрытии мощей, что вызвало массовые сатанинские издевательства над святыми останками в 1919-ом и последующие годы.

События, связанные с Елисаветградом

С 1880 по 1924 год — Елисаветградское викариатство Херсонской епархии.

С 30 августа 1894 года по 1918 год викарным епископом был священномученик Прокопий (Титов).

1918-1921 — викарным епископом назначен Алексий (Баженов), принадлежащий к обновленческому расколу.

Информации о 1-ом этапе арестов в архивных документах города Кировограда мало. Возможно, по причине сложившейся исторической ситуации: во время гражданской войны отряды красных расстреливали священство, монашествующих и верующих мирян как врагов револю­ции без суда и следствия. Примером одной из таких кровавых расправ является житие священномученика Николая Искровского. (См. «Жи­тие священнослужителя Николая Искровского»).

Мартиролог 1-ой волны гонений:

1.            Александровский Авраам Артемьевич, 1870 г р., место рождения: с. Новокаменка Каховского района Херсонской области, образование начальное, проживал в с. Песчаный Брод, священ­ник. Аресты: 1919 (за участие в восстании против советской власти), 1929 (контрреволюционная агитация, срыв хлебозаготовок). В 1930 г. осужден к 3-м годам исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован 13.06.1989 года Кировоградской облпрокуратурой.

2.            Орлов Петр Григорьевич, 1878 г. р., место рождения: с. Тишково Торопецкого уезда Псковской губернии (Россия), русский, образование среднее, проживал в пгт. Добровеличковка, свя­щенник Николаевской церкви. Аресты: 1920 (контрреволюционная агитация в церкви, присоединение к белогвардейцам), 1922 (за оказанное противодействие конфискации церковных цен­ностей), 1924 (контрреволюционная церковная деятельность). Коллегией ОГПУ дело прекращено, из-под стражи освобожден.

1-ая волна гонений унесла в расстрелах более 15000 жизней по всей стране, только в 1918-19 гг. общее число репрессий около 20000. Почти все столкновения, все аресты заканчивались расстрелами.

Вторая волна гонений (1921-1923 годы). Продолжается изъятие церковных ценностей под предлогом помощи голодающим Поволжья.

Главные события

21.08.1918   — образование св. Патриархом Тихоном Всероссийского комитета помощи голодающим, который был закрыт по распоряже­нию властей через неделю (27.08.1921).

23.02.1922 — декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей.

19.03.1922 — секретное письмо Ленина («чем большее число духовенства мы расстреляем, тем лучше»), указание Троцкому (Бронштей­ну) тайно возглавить гонение.

09.05.1922 — арест св. Патриарха Тихона.

Июнь 1922 года — «суд» над священномучеником Вениамином, митрополитом Петроградским и расстрел его 13.08.1922.

События, связанные с Елисаветградом

1921 — На епископской кафедре, еще принадлежащей обновлен­цам, Алексий (Баженов). В этот период гонения возрастают. Среди репрессированных 1921-1923 годов больше всего священников. Часть арестованных на данном этапе повторно подверглись преследованиям в 1930-м, в 1937-38 гг. или даже в 1945-м.

 

Мартиролог 2-ой волны гонений:

Гайворонский район

1.            Древницкий Федор Теофилович (1883-1930), с. Таужное, украинец, образование среднее, священник. Аресты: 1921 (за участие в контрреволюционной организации был осужден на 5 лет лагерей), 1929 (принадлежал к антисоветской кулаче­ской группировке). Осужден 12.02.1930 г. тройкой при колле­гии ГПУ УССР на расстрел. Приговор приведен в исполнение 21.02.1930. Реабилитированный 06.06.1988 Кировоградской прокуратурой.

2.            Черниенко Константин Тарасович (1892-1937), с. Котовка, украинец, образование неполное среднее (Николаевское училище прапорщиков, 1917), священник. Аресты: 1922 (нелегальный переход границы), 1937 (за службу в царской армии, за участие в отряде повстанцев Заболотного, где расстреливал коммуни­стов и сочувствующих советской власти). 17.12.1937 осужден НКВД и прокуратурой СССР на расстрел, приговор исполнен 28.12.1989 Кировоградской прокуратурой.

Долинский район

3.            Колос Григорий Маркович, 1902 г р., с. Булычево Зиновьевского округа, украинец, образование неоконченное среднее (3 класса Одесской духовной семинарии). Место жительства: с. Березовка (Раздольное) Долинского района, псаломщик-регент Березовского прихода. Аресты: 1923 (за участие в под­польной петлюровской организации), 1929 (агитация против советской власти). Осужден к 5-ти годам исправительно-трудо­вых лагерей.

Новоукраинский район

4.            Лазаренко Иван Григорьевич, 1887 г. р., х. Волчий Бирючанского уезда Воронежской губернии, украинец, образование среднее (Шамовская учительская семинария Александрийского уезда). Местожительства: с. Глодосы, священник. Аресты: 1925 (в 1910 в пгт Новгородка выдал царской полиции двух револю­ционеров). Осужден на 10 лет концлагерей. Верховным Судом УССР в 1927 наказание сокращено к 5-и годам, после амнистии — к 3-м годам  4-м месяцам. Реабилитированный в 1994 Кирово­градской облпрокуратурой.

5.            Поточенко Александр Порфирович 1891 г. р., с. Михайловка Одесского района Одесской области, украинец, образование среднее, место жительства: с. Вороновка, священник. Аресты: 1921 (сопротивление изъятию церковных ценностей), 1930 (организация контрдемонстрации верующих против закрытия церкви, бесчинства против власти). Объявил голодовку в тюрьме, протестуя против решения суда. Особым советом при коллегии ГПУ УССР в этом же году дело прекращено, из-под стражи Поточенко освобожден.

Онуфриевский район

6.            Рыбалка Иван Спиридонович 1876 г. р., с. Софиевка Павлоградского уезда, украинец, образование начальное, место жительства: с. Дереевка Онуфриевского района, священник. Аресты: 1921 (утаивание церковных ценностей), 1930 (антисоветская агитация среди верующих). Особым советом при коллегии ГПУ УССР осужден на 3 года ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Ульяновский район

7.            Смеречинский Александр Владимирович 1887 г. р., с. Шамраево (сейчас в составе г. Ульяновка), украинец, образование среднее (Камянец-Подольская духовная семинария, 1923), место жительства: с. Марьямполь (современный Маринополь), кассир артели им. Петровского Роскошненского сельсовета Голованевского района. Аресты: 1923 (организация несанкционированных властей крестных ходов, молебнов, освящения воды — так называемого движения по поводу «Калиновского чуда»), 1930 (из дьяконской семьи, священник в 1923-24 г., в 1925, будучи председателем сельсовета, покрывал кулацкие хозяйства от экспертного налогообложения, вместе с кулаками организовал предвыборную кампанию так, что провалил кандидатуры от комбедов и ЛКСМУ), особым советом при коллегии ГПУ УССР осужден к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Елисаветград

8.            Александров (Саватьев-Лосев) Петр Александрович 1892 г. р., г. Волочиск Хмельницкой области, русский, образование незавершенное высшее, местожительства: г. Елисаветград, инженер-экономист, начальник планово-производственного отдела машиностроения завода имени 15-летия Октября. Аресты: 1921 г., 1929 (отказ от военного учета и ведение антисоветской агитации), 1941 («до революции служил офицером — поручиком царской армии, в 1919 г. — рядовым деникинской армии, рабо­тал цензором при деникинском штабе контрразведки, после разгрома белогвардейцев прятался от советской власти, стал священником»). Осужден особым советом при НКВД СССР к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Об архиепископе Кирилле (Квашенко) и священнике Михаиле (Романовском) будет рассказано в 5-ом периоде репрессий.

В целом по стране во время 2-ой волны гонений пострадало око­ло 20000 верующих, расстреляно 1000 человек. Особенностью этого периода стала показательная справедливость большевиков: в отличие от расстрелов без суда и следствия 1918 года власти устраивают показательные суды.

1925-1928 годы. Цель безбожной власти — уничтожить церковь изнутри, насаждая при поддержке ВЧК — ГПУ — ОГПУ обновленче­ский раскол.

 

Главные события

Апрель 1923 года—подготовка суда и расстрела св. Патриарха Тихона (см. переписку Политбюро с наркомом иностранных дел Г. В. Чичери­ным «о нерасстреле патриарха» и Записку в Политбюро Дзержинского от 21.04.23 («...необходимо отложить процесс Тихона в связи с разгаром агитации за границей (дело Буткевича)», Архивы Кремля (с. 269-273)).

29.04.23-09.05.23 — 1-й «собор» обновленцев.

16.06.23 — заявление св. Патриарха Тихона («...я отныне Советской власти не враг»).

25.06.23 — освобождение св. Патриарха Тихона.

07.04.25 — кончина св. Патриарха Тихона.

01.10.25 — 2-й «собор» обновленцев. .

12.04.25 — свщмч. Петр, митрополит Крутицкий, приступил к исполнению обязанностей патриаршего Местоблюстителя.

10.12.25 — арест свщмч. Петра (Крутицкого).

29.07.27 — Послание (Декларация) заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия — попытка найти компромисс с безбожной властью («Мы хотим... сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи»).

1930-1931 — ликвидирована Всесоюзная контрреволюционная монархическая организация церковников «Истинно православная церковь» (руководители — профессора Лосев, Новосёлов, епископ Иосиф).

Всего за период с 1918 по 1931 только в РСФСР было закрыто 10056 православных обществ («тихоновцев» — 8568, «обновленцев» — 1488).

События, связанные с Елисаветградом

С 23 января 1923 года по 1924 год викариатство возглавляет влады­ка Онуфрий (Гагалюк).

Храмы Елисаветградской викарной епархии претерпевают от обновленческой ереси. Священство и прихожане вынуждены покидать оскверненные раскольниками церкви после долгих, но безуспешных попыток их отстоять.

В 1923-1928 годы количество репрессий равно примерно трети репрессий 1922 года. Большевики не решаются провести запланированный на 11.04.23 суд и расстрел св. Патриарха Тихона. Арестовываются и ссылаются многие епископы, борьба идет за каждый храм. Обнов­ленцы вводят женатый епископат. Обновленческих епархий и храмов 1925 г. становится, с поддержкой ОГПУ, почти столько же, сколько и православных, но все их церкви пусты — народ не ходит в храмы, где служат обновленцы. Производится давление ОГПУ на восприемни­ков св. Патриарха Тихона и всех священнослужителей «тихоновцев». В 1928 году, несмотря на Декларацию, гонение усиливается.

Блажени нищие духом,

яко тех есть царствие небесное

Темное осеннее утро. Праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. В эту предрассветную пору в селе еще тихо, сонно. В хатах не видно звездочек-каганцов, ни одна с хозяек не звенит ведром, идя в хлев доить корову, да и коров-то нынче во дворах не сыскать — отобрал колхоз. Серость убогих усадьб сливается с холодным, влажным туманом, наползающим от недавно ископанных комбедовской молодежью став­ков. Мгла скрывает порубанные возле хат садки: новая власть с плодовых деревьев потребовала непомерный налог.

Хата тетки Параски Ткачук такая же, как и у всех, разве что куд­рявый клен в солнечно-желтом убранстве склонился к подслеповатому окошку, да два подсолнуха возле перелаза опустили полновесные голо­вы, время от времени поддающиеся «разбойничьим» налетам местных воробьев.

Всмотревшись в мутное стекло окна, можно заметить в углу светли­цы блеск огонька. Но спаси и сохрани, Господи, от постороннего лю­бопытного взгляда!

Параска Андреевна просыпалась ни свет ни заря, следуя послови­це: «кто рано встает, тому Бог дает». Быстро умывшись студеной водой, одевшись, повязав платок, коленопреклонно вычитывала утреннее правило. Ведь, говорят, до рассвета форточки в Раю открыты и Господь, и Божья Матерь, и святые, и ангелы небесные слышат наши молит­вы. Хорошо, что знала много на память (благодаря богомольным баб­ке и маме, которые привили с детства Параске любовь к Богу), потому и света немного надо: лампадка пред потемневшим от времени ли­ком Богородицы — и все. Позже, когда взойдет солнце, она почитает Псалтирь.

Молитва лилась чистым ручейком, и казалось, что озаренное внутренним светом радостное лицо женщины освещало комнату. ...Сердце чисто созижди во мне и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Святого не отыми от мене...

Еще до рассвета к тетке Параске придут несколько ее соседок-верующих, бывший пономарь Григорий, дочь дьяка Трофима Федорка и кривой на ногу церковный староста Андриан. Вот уже три месяца, как священника нет в Грузьком: выездная тройка энкаведистов забрала без суда и следствия отца Григория (Ружина)... Давно уж не соверша­лась Божественная литургия... Сегодня к празднику будут читать Ака­фист Честному и Животворящему Кресту Господню. Федорка хорошо читает, напевно, сердце так и горит в молитве...

Гости приходили по одному, быстро и привычно, чтобы не застал рассвет. Мир дому Вашему, Параско Андреевно! С миром принима­ем. Тесный кружек православных в едином молитвенном порыве встре­чал восходящее солнце и славил Истинное Солнце Правды — Христа...

Клен шелестел за оконцем, пронизанный первыми лучами, а за ним виднелся купол церкви, оскверненный красным полотнищем флага. Как бы возмещая кощунство власти, верующие истово осеняли себя крестным знамением, имея Бога в сердцах, живя Им в эту атеистиче­скую эпоху.

Параска Ткачук в колхоз не пошла. Рано овдовела: муж погиб во вре­мя гражданской войны. Взрослый сын с невесткой, забрав лошадь и ко­рову, отделился от матери, подался к комбедам и забыл о пятой Заповеди Божьей. Осталась сама. Смирилась, привыкла, только чуткая материнская душа непрестанно молилась о сыне, претерпевая и разлуку, и не­понимание, и отчужденность. И восстанут дети на родителей своих...

В одиночестве не скорбела: все по воле Господа. Во время голода голода­ла, понимая, что это время наибольших испытаний для исповедующих веру, но делилась последним скудным хлебом со странниками, бежен­цами. Молча сносила угрозы власти за «сокрытие» зерна, лишь молилась бессловесно, когда пришли со щупами, перекололи двор и огородец, перевернули все в доме — забрали мешочек муки, торбу фасоли, зерна не нашли. Так и жила тетка Параска — тихо, кротко, молитвенно.

А тучи клеветы сгущались: единоличница, срывает показатели сдачи хлеба, верующая, до сих пор крест нательный не сняла и от Бога не отказалась, да еще какие-то темные личности к ее хате спозаранку стекаются, книги церковные читают. Митька Косой, вожак сельских комсомольцев, почти два месяца неподалеку Параскиного двора ошивался — все высматривал-выслеживал!!! И вообще, блаженненькая она, эта тетка: ей председатель сельсовета при всем активе рассказывал, что Бога нету, и на встречу с лектором из района погнали, а Параска все шепчет себе: «Господи, помилуй мя грешную». Уж точно, больная.

Выписка из уголовного дела: Параска Андреевна Ткачук, 1898 г. р.,   с. Грузькое, украинка, образование начальное, без определен­ных занятий. Была арестована 01.11.1937 г. Голованевским РВ НКВД как участник контрреволюционной группировки. Предоставляла свою хату для собраний и молитв, распространяла антисоветские листовки. Во время следствия категорически отказалась назвать соучастников, которые писали и распространяли листовки. На допросах произноси­ла лишь одно слово: «Грешно». Во время обыска не обнаружено ничего, кроме Псалтири и Часослова. Отбывала наказание в Каргопольлаге, откуда возвратилась в 1947 г. мировоззренческих позиций не изменила. Повторно арестована 31.03.1950, но в этом же году, согласно итогам судебно-психиатрической экспертизы от 30.05.1950 г., признана неподлежащей суду, вследствие чего посылается на принудительное лечение с изоляцией в специальном учреждении... пожизненно. Дата смерти не­известна.

...научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Матф. 11,29).

 

Третья волна гонений (1926-1933 годы) проходит под лозунгами раскулачивания и коллективизации.

Главные события

С 1929 по 1940 изменена рабочая неделя (так называемая «непрерывка», «шестидневка»): 5 дней все работали, на 6-ой отдыхали. Христи­анское воскресение перестало быть неизменным праздником для ве­рующих, они не могли посещать церковь, так как выходным мог быть какой-либо день недели.

Начало 1929 г. — письмо Кагановича: «церковь — единственная легальная контрреволюционная сила».

08.03.29          — Постановление ВЦИК о религиозных объединениях.

02.02.30          — Интервью заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия: «...нет гонений на церковь».

05.12.31          — Взорван в Москве кафедральный храм Христа Спасителя.

События, связанные с Зиновьевском

1924-1926 — не известно, кто возглавлял викариатство.

1930 — Елисаветград переименован в Зиновьевск. Соответственно и епархия изменила название — Зиновьевская (викарная) в 30-е годы.

С 5 (18) сентября по 11 сентября 1931 зиновьевское викариатст­во Одесской епархии возглавлял викарный епископ священномученик Порфирий (Гулевич).

 

 

 

Сравнительная таблица репрессированных по религиозным убеждениям в третью волну гонений по районам, входящим

в состав современной Кировоградской области

 

Районы

Коли-чество

Духовный статус

Примечание

Александрийский

8

Священники 4; служители 1;

миряне 3

 

Александровский

13

Священники 4; служители 2;

миряне 7

 

Бобринецкий

5

Иеромонах 1; священник 1;

миряне 3

3 повторных ареста в 1937-39 гг.

Гайворонский

4

Священники 3; миряне 1

1 священник расстрелян в 1930 г.

Голованевский

4

Священник 1; служитель 1;

миряне 2

 

Добровеличковский

4

Служитель 1;

миряне 3

 

Долинский

4

Миряне 4

Среди репрессирован­ных мирян — старосты общин

Знаменский

4

Священники 2; миряне 2

Часть жертв была аре­стована в 1933-1934 гг.

Зиновьевский

5

Священники 3; миряне 2

 

Компанеевский

3

Служители 2; мирянин 1

 

Маловисковский

3

Священники 1; миряне 2

 

Новгородковский

5

Миряне 5

Среди репрессирован­ных мирян — старосты общин

Новоархангельский

4

Миряне 4

 

Новомиргородский

2

Священники 2

Повторно арестованы в 1937-1939 гг.

Новоукраинский

6

Священник 1; служитель 1; миряне 4

Среди репрессирован­ных мирян — старосты общин

Ольшанский

1

Мирянин 1

 

Онуфриевский

2

Миряне 2

 

Петровский

2

Священник 1; служитель 1

 

Светловодский

4

Миряне — 4

Среди репрессирован­ных мирян — старосты общин

Ульяновский

3

Священники 1; служитель 1; мирянин 1

 

Устиновский

2

Священник 1; мирянин 1

 

г. Зиновьевск

2

Служитель 1; монах 1

 

Общее число

90

Священники 25; служители 11; монах 1; иеромонах 1; миряне 52

 

 

3-я волна гонений по стране в целом в 3 раза сильнее 1922 года (око­ло 60000 арестов и 5000 казней) в 1930 и 1931 годах.

Особенностью этого этапа репрессий для верующих нашей области согласно архивным документам было сравнительно небольшое количество смертных приговоров, но многие жертвы повторно арестованы в 1937-39-м и даже в 1941 годах.

Среди арестованных мирян чаще всего были церковные старосты, занимающиеся агитационной работой: собирали верующих людей в так называемые пятидесятки и требовали от властей открытия хра­мов, именно такое количество верующих по закону давало право об­щине посещать церковь, но таким образом безбожная советская власть выискивала православных с целью репрессировать.

 

Мартиролог 3-ей волны гонений:

Александрийский район

1.            Вержболович Степан Петрович, 1898 г. р., с. Голованевка, украинец, образование среднее (Одесская духовная семинария, 1918), место жительства: с. Ивановка (Вышневцы) Онуфриевского района, священник. Аресты: 1930 («как представитель тихоновской ориентации вел церковную агитацию»). Осужден 3.03.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-ти годам заклю­чения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 году Кировоградской облпрокуратурой.

2.            Гаценко Григорий Минович, 1899 г. р., с. Новопавловка Павлоградского района Днепропетровской области, украинец, образование среднее, член КП(б)У в 1919-20 гг., место жи­тельства: с. Новая Прага Александрийского района, священ­ник Успенской церкви. Арест: 1929 (распространение слухов о гибели советской власти). Осужден 17.05.1929 г. особым советом при коллегии ОГПУ к 3-м годам заключения в конц­лагере. Реабилитирован в 1994 г. Кировоградской прокура­турой.

3.            Дзюба Евдоким Сидорович (1882-1942), с. Счастливое, украинец, образование начальное, член колхоза «Красный путиловец». Аресты: 1930 (невыполнение твердого задания по хле­босдаче), осужден на 5 лет, наказание отбыл. 1937 (выступил против разрушения церкви и строительства на ее месте клуба). Осужденный 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к  10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер 10.07.1942 во «Вятлаге». Реабилитирован в 1989 г. Кировоградской облпрокуратурой.

4.            Капитонов Иван Григорьевич, 1857 г. р., г. Вязьма Смоленской области, Россия, украинец, образование среднее, место жительства: с. Вершино-Мурзинка (присоединено к пгт Новая Прага) Александрийского района, священник. Арест: 1930 (организация покушения на сельского лидера ЛКСМУ, что стало причиной смерти последнего; агитация против коллективизации и весенней посевной кампании, нелегальный сбор денег и продуктов на ремонт церкви). Тройкой при коллегии ГПУ 12.03.1930 дело прекращено, из-под стражи освобожден. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

5.            Капитонов Павел Иванович, 1892 г. р., пгт Новая Прага, русский, образование неоконченное высшее, место жительства: с. Глинск Новогеоргиевского района Харьковской (сейчас Светловодского района Кировоградской) области, священник (тихоновской ориентации) Успенской церкви. Аресты: 1931 (не платил налоги); 1932 (возглавлял контрреволюционную организацию). Осужден 17.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 10-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

6.            Ковтун Павел Иванович, 1888 г. р., с. Красная Каменка, украинец, образование начальное, кочегар машинно-тракторной станции. Аресты: 1930 (за невыполнение плана хлебозаготовок), Александрийским нарсудом осужден на 5 лет. 1937 («в годы гражданской войны служил в отрядах Степового и Петлюры, вел контрреволюционную агитацию, протестовал против разрушения церкви, расхваливал расстрелянных троцкистов, высказывал террористические намерения касательно сельского актива»). Осужден тройкой УНКВД Днепропетровской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

7.            Малый Феодосий Семенович (1867-1941), с. Марто-Ивановка, украинец, образование начальное, кузнец-единоличник. Аресты: 1931 осужден на 3 года (избил сельского активиста); 1941 (антисоветская агитация, радовался началу войны, а также из-за слов «Те, кто разрушили храм Божий, будут на том свете кипеть в котле, но церковь все равно поставят»). Осужден выездной сессией Одесского трибунала войск НКВД Кировоградской области на расстрел с конфискацией имущества, приговор исполнен 1.08.1941. Реабилитирован в 1990 Кировоградским облсудом.

8.            Хомицкий Емельян Иванович, 1885 г. р., с. Привольное Баштанского района Николаевской области, украинец, образование начальное, место жительства: с. Богоявленское (сейчас Александровка), заведующий почтовым отделением. Арест: 1929 (до революции был дьяком Богоявленской церкви, вел антисоветскую агитацию). Осужден 23.08.1929 коллегией ОГПУ к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Александровский район

9.            Бевз Екатерина Карповна, 1887 г. р., с. Красноселье, украинка, безграмотная, крестьянка-единоличница. Аресты: в 1929 раскулачена и выслана, в 1933 из ссылки сбежала; 1937 (контрреволюционная религиозная деятельность, агитация против действий партии и правительства, распускала сплетни о неминуемой войне и поражении СССР). Осуждена 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

10.         Богданов Григорий Ильич, 1873 г. р., с. Болтышка, украинец, образование среднее (Киевская духовная семинария, 1895), священник. Аресты: 1930 (агитация против действий советской власти). Осужден 19.01.1930 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в лагере; в 1944 УНКГБ Кировоградской области (служил священником в пгт Апександ- ровка, во время немецкой оккупации был священником Свято- Николаевского собора г. Бобринца, «сотрудничал» с немцами). Осужден 13.02.1945 трибуналом войск НКВД Кировоградской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет и конфискацией имущества. Реабилитирован в 1989 Кировоградским облсудом.

11.         Бойко Домна Абрамовна, 1887 (1893) г. р., с. Цветное, украинка, безграмотная, домохозяйка. Аресты: 1928 г. — раскулачена, как социально опасный элемент и выслана из Украины, возвратилась в 1934-ом; 1937 (антисоветская агитация: «вместе с другими крестьянками объединились вокруг священника Федора Иванчи, вербовали верующих, собирали деньги и подписи для открытия церкви в селе, распустили легенду о том, что будто бы в село приезжал представитель из области для открытия церкви. Почти 600 человек бросили работу в колхозах и собрались у сельсовета»). Осуждена 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области на 8 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

12.         Константинов Василий Афанасьевич, 1884 г. р., с. Сентовое (сейчас Родниковка), украинец, образование начальное, земледелец. Арест: 1930 (антисоветская агитация: «Будучи старостой церковной общины, привез в село священника Дяченко, во время осенней хлебозаготовки говорил: «Хлеб вывозят за границу, чтобы откупиться от войны». Вследствие агитации кулаки начали массово забирать коней»). Особым советом при коллегии ГПУ УССР 2.06.1930 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

13.         Ленивая Екатерина Максимовна, 1887 г. р., с. Красноселье, украинка, образование начальное, крестьянка. Аресты: 1930 — раскулачена и выслана за пределы Украины. 1937 (Жена повстанца из отряда Хмары, помогала материально повстанческому отряду в гражданскую войну, После побега из ссылки сошлась с Екатериной Бевз и попом Односумом, вела контрреволюционную религиозную деятельность, агитировала против действий партии и правительства, распространяла сплетни о неминуемости войны и поражения СССР, о том, что колхозы разгонят и вернется старый царский строй). Осуждена 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1990 году Кировоградской облпрокуратурой.

14.         Нешевец София Марковна, 1891 г. р., с. Цветное, украинка, безграмотная домохозяйка. Аресты: 1930 — раскулачена, как социально опасный элемент вместе с мужем Степаном выслана за пределы Украины, возвратилась в 1935-ом. 1937 (антисоветская агитация: «вместе с другими крестьянками объединились вокруг священника Федора Иванчи, вербовали верующих, собирали деньги и подписи для открытия церкви в селе, распустили легенду о том, что будто бы в село приезжал представитель из области для открытия церкви. Почти 600 человек бросили работу в колхозах и собрались у сельсовета»). Осуждена 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области на 8 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

15.         Прокопович Леонид Владимирович, 1869 г. р., с. Сытники Каневского уезда (сейчас Корсунь-Шевченковского района Черкасской области), украинец, образование среднее, место жительства: п. Александрова, священник. Арест: 1930 (вел антисоветскую агитацию, распространял провокационные слухи, запугивал крестьян приходом китайцев и белогвардейцев с целью сорвать коллективизацию и хлебозаготовки). Осужден особым советом при коллегии РО ГПУ к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой. Сын Владимир, бывший деникинский офицер, эмигрировал.

16.         Птуха Федор Лаврович, 1892 г. р., с. Ивангород, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Владимировка Кировоградского района, земледелец. Арест: 1931 (антисоветская агитация: «В бывшем дьяк, тесно связан с верующими, на которых имеет контрреволюционное влияние: «Выходите из колхозов, так как всегда будете голодными и оборванными, колхозы создаются, чтобы лучше и легче все было отбирать у крестьян» — вследствие его агитации в 1930 г. из колхоза «Красный путь» вышло более половины колхозников; усиленно агитировал против сдачи хлеба государству»). Осужден 25.04.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

17.         Рябцев Михаил Михайлович (1879 — возможно, 1930), с. Тума Рязанской губернии, русский, образование среднее, место жительства: с. Федвар (сейчас Подлесное), священник Кресто-Воздвиженской церкви с 1924 г. Арест: 1929 (контрреволюционная агитация: «во время религиозных проповедей в церкви агитировал против коллективизации, говорил, что она разрушает хорошие хозяйства и вообще советская власть недолго будет существовать; угрожал расправой всем, кто подписался за отнятие храма»). Осужден 19.02.1930 тройкой при коллегии ГПУ к расстрелу, даты исполнения приговора в деле не указано. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

18.         Стеценко Игнатий Якимович (1894 (1891) — 1948), с. Федвар (Подлесное), украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1930 (В феврале 1930 года член религиозной пятидесятки в период посевной кампании и проведения коллективизации на собрании агитировал против партии, чем сорвал собрание). Зиновьевским окружным судом 7.04.1030 оправдан, дело прекращено, из-под стражи освобожден. 1946 (Предательство Родины: «Проживая на оккупированной немцами территории, в августе дал согласие немецкому агенту «Зондерштаба Россия» Голубю обнаруживать партизан, с фиктивной справкой загото­вителя семян ходил по селам Федвар, Каменный Яр, Болтышка, где концентрировались партизанские отряды, и доносил о всем, что видел, Голубю. В 1942-43 дочерей Стеценко немцы хотели отправить в Германию, потому он Голубю и предложил свои ус­луги»). Осужден 15.08.1946 трибуналом войск МВД Кировоград­ской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет и конфискаци­ей имущества. Умер в 1948 в заключении. Реабилитированный в 1993 Кировоградской облпрокуратурой.

19.         Тищенко Мелетий Петрович, 1883 г. р., с. Софиевка Верходнепровского уезда Катеринославской губернии, украинец, об­разование среднее, священник. Место жительства: с. Федвар. Аресты: 1930 («У священника Тищенко хранилось много серебряных и бронзовых монет и других ценностей», «во время обы­ска изъято 50 рублей 75 копеек серебром и 10 рублей 91 копейку бронзой советской чеканки; 260 золотом и 72 рубля 55 копеек серебром царской чеканки; 4 золотых и 1 серебряный георги­евские кресты, 4 серебряные медали; 1083 рубля советскими кредитными билетами и много разных серебряных церковных предметов. Все это он насобирал за последние 2 года в Михай­ловском монастыре Киева. Скупал ценности со спекулятивной целью, накапливал у себя, зная о трудностях на рынке размен­ной монеты, подрывал денежный рынок, что привело к падению советского рубля»). Осужден 25.09.1930 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реаби­литирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

20.         Хмелевский Гавриил Антонович, 1885 г. р., с. Ставидла, украинец, образование начальное (земская школа). Место жительст­ва: с. Большая Виска Маловисковского района, член колхоза им. Сталина. Аресты: 1930 (срыв посевной кампании колхоза им. Блюхера к 5-и месяцам принудительного труда). 1937 (Дважды участвовал в восстаниях против советской власти в с. Новоелизаветовка. Вел контрреволюционную деятельность: с января священник Семенов, дьяк Вахницкий, председатель религиоз­ной общины Хмелевский неоднократно собирали людей и аги­тировали их против Конституции, доказывали, что советская власть собирает с населения непомерные налоги, административно закрывает церкви; подговаривали верующих распространять среди людей недовольство, обсуждали среди крестьян свои кандидатуры для будущих выборов в советы, говоря, что будут работать лучше, чем коммунисты. Проводили обряды крещения, агитировали за открытие новых церквей). Осужденный 13.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

21.         Чернецкий Иван Федорович (1897-1938), с. Высшие Верещаки, украинец, образование среднее, священник. Аресты: 1930 («Во время массовой коллективизации вел контрреволюционную агитацию, организовывал волынку и раздачу колхозного имущества»). Осужден тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Из-под стражи освобожден в 1933. Реабилитирован в 1993 Кировоградской облпрокуратурой. Второй арест — 1937 (Контрреволюционная деятельность: из ссылки писал письма псаломщику Верхних Верещак, чтобы тот оберегал и защищал церковь, так как скоро советам конец. В 1937 агитировал: «Вы с моей церкви сделали колдом, но скоро мы из ваших хат будем делать церкви, начнется война, на Украину придут немцы — тогда всех советских активистов изживем»). Осужденный 28.12.1937 тройкой УНКВД Киевской области на расстрел с конфискацией имущества. Приговор исполнен 14.01.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Бобринецкий район

22.         Ащепьев Рафаил Пименович (1880-1937), г. Бобринец, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Новониколаевка Ровненского (ныне Новоукраинского) района, иеромонах, член колхоза «Тракторстрой». Аресты: 1931 (за агитацию против госмероприятий касательно рыбной ловли осужден на 5 лет концлагеря на Камчатке, освобожден в 1934). 1937 («В 1937 вернулся в Новониколаевку, вместе с попом Корнеевым агитировал крестьян замаливать грехи, нажитые при советской власти, распространял провокационные слухи о войне, перед собранием крестьян, где должны были обсуждать вопрос о закупке колхозом машин, призывал людей выступить против: «Этими машинами вывезут весь ваш хлеб»). Осужден тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор исполнен 5.10.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

23.         Бандурко Гавриил Матвеевич, 1895 г. р., с. Николо-Бабанка, украинец, образование среднее, священник Рождественско-Богородицевого храма. Место жительства: с. Сасовка Компанеевского района. Арест: 1930 (агитация против коллективизации). Осужден 15.03.1930 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам концлагерей. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

24.       Иванченко Семен Иванович (1896-1937), г. Бобринец, украинец, образование среднее (Новобужская учительская семинария), место жительства: с. Васильевка Бобринецкого района, учитель Любомирской трудовой школы. Аресты: 1931 Одесским оперсектором ГПУ УССР («будучи главой на колхозных собраниях, агитировал людей не выходить в поле в первый день после Пасхи, чем сорвал посевную кампанию»). Осужден 5.03.1932 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. 1937 (контрреволюционная деятельность: «на вечеринках пел песни религиозного и антисоветского смысла, говорил: «Правительство издевается над людьми, только Скрипник защищает народ»). Осужден 10.09.1937. Реабилитирован в 1957 Кировоградским облсудом.

25.       Милютин Александр Трофимович, 1886 г. р., с. Владимировка (сейчас Песчаное), украинец, образование начальное, земледелец. Аресты: 1929 (антисоветская агитация, по религиозным убеждениям запрещал своим детям ходить в школу). Осужден 24.05.1929 особым советом при коллегии ОГПУ к 3-м годам концлагерей. Реабилитирован в 1993 Кировоградской облпрокуратурой.

26.       Сосненко Давид Иосифович (1888-1938), с. Бобринка, украинец, образование начальное, разнорабочий колхоза «Красный земледелец». Аресты: 1930 (организатор контрреволюционной повстанческой организации), был выслан на север, 1938 (контрреволюционная деятельность: «В 1919 организовывал восстание против советской власти; вместе с монахом Владимиром Кутненком под видом чтения религиозной литературы пропагандировал быструю погибель сов. власти: «Собираются неимоверные налоги с колхозников, заем государства, хлебозаготовка, а товаров как не было, так и нету, мы живем сейчас еще хуже, чем при царе»). Осужден 7.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 16.07.1938 г. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

 

Блажени плачущие, яко тии утешатся

Монаху Митрофану снова снился Афонский Свято-Пантелеимонский монастырь. Благовест созывал, братию на раннюю литургию. Поеживаясь от мартовского хо­лода, брат Митрофан, канонарх храма спешил, чтобы вовремя зажечь лампады перед образами Пресвятой Богородицы, Игуменьи Айон-Ороса (Святой Горы), перед иконой святого великомученика и целителя Пантелеймона. Брат Савва начинал чи­тать часы. Отец настоятель вышел из алтаря принимать исповедь у гото­вившихся к причастию монахов и послушников.

Брат Митрофан почувствовал жгучую, просто неугасимую потребность исповедаться... Он вдруг увидел себя под епитрахилью настоятеля и, глядя прямо на распятого на кресте Господа, попытался объяснить Спасителю и себе, почему ушел из монастыря, ведь, по благословению Пресвятой Владычицы и Хранительницы Горы Афонской, не велено братии покидать обитель свою, но кротко и смиренно претерпевать все тяготы монастырского уклада. Сознание того, что не вытерпел, что слаб и немощен, что сам как глина, поддающаяся страстям, что чувство нос­тальгии по родной земле оказалось более сильным, чем отрешенность от мира, сжало сердце в невыносимом приступе боли. Но слез не было. В тени епитрахили Христос смотрел с креста внимательно и сочувствен­но, но покаянные слова монаха Митрофана так и не прозвучали...

До 37 лет пробыл Митрофан Звенигородский на Афоне, потом вернулся на родную землю: еще 24 года он подвизался в Москве, на Афонском подворье, но письма брата Никиты, настоятеля церкви, что в Да­ниловой Балке неподалеку Ульяновки, понудили Митрофана покинуть столицу и ехать в село.

Священник Никита Лехницкий, двоюродный брат Митрофана, с небольшой, но стойкой группкой православных из последних сил защищали храм от нападений новой безбожной власти. И просто необхо­дима была помощь брата-монаха, имевшего опыт афонского служения и стойких православных устоев.

...Вот уже который день длится противостояние: развязная, наделенная властью, матерящаяся компания сельских активистов, дымя деше­выми сигаретами, грозится снять с храма крест и разбить колокола, а в противовес ей — братья — священник и монах, спокойные, уверенные в том, что Бог поругаем не бывает, дьяк, да стайка прихожанок в бе­лых платочках. Вокруг безмолвно-настороженная толпа наблюдателей, бывших крестьян Даниловой Балки, теперь колхозников хозяйства «13- летия Октября». Смотрит Митрофан на бесящихся активистов, на искаженные злобой и ненавистью обличья, и вспоминает слова 13-го псалма: Рече безумен в сердце своем: несть Бог, растлеша и омерзишася в начинаниях: несть творяй благостыню. Господь с небес приниче на сыны человеческая, видети, аще есть разумевай или взыскай Бога. Вси уклонишася, вкупе неключимы быша: несть творяй благостыню, несть до единого... Отец Никита уверенно увещевает собравшихся: Смерт­ным грехом есть осквернение святыни. Горе вам, безумствующие, поднявшие руку на храм Божий, проклятье на вас и на ваших детях! Это холодное спокойствие слов священника наводит страх на собрав­шихся крестьян, но одержимые разрушительной идеей активисты буд­то не слышат и не понимают сказанного. Их заводила, бывший моряк Мишка-одессит (по его словам, лично принимавший участие в штурме красными одесского порта) куражится и, брызжа желтой слюной, уг­рожает: Сегодня, попы, вам кранты, сча подкатит подмога с района, тогда и споете мне ектению.

Именно на сегодня, 23 марта 1938 года, была вызвана выездная тройка УНКВД из самой Одессы, чтобы разобраться с мятежными контрреволюционерами — попом, его братом-монахом и одурманенным религией местным бабьем.

Вскоре расправа свершилась.

...Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего от кого устрашуся? Аще ополчиться на мя полк, не убоится сердце мое, аще восстанет на мя брань, на Него аз уповаю. Избитых и связанных везли их на старой подводе. Митрофан беззвучно молился. В памяти одна за другой проносились картины: вот озверелый Мишка-одессит врывается в церковь, в дикой ярости выжи­гает сигаретой глаза священным изображениям Господа, Пречистой Богородицы, великомученика Пантелеймона... Его вечно пьяные под­ручные Гриша-левша и Митька срывают со звонницы колокол. Толпа любопытных, в том числе и девки-активистки, хлынула в святая святых — алтарь Господень... Никита с окровавленным лицом, уже связанный, смотрит на безбожную вакханалию осквернителей горящими правед­ным гневом глазами. Рядом под конвоем стоят прихожанки, их белые платочки забрызганы кровью. Они терпят издевательства и насмеш­ки уполномоченных, но страха и слез на женских лицах нет. Дьяка еще бьют...

Митрофан открывает глаза Запыленная прошлогодняя полынь рваным подолом тянется вдоль дороги. Едкая горечь разливается в сознании: Прости меня, Господи, яко слаб и немощен есть раб Твой и в бессилии своем не смог защитить от поругания святой храм Твой, прости меня, Царица Небесная, яко прах и пепел пред Тобою.

Никита не чувствовал затекших рук, их будто отрубили те беснующиеся бандиты, что выбивали у него ключи от церкви. Слава Тебе, Господи, что Святое Евангелие, Крест, Потир и другие служебные принадлежности, иконы они с братом успели спрятать: закопали под старым дубом в лесу, надежно уложив священные ценности в окованный сундук. Но выжженные глаза Христа, Его Пречистой Матери и целителя Пантелеймона и сейчас неугасимым немым укором смотрели на отца Никиту.

...Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене. Помилуй мя, Боже, яко немощен есмь, исцели мя, Господи, яко смятошася кости моя. И душа моя смятеся зело...

В Одесском следственном изоляторе братьев бросили в разные камеры. За шесть дней «антитворенья» следователи «накрапали» очередное дело о контрреволюционной поповско-монашеской банде. Суд приговорил заключенных к высшей мере.

Их вывели апрельской ночью на пустырь в углу тюремного двора, приказали рыть яму. Ослабленные после пыток и от скудной тюремной пищи, Никита и Митрофан обливались потом, не ощущая весеннего холода, рыли яму, и тихо звучало последование мертвенное — отпевали себя. Могила готова.

Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое, — молился монах Митрофан, единодушно с братом вторил и отец Никита: благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его... Слез и страха не было. Лишь плакали в молитвенном уповании на неизреченную милость Божию сердца Его исповедников и новомучеников, убиенных 09.04.1938 года.

 

Гайворонский район

27.       Боярский Владимир Севастьянович, 1885 г. р., с. Таужное, украинец, образование среднее духовное, хлебороб, священник. Арест: 1929 (член антисоветской кулаческой группировки, агитация против коллективизации и хлебозаготовок). Осужден 12.02.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5 годам заключения в лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

28.       Веселовский Петр Трофимович, 1868 г. р., г. Брацлав Немировского района Винницкой области, украинец, образование среднее (Каменец-Подольская духовная семинария, 1890), священник. Местожительства: с. Бандурово. Осужден 18.12.1930 особым советом при коллегии ГПУ (антисоветская агитация). Реабилитированный в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

29.       Грицик Кондратий Ермолаевич (1887-1937), г. Гайворон, украинец, грамотный, без определенных занятий. Арест: 1930 (раскулачен и за контрреволюционную деятельность осужден на 2 года лишения свободы), 1934 (за кражу социалистического имущества осужден на 5 лет заключения), 1937 (с мая 1937 член контрреволюционной группировки, в которую входили Яков Орлов и Лука Мельниченко: вели контрреволюционную пропаганду, искривлено толковали новую Конституцию, будто бы она давала право на открытие церквей, собирали среди верующих подписи на право открыть церковь, проводили агитацию против вождей партии). Осужденный 27.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 13.12.1937.

30.       Древницкий Федор Феофилович (1883-1930), с. Таужное, украинец, образование среднее, священник. Аресты: 1921 (за участие в контрреволюционной организации был осужден на 5 лет концлагерей), 1929 («Принадлежал к кулаческой группировке, что систематически собиралась в хатах священников Древницкого и Боярского, велась агитация против коллективизации и хлебозаготовок, распространялись слухи о скорой войне и падении советской власти, звучали призывы жечь имущество, убивать активистов: «Нами руководят жиды и босяки, таких нужно душить, не оставляя следующего поколения, много они высосали из нас крови — пора и нам проснуться»). Осужден 12.02.1930 тройкой при коллегии ГПУ на расстрел, приговор исполнен 21.02.1930. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Голованевский район

31.         Ольшевский Федор Васильевич, 1885 г. р., с. Стрижавка Винницкого района Винницкой области, украинец, образование среднее (Подольская духовная семинария), священник. Место жительства: с. Калиновое. Арест: 1932 (по подозрению в террористическом акте во время исполнения плана хлебозаготовок). Голованевской участковой райпрокуратурой 20.12.1933 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

32. Орлик Павел Корнеевич, 1890 г. р., с. Липовенькое, украинец, образование начальное, хлебороб, член колхоза «Новая жизнь», уполномоченный «Заготзерна». Аресты: 1932 («Высказывался против хлебозаготовок, так как колхоз уже выполнил план на 100%, предупреждал о голоде, если будут продолжать сдавать хлеб. Только благодаря аресту Орлика и еще нескольких человек колхозом было вывезено 600 пудов зернохлеба сверх планового задания. Орлик поддерживал связь с кулаческой частью села и церковниками, высказывался о необходимости открытия в селе церкви, обещал крестьянам помощь в этом деле»). Осужден 17.02.1933 особым советом при коллегии ГПУ к 3-м годам заключения в лагерях. Реабилитированный в 1994 году Кировоградской облпрокуратурой. 1937 (антисоветская агитация). Осужден 3.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

33.         Талер Лазарь Васильевич, 1862 г. р., с. Молдавка, украинец, образование начальное, дьяк. Арест: 1931 (участник антисоветского восстания, вел контрреволюционную агитацию). Осужден тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагерях условно. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

34.         Точенюк Порфир Константинович, 1875 г. р., с. Ермиловка, украинец, безграмотный, хлебороб-середняк. Арест: 1931 («Весной 1930 во время коллективизации Порфир Товченюк, Павел Цегельник, Тимош Новосад и руководительница антисоветского восстания Марина Пугач организовали женщин распространять сплетни о близкой гибели советской власти, в селе проводились массовые волнения, избиение активистов, были полностью развалены коллективы и сорвана посевная кампания. Когда приехали в село представители районной власти, вокруг собралась толпа и стала требовать открытия церкви и возобновления старых порядков. Самовольно была открыта церковь, и население занималось исключительно крестным ходом. Зимой 1931 года Точенюк, Цегельник и Новосад агитировали не поступать в колхозы, не исполнять заданий власти, сейчас они собирают народ для волынок, распространяют слухи, что объявлена война и в других селах уже началось восстание»). Осужденный 30.11.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере условно, из-под стражи освобожден. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Добровеличковский район

35.         Горянский Харитон Тихонович, 1887 г. р., с. Песчаный Брод, молдаванин, грамотный, хлебороб-середняк. Арест: 1932 («В 1929 году, как церковный староста, организовал поход более 100 женщин на сельсовет, добиваясь права открытия церкви в селе: выломали дверь в доме сельсовета, но никого из пред­ставителей власти не застали. «Счастливые, а то если бы попали нам в руки, повесили б их вместо колоколов». Жена Горянского вступила в колхоз без разрешения мужа, забрав в колхозную ко­нюшню коня. Как-то Горянский встретил колхозный воз на доро­ге, остановил, выпряг коня и забрал на свое хозяйство»). Осуж­ден 15.05.1932 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кирово­градской облпрокуратурой.

36.         Егоров Борис Афанасьевич, 1909 г. р., с. Липняжка, украинец, дьяк. Место жительства: с. Якимовка Маловисковского района. Арест: 1930 (антисоветская агитация). Осужден 23.01.1930 Зиновьевским окружным судом к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и к 5-и годам ссылки. Реабилитирован в 1992 Кировоградской облпрокуратурой.

37.         Комар Иван Харитонович, 1883 г. р., с. Тишковка, украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1930 (бывший церковный староста, систематически вел антисоветскую агитацию против закрытия церкви и снятия колоколов, не воспринимал политики партии касательно коллективизации сельского хозяйства). Осужден 22.02.1931 особым советом коллегии ГПУ УССР к 5-и годам концлагеря. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

38.         Рубан Андрей Андреевич, 1876 г. р., с. Липняжка, украинец, неграмотный, хлебороб. Аресты: 1929 («активный член тихоновской религиозной общины, кулак-экспертник — ведет агитацию против самообложения, заёма на индустриализацию, выступает против снятия колоколов с церкви: «Советская власть надумала забрать храмы и колокола и поиздеваться над нашей верой. Это все она совершает потому что мы, дураки, молчим. Нам надо ор­ганизоваться и не допустить этого», «Советская власть ворует, забирает хлеб и навязывает облигации. Она послана нам Богом в наказание за то, что мы не верим в Бога — это власть сатаны. Об этом написано в Библии. Она должна скоро погибнуть. Поэтому не нужно слушать коммунистов, а верить в Бога, и Он спасет нас от этого ига»). Осужден 18.12.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

Долинский район

39.         Бердник Григорий Михайлович, 1907 г. р., с. Бурдзиновка (сейчас в составе с. Васильевка), украинец, образование начальное, хлебороб. Аресты: 1929 (антисоветская деятельность: 3.11.1929 возле церкви с. Бурдзиновки собрались верующие и зажиточные крестьяне с целью не дать активистам использовать храм «временно для заготовки зерна», выкрикивали лозунги против власти и колхозов, били палками комсомольцев). Осужден Криворожским орготделом ГПУ 14.11.1929, освобожден под подписку о невыезде. Судовой тройкой при коллегии ГПУ УССР 10.03.1930 дело прекращено.

40.         Зинченко Трофим Ефимович, 1875 г. р., с. Новогригорьевка Первая, украинец, неграмотный, член колхоза им. Сталина. В 1929 г. раскулачен, 1930 выслан на север, сбежал из ссылки в 1937-ом. Арест: 1937 (антисоветская религиозная агитация, дискредитация руководителей партии и правительства). Управлением НКВД Кировоградской области 29.03.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

41.         Олейник Леонтий Миронович, 1881 г. р., с. Васильевка, украинец, образование начальное, хлебороб, церковный староста. Аресты: 1929 (антисоветская деятельность: 3.11.1929 возле церкви с. Бурдзиновки собрались верующие и зажиточные крестьяне с целью не дать активистам использовать храм «временно для заготовки зерна», выкрикивали лозунги против власти и колхозов, били палками комсомольцев). Осужден 10.03.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

42.         Старовойтенко Поликарп Минович, 1887 г. р., с. Берёзовка, украинец, образование среднее, хлебороб. Место жительства: с. Бурдзиновка (сейчас в составе Васильевки). Арест: 1929 (Антисоветская деятельность: 3.11.1929 возле церкви с. Бурдзиновки собрались верующие и зажиточные крестьяне с целью не дать активистам временно использовать храм под засыпку зерна. Выкрикивали антисоветские и антиколхозные лозунги, били палками комсомольцев). Осужден 10.03.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам концлагеря. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Знаменский район

43.         Клева Михаил Авксентьевич, 1879 г. р., с. Плоское, украинец, образование начальное, священник (В 1922 архиерей Кубанский рукополагал в священника тихоновской ориентации). Место жительства: с. Дереевка Онуфриевского района. Аресты: 1926 (за контрреволюционную деятельность Краснодарским краевым судом был осужден к 3-м годам лишения свободы и ссылки). 1934 (антисоветская агитация). Осужден особым советом коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки за пределы Украины. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

44.         Коваль Трофим Трофимович (1872-1937), с. Цибулёво, украинец, образование начальное, хлебороб. Аресты: 1929 (агитировал против мероприятий советской власти в селе; призывал людей ходить в церковь, верить в Бога). Осужденный 19.06.1929 коллегией ОГПУ УССР к 7-и годам концлагерей, 22.07.1933 условно-досрочно освобожден на поруки родственникам. 28.07.1937 Еписаветградковским РО НКВД (антисоветская деятельность). Осужден 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 5.10.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

45.         Козубенко Михаил Назарович, 1885 г. р., с. Войтовое Черкасского района, Черкасской области, украинец, грамотный, священник. Место жительства: с. Диковка Знаменского района. Арест: 1930 Зиновьевским окротделом ГПУ (агитировал против колхозного строительства на селе). Зиновьевским окротделом ГПУ дело прекращено, из-под стражи освобожден.

46.         Пешковенко Варфоломей Леонтьевич, 1870 г. р., с. Цибулёво, украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1929 (агитировал против мероприятий советской власти в селе; призывал людей ходить в церковь, верить в Бога, так как от советской власти нечего ждать, запретил сыновьям поступать в комсомол, посещать сельский клуб. Зятю Ивану Кучерявому, что пошел в колхоз, советовал выписаться назад). Осужденный 19.10.1929 коллегией ОГПУ на расстрел с конфискацией имущества. Даты исполнения приговора в деле не указано. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Зиновьевский район

47.         Баранов Герасим Анисимович, 1889 г. р., с. Грузькое, молдаванин, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1932 (антисоветская агитация, связь с церковниками). Осужден 10.01.1933 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере. Реабилитированный в 1989 году Кировоградской облпрокуратурой.

48.         Дяченко Григорий Иванович, 1885 г. р., с. Покровское, украинец, образование среднее (духовная семинария), священник. Место жительства: с. Сентовое (ныне Родниковка) Александровского района. Арест: 1930 (антисоветская агитация). Осужден 2.06.1930 особым советом коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагеря. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

49.         Ивахнюк Сергей Андреевич, 1891 г.р.,с. Смаржово (Галичина), украинец, образование высшее (духовная академия), священник. Место жительства: с. Оситняжка. Арест: 1929 (контрреволюционная агитация: «19.12.1928 вместе с другим священником Дмитрием Ткаченко принимали участие в храмовом празднике с. Семеновки Первомайского округа, откуда выехали на хутор Светоч Татаровского сельсовета, где собрали без разрешения властей монашенок бывшего Херсонского женского монастыря, вели церковную антисоветскую пропаганду: «Советская власть имеет целью уничтожить всякую религию». При обыске изъяты антисоветская литература и воззвания»). Осужденный 10.05.1929 особым советом коллегии ОГПУ к 3-м годам ссылки на Урал. Данных о реабилитации в деле нет.

50.         Панченкова Евдокия Тарасовна, 1894 г. р., с. Николаевские Сады, малограмотная, хлебороб. Арест: 1933 («Дочь раскулаченного, вместе с мужем Григорием Демидовым, сыном раскулаченного, злостно уклоняется от выплат госналога, выполнения планов хлебо- и мясозаготовок, потому подлежит выселению за пределы Зиновьевского района». Принадлежит к религиозной организации с. Зеленое Компанеевского района). Особым советом коллегии ГПУ УССР 2.02.1933 дело прекращено, из-под стражи освобождена.

51.         Хрижантовский Иван Макарович, 1876 г. р., с. Большая Северинка, украинец, образование начальное, священник. Арест: 1929 (В церкви призывал людей не ходить в сельский клуб, в театр, агитировал против других мероприятий советской власти на селе, читал проповеди плача: «Власть грабит, забирает весь хлеб, оставляя крестьян голодать»). Осужден 25.01.1930 особым советом коллегии ГПУ УССР к 3 годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Компанеевский район

52.         Егоров Василий Иосифович, 1893 г. р., г. Боровск Калужской области (Россия), русский, образование среднее (духовная семинария), учитель Нечаевской школы. Арест: 1931 (антисоветская агитация). Зиновьевской горпрокуратурой 6.05.1931 дело прекращено, из-под стражи освобожденный.

53.         Заметайло Михаил Васильевич, 1894 г. р., с. Сасовка, украинец, образование начальное, псаломщик. Арест: 1930 (агитация против коллективизации). Особым советом при коллегии ГПУ дело прекращено, из-под стражи освобожден.

54.         Солодкий Яков Никифорович, 1884 г. р., г. Побоянка Камянец- Подольского округа, украинец, образование начальное, хлебороб, дьяк. Место жительства: с. Ворошиловка (теперь Нижняя Водяная). Арест: 1931 (антисоветская агитация). Осужден 27.04.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Племянница Я. Солодкого Оляна Гринчук, жена атамана Волинца, действовавшего и на территории современной Кировоградщины, вместе с мужем эмигрировала в Польшу. Реабилитирован в 1993 Кировоградской облпрокуратурой.

Маловисковский район

55.         Кавун Федора Родионовна, 1879 г. р., с. Новоконстантиновка (в составе Манойловки), украинка, безграмотная, домохозяйка. Арест: 1930 («Вместе с Николаем Сорокой и Гераськой Кавуном агитировала против коллективизации: «подстрекала бедняков и середняков выходить из соза, так как коллективное хозяйствование запрещено Священным Писанием, призывала немедленно забирать из соза скот — вследствие этой акции на 60% был разорен колхоз «Пролетарий»). Осуждена Зиновьевским окружным судом к 3-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Верховным Судом УССР мера пресечения уменьшена к 1 году 6 месяцам лишения свободы. Реабилитирована в 1991 Генеральной прокуратурой Украины.

56.         Сорока Николай Васильевич, 1910 г. р., с. Новоконстантиновка (в составе Манойловки), украинец, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1930 («Вместе с Гераськой Кавуном агитировал против коллективизации: «подстрекал бедняков и середняков выходить из соза, так как коллективное хозяйствование запрещено Священным Писанием, призывал немедленно забирать из соза скот — вследствие этой акции на 60% был разорен колхоз «Пролетарий»). Осужден Зиновьевским окружным судом к 5-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет и ссылкой на 5 лет. Реабилитированный в 1991 Генеральной прокуратурой Украины.

57.         Ткаченко Петр Степанович, 1882 г. р., с. Камяноватая Черкасского округа Черкасской области, украинец, образование начальное, священник. Место жительства: с. Новомихайловка Маловисковского района, служил в с. Долино-Каменка Знаменского района. Арест: 1929 (контрреволюционная агитация: «19.12.1928 вместе с другим священником С. Ивахнюком принимали участие в храмовом празднике с. Семеновки Первомайского округа, откуда выехали на хутор Светоч Татаровского сельсовета, где собрали без разрешения властей монашенок бывшего Херсонского женского монастыря, вели церковную антисоветскую пропаганду: «Советская власть имеет целью уничтожить всякую религию». При обыске изъяты антисоветская литература и воззвания»). Осужденный 10.05.1929 особым советом коллегии ОГПУ к 3-м годам ссылки на Урал. Особым советом при коллегии ОГПУ 3.01.1931 освобожден досрочно с разрешением свободно проживать в СССР.

Новгородковский район

58.         Алексеев Михаил Васильевич, 1908 г. р., г. Тифлис (Грузия), украинец, образование среднее, ученик профстройшколы. Место жительства: г. Николаев. Арест: 1929 («сын попа, шовинист и антисемит, член подпольной контрреволюционной организации молодежи «Вольная Украина»). Осужден 16.02.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

59.         Барабаш Варвара Филипповна, 1871 г. р., с. Спасово, украинка, неграмотная, хлебороб. Арест: 1930 («участие в женском восстании за возобновление деятельности церкви в селе, а также в издевательствах над представителями местной советской власти, антисоветская агитация»). Осуждена 13.06.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 4-м годам заключения в концлагере условно. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

60.         Барыш Мария Сидоровна, 1875 г р., с. Марьяновка Криворожского района Днепропетровской области, украинка, неграмотная, место жительства: с. Корбоалексеевка Новопражского района, хлебороб. Арест: 1930 («участница женского похода за возобновление деятельности церкви в селе, принимала участие в физическом насилии над представителями местной советской власти»). Осуждена 13.06.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере условно. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

61.         Бережная Кристина Леонтиевна, 1867 г. р., с. Корбоалексеевка, украинка, неграмотная, место жительства: с. Спасово Новопражского (сейчас Новгородковского) района, хлебороб. Арест: 1930 («агитировала против коллективизации, хлебозаготовок, посевной кампании; принимала участие в женском походе за возобновление деятельности церкви в селе, совершала физическое и моральное насилие над представителями местной советской власти»). Осуждена 13.06.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере условно. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

62.         Донец Антон Данилович, 1885 г. р., с. Спасово, украинец, образование начальное, хлебороб. Аресты: 1930 («церковный староста, участник религиозного похода за открытие церкви, вел антисоветскую агитацию против коллективизации, подстрекал крестьян применять физическую силу против представителей советской власти»). Осужденный 13.06.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам ссылки в Северный край. 1937 («сбежал из ссылки в 1933г., продолжал проводить контрреволюционную агитацию»). Осужден 23.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

Новоархангельский район

63.         Березовский Петр Пантелеевич, 1868 г. р., с. Надлак, украинец, образование начальное, хлебороб. В 1930 г. раскулачен. Арест: 1932 (член религиозной контрреволюционной кулацкой группировки, антисоветская агитация). Осужден 16.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

64.         Брайловский Иван Григорьевич, 1904 г. р., с. Копенковатое, украинец, образование начальное, безработный. Раскулачен в 1930 году, выслан на север, в 1933 сбежал, вернулся в село. Аресты: 1937 («под видом священных обрядов вел контрреволюционную агитацию против районной власти: после убийства Кирова в Ленинграде: «Одного вождя уничтожили добрые люди, нужно побыстрее уничтожить и других — тогда стало бы лучше жить», в 1937-м: «Все, что пишут газеты про Якоря и Тухачевского, — ложь. Они хотели избавить народ от ига коммунистов — за это их и расстреляли. Ничего, всех не перестреляют, много еще осталось, кто будет бороться против сталинского режима. Придет время, когда и их будут расстреливать пачками»; призывал не подписываться на госзаем, пророчил гибель советской власти»). Осужден 5.11.1937 тройкой УНКВД Киевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

65.         Песчанский Михаил Андреевич, 1897 г. р., с. Кальниболота, украинец, образование начальное, хлебороб. В 1931 раскулачен. Арест: 1932 (член религиозной контрреволюционной кулаческой группировки, антисоветская агитация). Осужден 16.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

66.         Федоров Никита Федорович, 1901 г. р., с. Кльниболота, украинец, образование начальное (2 класса земской школы), хлебороб. В 1931 раскулачен. Арест: 1932 (член религиозной контрреволюционной кулаческой группировки, антисоветская агитация). Осужден 16.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Новомиргородский район

67. Гладковский Николай Петрович, 1878 г. р., с. Петроостров, украинец, образование среднее. Место жительства: с. Перчуново Добровеличковского района, священник Перчуновской церкви. Арест: 1931 (агитировал крестьян против коллективизации, оказывал сопротивление снятию колоколов с церкви). Осужден 1.12.1931 особым советом ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Казахстан. Арест: 1932 (член религиозной контрреволюционной кулаческой группировки, антисоветская агитация). Осужден 16.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

68. Ивахнюк Сергей Андреевич, 1891 г. р., с. Сморжов Радеховского района Львовской области, украинец, образование высшее духовное (Киевская духовная академия (1919) 2 курса историко-филологического факультета Киевского университета), священник. Место жительства: г. Златополь (теперь Новомиргород). Арест: 1929 (осужден к 3-м годам лишения свободы и 2-м годам ссылки); 1936 (агитация против колхозного строя). Осужден 14.03.1937 Киевским облсудом к 7-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1992 Генеральной прокуратурой Украины.

Новоукраинский район

69.         Богаченко Анатолий Павлович, 1891 г. р., с. Александрова Одесской губернии, образование — Одесское духовное училище. Место жительства: с. Бежбайраки (Кропивницкое), дьяк. Арест: 1931 (член контрреволюционной группировки, антисоветская агитация). Новоукраинским РО ГПУ дело прекращено, из-под стражи освобожден.

70.         Гук Сергей Алексеевич, 1863 г. р., с Бежбайраки, украинец, образование начальное, хлебороб, церковный староста. Арест: 1930 (антисоветская агитация против коллективизации и хлебозаготовок). Осужден 19.02.1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Казахстан. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

71.         Искра Тимош Маркович, 1874 г. р., с. Бежбайраки, украинец, образование начальное, колхозник. Арест: 1931 (церковный староста Покровской церкви, член контрреволюционной группы, антисоветская агитация). Новоукраинским РО ГПУ 25.07.1931 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

72.         Панасевич Алексей Якимович, 1875 г. р., с. Чернявка Черкасского района Черкасской области, украинец, образование начальное, священник. Место жительства: Ворошиловка Хмелевского района (ныне с. Вербовое Новоукраинского района). Аресты: 1930 (контрреволюционная деятельность); 1932 (за неуплату налогов осужден на 3 года); 1937 (антисоветская деятельность: во время всесоюзной переписи населения ходил по домам и призывал всех записываться верующими: «Власть на основании переписи сделает выводы — если народ верующий, то нужно открывать церкви» — 80% людей послушались батюшку). Осужден тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

73.         Панченко Марко Федорович, 1883 г. р., Подольская губерния, украинец, образование начальное, хлебороб-бедняк. Место жительства: с. Новоульяновка Вороновского сельсовета. Арест: 1930 (участие в крестьянском восстании 4.10.1930 против закрытия церкви в Вороновке). Особым советом при коллегии ГПУ УССР 25.03.1930 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

74.         Шевченко Василий Евгеньевич, 1887 г. р., с. Куцая Балка (исчезнувшее сейчас) Вороновского сельсовета, украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1930 (участие в крестьянском восстании 4.10.1930 против закрытия церкви в Вороновке). Особым советом при коллегии ГПУ УССР 25.03.1930 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

Ольшанский район

75.         Манзюк Иван Иванович, 1891 г. р., с. Казимировка (сейчас Чистополье), украинец, образование начальное, хлебороб. В 1932 раскулачен за невыполнение плана хлебозаготовок. Арест: 1933 («В 1919 служил в петлюровской армии, в 1924 был дьяконом, агитировал против работы в колхозе, посевной кампании»). Осужден 22.04.1933 особым советом ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Онуфриевский район

76.         Резниченко Степан Николаевич, 1891 г. р., с. Верхняя Лозоватка, украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1930 (антисоветская религиозная агитация). Осужден 13.02.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам заключения в концлагере. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

77.         Тупигин Иван Кириллович, 1884 г. р., с. Куцеволовка, украинец, образование начальное, хлебороб. Арест: 1930 («До революции имел 40 десятин земли, 5 коней, 15 овец. В 1918 принадлежал к Союзу хлеборобов-владельцев. В 1919 выдавал деникинцам красных партизан. Проводил контрреволюционную агитацию: «коллективизация — путь к закрепощению, советская власть настроит экономий и возвратит их помещикам, что отберут землю у крестьян, и последним опять придется работать на хозяев. Смотрите, церкви сотнями лет строились, а теперь их разрушают, потому что советская власть состоит из евреев, которые издеваются над крестьянами»). Осужден 22.02.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Петровский район

78.         Гараскевич Петр Иосифович, 1876 г. р., с. Вершацы Александровкого района (сейчас Чигиринского Черкасской области), украинец, образование среднее (Одесская семинария). Место жительства: пгт Петрово, священник Покровской церкви в посёлке к 1930 году. Аресты: 1931 (за антисоветскую деятельность сослан в далекие лагеря); 1937 (Контрреволюционная религиозная деятельность и агитация: «Возвратившись из лагерей в 1934 году, в хате единоличника Арсения Высоцкого организовал молитвенный дом и под видом богослужения агитировал: «Посмотрите на мир — нет ни единой страны, где бы запрещалось молится Богу. Больше того — всюду строят церкви и храмы. Что это за власть, когда в Конституции записано, что религия в Советском Союзе не запрещена, но на деле запрещают молиться трудовому крестьянству?»). Осужден 20.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

79.         Шкура Василий Степанович, 1871 г. р., с. Александро-Марьевка, украинец, образование среднее, хлебороб. Арест: 1930 («В 1914-19 гг. был в немецком плену. Как религиозный служитель псаломщик, вел антисоветскую агитацию, запугивал крестьян сменой власти и расправой»). Осужден 6.02.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 году Кировоградской облпрокуратурой.

Светловодский район

80.         Балаш Петр Самсонович (Семенович), 1871 г. р., с. Глинск, украинец, образование начальное, хлебороб-середняк. Арест: 1932 («бывший церковный староста, вел антисоветскую агитацию против колхозов, член контрреволюционной организации»). Осужден 17.02.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

81.         Жуйков Лупан Филатович, 1876 г. р., с. Золотарёвка, русский, образование начальное, зажиточный хлебороб. Арест: 1930 («Золотарёвка на протяжении многих лет при проведении всех мероприятий советской власти отставала от других сел района. Начиная с зимы 1929 года кулаки, будучи одновременно и церковниками, сами и через подкулачников, членов 50-ки агитировали против коллективизации, хлебозаготовок, предпринимали все меры, чтобы развалить соз, Кулаки Лупан Жуйков, Никанор Кобцев, Яков Гончаров, Леонтий Шулимов, Степан Ларионов, Семен Чураков, Иван Щербаков и середняк Федор Лебедев распространяли провокационные слухи о неминуемом голоде, коллективизацию сравнивали с барщиной и петлей для крестьянина, так как вынуждены будут работать на коммунистов. 18 марта они разобрали весь посевной материал страхфонда. 22 марта кулаки для волынки использовали вызов в окротдел ГПУ Никанорового брата, священника Прокопа Кобцева по делу его сына, осужденного на расстрел судовой тройкой. На рассвете церковным набатом созвали к церкви население, преимущественно женщин, требуя возвращения арестованного священника. Сельсовет был захвачен толпой кулаков и их жен. Волынка вылилась в антисоветскую демонстрацию с требованиями: возвратить кулакам право голоса, снять их с эксперта, поскольку кулаков в Золотарёвке нет, вернуть им распроданное имущество. На следующий день, 23 марта, кулаки агитировали, чтобы каждый крестьянин индивидуально работал на своей бывшей земле»). Осужден 1930 тройкой при коллегии ГПУ УССР к расстрелу. Приговор исполнен 46.04.1930. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

82.         Калюжный Иван Иванович, 1883 г. р., с. Глинск, украинец, образование начальное, колхозник. Арест: 1932 («член церковного совета, вел антисоветскую агитацию, принадлежал к контрреволюционной организации»). Осужден 17.07.1933 тройкой при коллегии ГПУ УССР к 5-и годам заключения в лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

83.         Сокуренко Григорий Анатольевич, 1885 г. р., с. Григорьевка, украинец, образование 3 класса, частный предприниматель, хлебороб-середняк. В 1931 раскулачен за неуплату государственного долга. Арест: 1931 («Член контрреволюционной организации, что состояла преимущественно из церковников и имела целью свержение советской власти путем вооруженного восстания» — из обвинительного заключения. «За более полугода следствия никакой организации не обнаружили, а судила меня суд-тройка заочно будто бы за агитацию — чтобы не шли в колхоз, но к моему аресту еще коллективизации не было, а когда я сидел в тюрьме, как мог агитировать» — из жалобы Сокуренка в 1959 году). Осужден 22.10.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3 годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Ульяновский район

84.         Бойко Федор Федорович, 1877 г. р., с. Розношенское, украинец, образование начальное, хлебороб, дьяк. Арест: 1930 (контрреволюционная деятельность, направленная на свержение советской власти). Первомайским окружным отделом ГПУ 8.04.1930 дело выделено в отдельное производство.

85.         Волошина Оксана Михайловна, 1883 г. р., с. Данилова Балка, украинка, безграмотная, работала в личном хозяйстве. Арест: 1930 («Вела агитацию против коллективизации на селе, принимала участие в организации массовых беспорядков, сопровождающихся угрозами убийства советских активистов из-за снятия колоколов с церкви»). Осуждена 25.09.1930 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 2 годам лишения свободы условно, из-под стражи освобождена. 1931 («Вела антисоветскую агитацию, принимала участие в подпольном собрании, готовясь к проведению волыны»). Грушковским РО ГПУ 1931 дело прекращено, из-под стражи освобождена.

86.         Рачинский Павел Андреевич, 1888 г. р., с. Хпопяники Сосницкого района Черниговской области, украинец, образование высшее духовное, священник. Место жительства: с. Сергеевка Ульяновского района. Арест: 1929 (агитация среди прихожан церкви против мероприятий советской власти на селе). Осужден 11.06.1930 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Северный край. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

Устиновский район

87.         Гладир Мария Яковлевна, 1888 г. р., с. Березовка, украинка, образование начальное, староста церкви. Арест: 1930 (агитировала против колхозного строя и мероприятий советской власти). Осуждена 1.02.1930 Зиновьевским окрсудом к 5-и годам заключения в концлагерях, к 5-и годам ссылки и лишения гражданских прав на 5 лет. Реабилитирована в 1992 Кировоградской облпрокуратурой.

88.         Жданович Григорий Илларионович, 1875 г. р., с. Ставки Пинского уезда Минской губернии (Белоруссия), белорус, образование духовное (Минская духовная семинария), священник. Место жительства: с. Березовка. Арест: 1930 («В первый день Рождества, 7.01.1930, читал проповедь в сельской церкви, где собралось более 200 верующих, говоря: «Советская власть меня ограбила: за неуплату налогов забрала 53 буханки хлеба, 40 пудов зерна. Миряне, не заблудитесь, не записывайтесь в коллективы, потому что и вам так же будет. На землю пришел антихрист, чтобы собрать вас в одно место, чтобы вы ели с одного котла». Все плакали после его проповеди. 11 января на сельском собрании выступили Фока Лактионов, Настя Осетрова, Ананий Орехов, которые призывали односельчан не вступать в колхоз»). Осужден 1.02.1930 Зиновьевским окрсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях, к 5-и годам ссылки и лишению гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1992 Кировоградской облпрокуратурой.

Город Зиновьевск

89.         Детковский Федор Иванович, 1882 г. р., г. Елисаветград, украинец, образование начальное, служитель церковного культа — псаломщик Петропавловской церкви. Арест: 1931 («завербованный в контрреволюционную политическую организацию церковников в 1929 г. Огневцовым: целью которой было свержение советской власти и реставрация монархической; прикрываясь религиозной деятельностью, организация воспитывала верующих в духе непримиримой вражды к советской власти и ее начинаний»). Осужден 6.09.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в северный край. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

90.         Лизько Клим Васильевич, 1880 г. р., с. Гавриловка Великобубновского района (сейчас Роменского) Полтавской (сейчас Сумской) области, украинец, образование монастырское, место жительства г. Елисаветград (Зиновьевск), с 1906-1923 гг. (до закрытия) был монахом Киево-Видубицкого монастыря, в 1925-1931 гг. служил священником в селе Высокие Байраки Зиновьевского района. Аресты: 1923 г. пребывал под следствием («за укрытие церковных ценностей»); 1931 (контрреволюционная деятельность), 1932 («После ссылки истинно-православных верующих из Зиновьевска взял на себя руководство группой; проводил на квартире нелегальные молитвы и другие религиозные требы»). Осужден 3.05.1933 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки в Казахстан. Реабилитирован в 1994 Кировоградской облпрокуратурой.

 

Гонения 1929-1933 годов раскрывают события, связанные с насильственной коллективизацией и сопротивлением ей верующих всевозможными способами: разъяснительная работа среди населения, проповеди священства, саботаж посевных и уборочных работ, так называемая «волына», местные бунты и восстания, вызванные повсеместным закрытием церквей, срыванием колоколов или приспособлением храмов под зернохранилища. Именно священники и церковные старосты, люди уважаемые, авторитетные среди населения представляли особую опасность для власти, после их увещеваний многие крестьяне выходили из колхозов, забирая свое имущество, орудия труда, скот, что стало причиной разорения многих социалистических хозяйств. Особенностью этой волны гонений есть сравнительно небольшое количество смертельных приговоров, чаще всего мерой пресечения избиралось заключение в исправительно-трудовых лагерях, ссылка, лишение гражданских прав.

 

Блажени кротции,

яко тии наследят землю

 

Был третий день войны с фашистской Германией. Кировоград еще не бомбили, но окна в доме протоирея Виктора уже заклеены косыми бумажными «андреевскими» крестами. Дружная семья Огневцевых (сами русские, куряне) — отец Виктор, его жена Наталия и три дочери — Софья, Татьяна и Елена, попросив у Господа хлеба насущного, сели обедать за скудно обставленный стол. Войну предчувствовали, она висела в напряженном летнем воздухе. Ее начало не принесло в души сидящих ни страха, ни смущения: пришла расплата за духовное убожество новой власти, за агрессивный атеизм, за богомерзкую обновленческую ересь, осквернившую некоторые кировоградские общины. Отец Виктор и верные Православию сразу же перешли в Петропавловскую церковь. Церковно-служебные книги, кресты, Святую Чашу, кадильницу, одеяния отец Виктор и старшая дочь Соня спрятали в стене подвала, в удобном сухом тайнике, но кое-что необходимое для треб (Евангелие, крест, дароносица, епитрахиль...) хранилось в доме. Священник ведь всегда священник, воин Христов: для него неприемлемо отказать ближнему. Как не крестить младенца, пришедшего в мир, не оставлять же его без Печати Даров Духа Святого? Как не отпеть ушедшего в вечность, зная, что человек тот идет дорогой мытарств? Да еще и в Светлый Праздник Христова Воскресения Господь по милости своей сподобил отслужить Божественную Литургию, освятить Пасху. Власть мирская временна, власть же Господа вечна...

Раздался робкий стук в дверь. Каждый раз при стуке в окно или дверь супруга отца Виктора вздрагивала. Вот и сейчас она насторожено открыла дверь и впустила в дом Ванюшку, маленького алтарника Петропавловской церкви. К гостю вышел отец Виктор. Мальчик, украдкой утирая слезы, просил причастить больную мать: Как бы не померла, батюшка, куда мне, сам ведь останусь. Священник быстро собрался, без тени страха, взяв дароносицу на грудь, вышел. За ним, прихватив гостинец, кусочек хлеба и две картошки, побежала и Соня, врач первой городской больницы.

Исповедавшись и приняв Святое Причастие, больная блаженно уснула. Видать, скоро хоронить будем, — подумал отец Виктор, но Ванюшку успокоил.

По дороге домой их взяли с «поличным»: незаметно-серый сотрудник КДБ в сером костюме и с расплывчато-серым лицом с открытой злобой сорвал дарохранительницу, другой, такой же серый, выхватил у священника чемоданчик для треб. Ага, старый знакомый! Что, отец, за одиннадцать лет советской свободы никак угомониться не можешь со своим опиумом для народа? Мало тебя били в каталажке? Мало тебе дали годков в лагерях, тварь Божья? Отец Виктор не проронил ни слова, молчала и опешившая от неожиданного нападения Софья, понимая, что на все воля Божья. Отца и дочь посадили в стоящий неподалеку «хлебный» фургон. В доме №12 по Бобринецкой улице их уже не видели.

В следственном изоляторе отец Виктор с дочерью не встречались, хотя проходили по одному делу: «участники Зновьевской группы Одесского филиала контрреволюционной монархической церковной организации Истинной Православной Церкви (Огневцева за это судили еще в 1924 году, потом в 1931); организация нелегальных крещений, панихид и захоронений, антисоветская религиозная агитация. Хране­ние принадлежащих государству культовых ценностей (тайник не на­шли, но все, что хранилось в доме, забрали)».

В камере изолятора тихо летела на крыльях Херувимская песнь. Отец Виктор, сын священника Диесперов Александр (1899 — ?) и староста одной из городских церквей, сидевший уже неделю, вернее, лежавший с отбитыми почками за гневное неприятие мерзкого обновленчества, слажено выводили в три голоса. Едва уловимый ветерок освежал потные лица и тела арестантов. Другие заключение слушали. В тесной камере их собрали 20 человек, разных по социальному положению, по характеру, по обвинению... иже Херувимы тайно образующе и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающее, всякое ныне житейское отложим попечение... Это «всякое житейское попечение» нахально-ярко встало перед глазами священника: следователь Новиков, один из когорты серых, язвительно, с насмешкой спрашивал: «Осужденный Огневцев, вы признаете себя виновным, в проведении незаконных рели­гиозных треб и других действий, направленных на агитацию граждан против советской власти?»

Господи, да будет воля Твоя во мне, грешном, на всех путех жизни помози мне остаться верным Тебе до конца! — молился отец Виктор, призывая в помощь Пресвятую Богородицу и Апостолов. Особенно ярко виделся жизненный путь Апостола Петра... Симоне Ионин, Любишь ли ты меня? — Так, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя. — Паси агнцев Моих. Это тройное Христово вопрошение набатом билось в го­лове священника, и когда следователь от допроса перешел к процедуре дознания, отец Виктор не чувствовал боли. Он слушал Господа и ис­кренне, всецело отдавая душу Любви, отвечал вместе с Первоверховным Апостолом: Господи! Ты все знаешь, Ты знаешь, что я люблю Тя.

Били протоиерея за протокольные показания: «Существует несправедливость советского закона по отношению к священникам, их ущемляют в правах» (ст. 13 уголовного дела). Эти слова не были ни ропотом, ни обличением — это был страшный факт советской действительности. Два с половиной месяца следствия отец Виктор непрестанно молился о покинутой семье, о Соне и о своих обидчиках, терпеливо, смиренно снося насмешки, оскорбления, побои... Его пробовали «купить», ценой стало освобождение дочери.

Пусть только он выдаст своих бывших соратников, врагов народа, откажется от сана, публично признает, что никакого Бога нет — и все свободны: он, и Соня, и даже Ванюшка, которого ждал детдом, (а между прочим, мать мальчика почти умирает, и отец Виктор, как человек милосердный, мог бы пожертвовать никем не видимым Богом ради еще живой Ванюшкиной мамы). Очередная иллюзия материалистиче­ского абсурда. Предателем священник не стал.

Не расколовшегося, но битого-перебитого попа вместе с другими осужденными дождливой осенней ночью этапировали на северо-восток.

В вагоне для скота, плотно набитом врагами народа, в углу, дрожа от озноба, задыхаясь, кашляя, укрытый чьими-то тулупом и пальто, отец Виктор ехал на свою этническую родину. Сам из Курска, он видел милую сердцу березовую рощу, синюю речку Сейм в солнечной ряби, слышал, как заливисто-весело пела девушка. Это его Наталья. Проживут они в любви и согласии по милости Божьей 50 лет, неся тяготы друг друга, переезжая с прихода на приход, растя и воспитывая в вере и послуша­нии дочерей. Где теперь они? Где Соня? Господи, спаси и сохрани их! По тропинке между березами кто-то шел навстречу отцу Виктору. В длинных светлых одеждах, высокий, развиваются на легком ветер­ке кудри, кротость и неизреченная любовь в безмерно добрых глазах. «Господи», — прошептал радостно священник и поспешил навстречу идущему...

Поздней осенью протоиерей Виктор (Огневцев) умер на станции Елец Курской области. Его дочь Соня ехала в том же товарняке. Она ви­дела, как тело отца сняли с поезда.

Осужденная Софья Огневцева прибыла этапом в Советский Казах­стан, в Усть-Каменогорск. Жила на квартире, работала в местной боль­нице — врачи востребованы везде. Война шла в полном разгаре, и тыл захлебывался работой. Дочь священника, умеющая любить ближних больше, нежели себя, написала в Москву прошение об отправлении на фронт. Реорганизованный в медсанбат персонал больницы в эше­лоне-госпитале отправлялся на запад. Софья попала в горнило великой Сталинградской битвы, за участие в которой была награждена медалью «За оборону Сталинграда». С декабря 1942 года врач Софья Викторовна возвращает здоровье раненым уже на 2-ом Украинском фронте. Госпиталь стал спасением для тысяч советских солдат и офицеров, и дочь репрессированного священника с кротостью и смирением, с чутким, сострадательным милосердием, не жалея себя, исполняла человеческий и врачебный долг. Постоянные операции, ночные дежурства, вынос раненых с поля боя...

Умение утешить раненых добрым словом, не испугаться увечий, нанесенных войной, спокойствие и внутренняя молитвенность вызывали к Сонюшке Викторовне всеобщую любовь и уважение сотрудников и лечащихся. Наша Сонюшка вылечит, — уверенно говорили раненые, и Огневцева, во всем уповая на Бога, оперировала.

Родные места были все ближе. Как мама, как сестры там, в оккупированном Кировограде? Эта мысль не покидала Соню, и, молясь Пречистой Богородице, она просила небесного покрова для осиротелых родных. Возможно, было так: 8 января, ночью, эшелон-госпиталь стоял на станции «Знаменка», увы, домой Соне попасть не удалось, но радость от освобождения Кировограда переполняла ее душу. Софья верила, что мама и сестры живы, что Господу все возможно, что по милости Его Огневцевы обязательно встретятся, лишь бы скорее конец войне.

Потом был 3-ий Белорусский фронт. Их медсанбат собирал с поля раненых. Именно с поля: битва происходила на картофельном лане, и остатки гнилой картошки, размокшие от растаявшего мартовско­го снега, наполняли воздух отвратительным запахом. Санитаров было мало, а раненых подобрать надо быстро, помогали врачи. Софья ползла по черному месиву, слыша, как над головой звенят осы-пули: немцы постреливали в передышке между сражениями. Живый в помощи Вышнего, в крове Бога Небесного водвориться... Началась артиллерийская ата­ка. Речет Господеви: Заступник мой еси, и прибежище мое, и Бог мой, и уповаю на Него... Соня услышала стон раненого: сестра... Он лежал на краю окопа, за ящиком от снарядов, между телами своих погибших соратников. ...Падет от страны твоей тысяща и тьма одесную тебе, к тебе же не приближится, обаче очима твоима смотриши и воздая­ние грешников узриши. Соня быстро определила, что у солдата ранение ног. Она осторожно положила его руку себе на плечи и, охватив бой­ца за грудную клетку, стала его тянуть. Тот помогал, как мог. На руках возьмут тя, да некогда преткнеши о камень ногу твою... Взрыв накрыл неожиданно. Звенящая пустота разлилась в голове и слова 90-го псалма оборвались. Софью контузило. Им помогли санитары, возвращающиеся с глубины поля.

Лечилась Огневцева в своем же эшелоне-госпитале, но нарушение речи так и осталось, временами звенящая пустота возвращалась.

Претерпевший до конца спасен будет, — вспоминала Соня слова Евангелия, думая об отце: он выпил свою чашу до дна, и дочь не посра­мит рода Огневцевых.

Со своим медсанбатом Софья Викторовна, прошла войну до конца, встретив победу в предместье Берлина, была награждена медалью «За победу над Германией». А еще в ее жизни был орден Великой Отечественной войны II ступени за неизвестный нам подвиг. Скудные архивные материалы об этой странице жизни дочери репрессированного священ­ника скромно умалчивают. Но наибольший подвиг мужественной жен­щины в ее незлобии, кротости и умении всем сердцем любить людей. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Матф. 11,29) — говорит Господь наш Иисус Христос — и Софья научилась.

Возвращение домой было радостным: мама и сестры, слава Богу, живы. Объединенная семья Огневцевих благодарила Господа за чудо встречи.

Софья Викторовна работала главным врачом 1-ой Кировоградской городской больницы, отдавая любовь и заботу больным, помня жертвенность ради ближних своего отца — протоиерея Виктора, исполняя беззаветно свой христианский долг.

 

Четвертая волна гонений (1936-1938 годы) должна была стать завершающей в борьбе с религией.

 

Главные события

Согласно «Плану ликвидации религии», составленному воинствующими безбожниками с Антирелигиозной комиссии и реконструированно­му в наше время профессором С. И. Савельевым, к 1932-1933 гг. должны были быть закрыты все церкви и другие культовые сооружения.

1933-1935  — должны были исчезнуть все религиозные представле­ния, привитые литературой и семьей.

1934-1935  — страну и прежде всего молодежь необходимо было охватить тотальной антирелигиозной пропагандой.

1935-1936  — готовилось уничтожение последних храмов, молитвен­ных домов и всех священнослужителей.

1936-1937  — религию нужно было изгнать из самых укромных ее уголков. (О. Олег Моленко «История уничтожения Российской церкви и создание ее антипода «МП»).

5.12.1936 — VIII черезвычайным съездом Советов была принята Конституция СССР («Сталинская Конституция»), которая декларировала всеобщее выборное право: «Выборы депутатов являются всеоб­щими, все граждане СССР, достигшие 18 лет, независимо от расовой и национальной принадлежности, вероисповедания, образовательного ценза, оседлости, социального происхождения, имущественного поло­жения и прошлой деятельности, имеют право участвовать в выборах депутатов и быть избранными, за исключением умалишенных лиц, осу­жденных судом и лишенных избирательных прав» (Конституция, ста­тья 135). Конституция восстанавливала «права» духовенства и их семей, уравнивая их с правами остальной части населения. Бывший священ­ник после 5 лет «продуктивной и общественно полезной работы» мог получить право голоса и сопутствующие с ним права, хотя это зависело от его видимой лояльности к режиму. (Конституция СССР 1936 года).

В 1937 Секретарь ЦК Г.М. Маленков обратился к Сталину с предложением ликвидировать полностью законодательство о культах и, в частности, Постановление ВЦИК СНК о религиозных объединениях, которое создало «организационную основу для оформления наиболее активных частей церковников и сектантов в широко разветвленную враждебную советской власти легальную организацию в 600 тысяч человек по всему СССР». В качестве первоочередной задачи в этом письме ставилась цель «покончить в том виде, как они сложились, с органа­ми управления церковников, с церковной иерархией». Богоборческая пятилетка, на практике превратившаяся в десятилетку, должна была окончиться полным разгромом советской патриархии к 1942 году.

В 1937 — прошла всесоюзная перепись населения, которая стала своего рода барометром религиозных настроений. Внесенные в оп­росные листы по личному указанию Сталина вопросы о религиозных убеждениях дали потрясающую информацию: из 30 млн. неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84% (25 млн.) признали себя верующими, а из 68,5 млн. грамотных — 45% (более 30 млн.), что свидетельствова­ло о явных неуспехах борьбы советской власти с религией и Церковью. Разочарованный Сталин засекретил итоги переписи и решил прибег­нуть к более привычным для большевиков террористическим мерам.

Именно на 1937-1938 — «годы великого террора» — приходится пик уничтожения духовенства, в том числе и лояльного (обновленцев), которое выполнило свою роль в 20-е годы и теперь оказалось неугод­ным. Сравнительное количество репрессий показывает, что до февраля 1937 примерно каждый 20-й пострадал за веру. В марте 1937 за веру пострадал каждый 40-й, потом 100-й.

16.04.1938 — было издано Постановление Президиума Верховного Совета СССР о ликвидации Комиссии Президиума ЦИК по вопро­сам культа. Видимо, это Постановление готовили уже в марте и оно по существу означало уверенность ЦИК в окончательном уничтожении Церкви и возможность (с точки зрения ЦИК) ограничиться примерно 100 тысячами уже репрессированных и расстрелянных к тому моменту, вместо запланированных (по известному письму Маленкова) 600 тысяч. (Емельянов Н. Е. «За Христа пострадавшие в XX веке (Кровь мучеников — семя христианства)»).

1938 — Пленум ЦС СВБ (Союза воинствующих безбожников) разрабатывает и принимает программу активизации антирелигиозной деятельности (предпринята работа по написанию 2-томника по истории религии и атеизма, организация аспирантуры религии и атеизма).

В 1939 — на всю страну действовало около 100 храмов, было расстреляно еще 900 священнослужителей.

За весь 1939 на Политбюро вообще не рассматривались никаких церковных и религиозных вопросов (в том числе по особым папкам) — считалось, что с религией покончено. (Курляндский И. «Протоколы церковных мудрецов»).

 

События, связанные с Кирово

С 1935 по 1937— викарным архиепископом Кировского викариатства Одесской епархии был Кирилл (Квашенко), примкнувший к обновленческому расколу.

 

Сравнительная таблица репрессированных по религиозным убеждениям в четвертую волну гонений по районам, входящим в состав современной Кировоградской области

Районы

Коли­-чество

Социальная принадлежность

Примечание

Александрийский

2

Священники 2

 

Александровский

10

Священники 5; монах 1;               миряне 4

 

Бобринецкий

5

Священники 3; миряне 2

 

Гайворонский

21

Священники 4; служители 2;            миряне 15

 

Голованевский

11

Служитель 1;

миряне 10

 

Добровеличковский

12

Священники 2; миряне 10

 

Долинский

2

Священник 1; мирянин 1

Среди репрессирован­ных мирян — старос­ты общин

Знаменский

3

Священники 2; мирянин 1

 

Кировский

9

Священник 1;  миряне 8

 

Компанеевский

2

миряне 2

 

Маловисковский

10

Священники 5; миряне 5

 

Новгородковский

-

-

 

Новоархангельский

11

Священники 3; служители 2;        миряне 6

 

Новомиргородский

10

Священники 7; служитель 1;    миряне 2

 

Новоукраинский

6

Миряне 6

Среди репрессирован­ных мирян — старос­ты общин

Ольшанский

19

Священник 1; служитель 1;       миряне 17

 

Онуфриевский

1

Священник 1

 

Петровский

3

Священник 1;       миряне 2

 

Светловодский

11

Священники 2;          монах 1;                    миряне 8

Среди репрессирован­ных мирян — старос­ты общин

Ульяновский

10

Священники 4;           монахи 2;                   миряне 4

 

Устиновский

-

-

 

г. Кирово

15

Архиепископ 1; священники 8; служители 4;              миряне 2

 

Общее число

173

Архиепископ 1; священники 52; монахи 4;    служители 11; миряне 105

 

 

4-я волна гонений по стране стала вершиной репрессий, это была расправа над православным священством, в большинстве вынесенных приговоров избранно высшую меру наказания — расстрел.

Особенностью этого этапа репрессий для верующих нашей области согласно архивным документам также было большое количество смертных приговоров.

 

Мартиролог 4-й волны гонений

Александрийский район

1.         Котович Антон Петрович (1881-1938), с. Вешки Пружанского уезда Гродненской губернии (сейчас Брестской области, Беларусь), белорус, образование среднее, без определенных занятий. Место жительства: г. Александрия. Арест: 1938 («бывший священник, контрреволюционная агитация среди жителей села»). Осужден 4.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор исполнен 25.05.1938. Реабилитированный в 1964 Кировоградским облсудом.

2.         Сурмели Дмитрий Константинович (1878-1937), с. Николаевка Ананьевского района Одесской области, грек, образование среднее духовное. Место жительства: г. Александрия, священник. Арест: 1937 (антисоветская пропаганда). Осужден 8.12.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор исполнен 27.12.1937. Реабилитированный в 1960 Кировоградским облсудом.

Александровский район

3.         Деревянский Николай Артамонович, 1879 г. р., пгт Елисаветградка, украинец, образование среднее, священник. Место жительства: с. Федвар (Подлесное). Арест: 1937 («Поддерживал связь с контрреволюционной церковной группировкой»). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

4.         Дубина Оксана Логвиновна, 1902 г. р., с. Цветное, украинка, образование начальное, домохозяйка. Арест: 1937 (антисоветская агитация: «Вместе с Софией Нешвец и Домной Бойко объединялись вокруг священника Федора Иванчи, ныне арестованного за контрреволюционную деятельность. Вербовали верующих, собирали деньги и подписи на открытие церкви в селе, распустили легенду о том, что в село будто бы приезжал представитель области с целью открыть церковь. Более 600 человек бросили работу в колхозах и собрались возле сельсовета»). Осуждена 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой. Муж Дубина Олеян Васильевич, помощник отамана Хмары в годы гражданской войны, в 1928 году расстрелян за контрреволюционную деятельность. Брат Степан Нешвец в 1930 году раскулачен и выслан в Архангельскую область, в 1935 репрессированный.

5.         Иванча Федор Матвеевич, 1870 г. р., г. Киев, украинец, образование начальное, священник. Место жительства: с. Цветное. Арест: 1937 («Поддерживал связь с контрреволюционной группой. Во время переписи населения распространял провокационные слухи о войне, призывал людей записываться верующими, агитировал не давать государству хлеба, не вступать в колхозы»). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

6.         Линчевский Лука Федорович, 1881 г р., пгт Александрова, украинец, образование — неоконченная духовная семинария. Место жительства: с. Старая Осота, учетчик Саблино-Знаменского сахарного завода. Арест: 1938 («Сын псаломщика, с 1924 по 1929 работал как священник в церквях сёл Старая Осота, Юрчиха, Сосновка, Голиково. Член контрреволюционной военно-повстанческой организации под руководством Ивана Кучеренка, Луки Хоменка, Павла Козыря»). Осужден 15.10.1938 особым советом НКВД СССР к 5 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом,

7.         Омельченко Аникий Филиппович, 1874 г. р. ,с. Краснополье, украинец, образование начальное, священник. Местожительства: с. Цибулёво Знаменского района. Арест: 1937 (антисоветская агитация, распространение слухов о войне). Осужден 27.07.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

8.         Повалий Федор Филиппович, 1874 г. р., пгт Елисаветградка, украинец, образование начальное, фотограф, кустарь-единоличник. Аресты: 1905 (Как руководитель стачки на Екатерининской железной дороге был осужден на бессрочную ссылку в Сибирь, Тобольская область России); 1937 (Контрреволюционная церковная деятельность: «Объединял вокруг себя духовенство, кулачество и церковный актив, руководил церковным активом, сбором денег и подписей для возобновления деятельности закрытых церквей. В 1933 году специально изготовил суррогаты хлеба и повез их в ЦИК СССР, чтобы показать, что едят колхозники»). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реа­билитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

9.            Приходько Георгий Карпович (1868-1938), с. Адамовка Чигиринского района Черкасской области, украинец, образование начальное, священник. Местожительства: с. Бирки. Арест: 1937 (Контрреволюционная агитация: «Распространял слухи о вой­не и поражении советской власти. Говорил, что денег на госза­ем давать не следует и в колхозах хорошей жизни не будет, они скоро развалятся. Совершал нелегально религиозные обряды: крестил детей в селе»). Осужден 25.12.1937 тройкой УНКВД Ки­евской области к расстрелу. Приговор исполнен 14.01.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

10.         Ратушный Оверьян Мартинович, 1869 г. р., с. Ивангород, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Кирово, без определенных занятий. Арест: 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кула­ки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекра­щали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправи­тельно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 году Кировоградским облсудом.

11.         Савицкая Клавдия Ульяновна, 1884 г. р., с. Зрайки Таращанского (сейчас Володарского) района Киевской области, украинка, образование начальное, место жительства: с. Красноселье Александровского района, монахиня. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация против советской власти и ее действий). Осуждена 14.11.1937 тройкой УНКВД УССР Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно- трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

12.         Цима Фекла Титовна, 1901 г. р., с. Цветное, украинка, образование среднее, учительница начальной школы с. Гутницкая, Александровского района. Арест: 1937 (антисоветская религиозная агитация). Осуждена 1.12.1937 тройкой УНКВД УССР Николаевской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Управлением НКВД Кировоградской области 24.12.1939 дело прекращено, из-под стражи освобождена 10.02.1940. Реабилитирована 1957 Кировоградским облсудом. Отец и старший брат Евмен раскулачены в 1930 году; муж Левицкий Кузьма Данилович как участник повстанческого отряда Хмары в 1929 году был выслан на север, откуда вернулся в 1937-м.

Бобринецкий район

13.         Добров Михаил Иванович, 1888 г. р., с. Николо-Бабанка, украинец, образование начальное, колхозник. Арест: 1938 (контрреволюционная деятельность, связь со служителями культа). Осужден 7.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 16.07.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

14.         Иванченко Дмитрий Иоакимович, 1908 г. р., с. Рущина Ворошиловского сельсовета Бобринецкого района, украинец, образование неполное среднее, место жительства: с. Ровное Новоукраинского района, учитель начальных классов Новониколаевской НСШ до марта 1937 года, без определенных занятий. Арест: 1938 (член церковной группы, контрреволюционная пропаганда). Осужден 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 9.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой. Отец Иоаким Онуфриевич принимал активное участие в петлюровском движении в 1918-19 гг., в 1930 раскулачен.

15.         Караманов Матвей Семенович, 1881г. р., с. Новопетровка Снегиревского района Одесской (сейчас Николаевской) области, украинец, образование — Одесская духовная семинария, место жительства: г. Бобринец, священник Николаевского собора, протоиерей. Арест: 1937 («проживая в с. Злынка Маловисковского района в период гражданской войны агитировал против советской власти; был причастный к установлению пулемета на здании церкви во время восстания против райсовета в 1921г.», «в 1936-37 гг., ездил селами Бобринецкого района, агитировал против колхозного порядка, распространял слухи о будущей войне и поражение в ней СССР»). Осужден 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер 4.03.1942 в заключении

в пгт Бушуйка Читинской области, Россия. Реабилитирован в 1957 Кировоградским облсудом. Жена Людмила в 1929 году осуждена к 1-му году и 3-ем месяцам за то, что сорвала советский плакат на воротах своей усадьбы.

16.      Николенко Иосиф Степанович (1874-1937), г. Бобринец, украинец, образование среднее, бывший член партии эсеров, священник. Арест: 1937 («До революции занимал высокие посты: постановлением Херсонской городской думы 4.01.1917 избран директором Херсонского гражданского банка; 22.11.1917 избран на должность товарища Херсонского городского председателя. В 1919 принял сан священника. Был председателем города Бобринца, вел контрреволюционную агитацию). Осужден 14.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел, дата исполнения приговора в деле не указана. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

17.      Продаевич Яков Константинович, 1866 г. р., с. Степановка, украинец, образование — духовное училище, священник. Место жительства: с. Большая Виска, Маловисковского района. Арест: 1937 («В 1918 году как дьякон Одесского собора был выборным от Херсонско-Одесской епархии съездом мирян и духовенства членом Киевского украинского собора, где был к 1920 году. В марте 1937 года приехал в Большую Виску по приглашению церковника Гавриила Хмелевского, со временем репрессированного как члена контрреволюционной организации — начал активно вести религиозную агитацию: искривлял положения сталинской Конституции, рекомендовал выбрать в Верховный Совет Одесского архиепископа Квашенка, объединял в пятидесятки женщин, которые требовали открытия церквей: «Хотя советская власть существует 19 лет, но люди верят в Бога»). Осужден 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

Гайворонский район

18.      Балан Леонид Михайлович (1877-1937), с. Чемпель, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «В 1925 году возведен в сан игумена, со временем был священником. Вместе с Иваном Закерничным поддерживал связь с уроженцем Бессарабии Николаем Кожухарем, которого в феврале судили как польского шпиона, поддерживал отношения с бывшим участником банды Ребрины Саввой Закерничным. Организовал вокруг себя верующих, распространял листовки религиозного характера, без разрешения местной власти проводил требы»). Осужден 14.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 14.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

19.      Белоус Павел Иванович (1879-1937), с. Бандурово, украинец, грамотный, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 11.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

20.      Волощук Федор Григорьевич, 1908 г. р., с. Хащеватое, украинец, грамотный, бывший сторож железнодорожной станции. Место жительства: х. Муховой Хащеватого сельсовета. Арест: 1937 («Самовольный захват коллективной земли, религиозная агитация»). Осужден 15.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1964 Кировоградским облсудом. Отец раскулачен в 1933 за неисполнение плана хлебозаготовок.

21.      Гриньковский Авраам Христофорович (1874-1937), с. Малая Кастница Томашпольского района Винницкой области, украинец, образование среднее — духовная семинария, без определенных занятий. Место жительства: г. Гайворон. Арест: 1937 (Антисоветская агитация, шпионство в пользу Румынии. «В Румынии имеет зятя Винницкого, военнопленного офицера австрийской армии, перебравшегося туда нелегально в 1920 году В 1936 задействован к шпионажу Яковом Дудой, имел намерение сбежать в Румынию»). Осужден 27.11.1937 НКВД и Прокуратурой СССР на расстрел. Приговор исполнен 13.12.1937. Реабилитирован 20.08.1957 трибуналом Киевского военного округа.

22.      Голобородько Зиновий Иванович (1884-1938), с. Струньково (сейчас в составе Гайворона), украинец, образование начальное, рабочий паровозоремонтного завода. Арест: 1938 (Контрреволюционная деятельность: «Пел в церковном хоре, был церковным старостой к 1926 году, поддерживал тесную связь с проводником восстания против советской власти Симановичем, расстрелянным репрессивными органами. Вместе с братом Ларионом и шурином Петром Ковбасюком, вскоре арестованными, участвовал в восстании против советской власти в 1920. Занимался вредительством на заводе»). Осужден 7.04.1938 тройкой УНКВД Винницкой области к расстрелу, приговор исполнен 25.04.1938. Реабилитирован в 1957 Кировоградским облсудом.

23.      Грицишина Тодосия Семеновна (1900-1937), с. Бандурово, украинка, безграмотная, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность), Осуждена 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 13.12.1937. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

24.      Зварич Сергей Абрамович (1904-1937), с. Бандурово, украинец, грамотный, без определенных занятий. Арест: 1937 (раскулачен, вел контрреволюционную агитацию, церковную деятельность). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу. Приговор исполнен 11.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

25.      Костенюк Степан Алексеевич, 1888 г. р., с. Бандуровое, украинец, грамотный, хлебороб. Арест: 1938 (бывший дьяк, член контрреволюционной сектантской группы «краснодраконовцев», вел антисоветскую агитацию) Одесским облсудом 29.12.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

26.      Крамар Максим Никифорович, 1903 г. р., с. Бандуровое, украинец, грамотный, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осужден: 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 13.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

27.      Кривда Константин Федотович, 1894 г. р., с. Хащеватое, украинец, грамотный, плотник колхоза им. Молотова. В 1934 году раскулачен. Аресты: 1936 (невыплата государственных налогов), осужден к 3-м годам заключения с лишением гражданских прав на 5 лет, освобожден из-под стражи 27.12.1937. 1938 («В 1934-38 Константин и Ксения Кривды собирали в доме крестьян и под видом исполнения религиозных обрядов, вели провокационные, контрреволюционные разговоры, агитировали против задачи партии и правительства, призывали не исполнять государственных обязательств хлебосдачи, выступали против реализации государственной ссуды; кроме этого Константин клеветал на одного из кандидатов в депутаты в Верховный Совет УССР»). Осужден 6.04.1939 Одесским облсудом к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 3 года. Реабилитирован в 1990 Верховным Судом УССР.

28.      Левандовский Лев Константинович, 1872 г. р., с. Концеба Савранского района Одесской области, украинец, грамотный, место жительства с. Струньковое (сейчас в составе г. Гайворона), священник. Арест: 1938 («отец и брат были священниками; в 1919 году дом Левандовских был штабом для петлюровских и белогвардейских войск; вел антисоветскую агитацию»). Осужден 5.05.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 14.06.1938. Реабилитирован 10.08.1989 Кировоградской облпрокуратурой.

29.      Левицкий Василий Михайлович, 1905 г. р., с. Сальковое, украинец, образование начальное, член ВЛКСМ до 1924 года, место жительства: с. Хащеватое Гайворонского района, священник. Аресты: 1934 (за антисоветскую деятельность содержался 2 месяца под стражей), 1937 («проводил антисоветскую агитацию среди верующих: «Ваше задание состоит в борьбе против советской власти до последней капли крови», с 1924 г. служил в церквах окрестных сел: Сальковое, Куговое, Казавчин, Концеба, Сабатиновка, Могильное; после закрытия церкви в Хащеватом собирал подписи среди верующих для ходатайства перед ВУЦИК об открытии храма, писал письмо тов. Сталину — церковь была закрыта после решения общего собрания граждан Хащеватого и утверждена постановлением ВУЦИК; систематически распространял провокационные слухи»). Осужден 15.06.1937 тройкой УНКВД ССР к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

30.      Лысенко Мария Федоровна, 1901 г. р., с. Бандуровое, украинка, неграмотная, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осуждена 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 13.12.1937 г. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

31.      Лысенко Филимон Федорович, 1892 г. р., с. Бандуровое, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 13.11.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

32.         Мельниченко Лука Семенович, 1888 г. р., г. Гайворон, украинец, грамотный, без определенных занятий. В 1930 раскулачен. Аресты: 1930 (за сопротивление исполнению гособязательств), осужден к 3-м годам лишения свободы. 1937 («член контрреволюционной группировки, в состав которой входили Кондрат Грицик и Яков Орлов: вели религиозную пропаганду, неправильно толковали новую Конституцию, вроде бы она позволяла открывать церкви, собирали среди верующих подписи на разрешение открытия церкви, проводили агитацию против вождей партии»). Осужден 27.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 23.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

33.         Орлов Яков Павлович, 1901 г. р., с. Рашков, Камянского района Молдавской автономной республики в составе УССР, украинец, место жительства: с. Струньковое (сейчас в составе г. Гайворона), без определенного рода занятий. Аресты: 1929 г. (контрреволюционная деятельность), осужден к 3-м годам концлагеря. 1937 («организатор контрреволюционной группировки, в состав которой входили Кондрат Грицик и Лука Мельниченко: вели религиозную пропаганду, неправильно толковали новую Конституцию, вроде бы она позволяла открывать церкви, собирали среди верующих подписи на право открыть церковь, проводили агитацию против вождей партии»). Осужден тройкой УНКВД Одесской области 27.11.1937 к расстрелу, приговор приведен в исполнение 13.12.1937. Реабилитирован Кировоградской облпрокуратурой в 1989г.

34.         Паламарчук Сергей Степанович, 1885 г. р., с. Михайловка Тульчинского района Винницкой области, украинец, образование начальное, место жительства: с. Могильное Гайворонского района, воловик сахарного совхоза. Арест: 1937 (антисоветская деятельность: «вместе с Демьяном Погребняком устраивали нелегальные собрания верующих, распространяли листовки контрреволюционного содержания; распространяли слухи о войне и погибель соввласти»). Осужден 23.10.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

35.         Подхлебная-Макарская Пелагея Михайловна, 1902г. р., с. Бандуровое, украинка, образование начальное, без определенных занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осуждена 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 13.12.1937. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

36.         Романюк Лаврин Антонович, 1879 г. р., с. Бандуровое, украинец, образование начальное, раскулачен, без определенного рода занятий. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, церковная деятельность). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 11.12. 1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

37.         Снегурский Григорий Петрович, 1888 г. р., с. Заньковцы Брацлавского (сейчас Немировского) района Винницкой области, украинец, образование начальное, место жительства: с. Ташлик Гайворонского района, рабочий мельницы. Арест: 1938 («сын попа, в прошлом служитель религиозного культа; член контрреволюционной группировки»). Осужден 5.05.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 14.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

38.         Хомицкий Константин Савватьевич, 1896 г. р., с. Жахновка Брацлавского (сейчас Тивровского) района Винницкой области, украинец, образование среднее (Подольская духовная семинария),. место жительства: с. Солгутовое Гайворонского района, священник. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность: «собирал возле себя верующих, устраивал нелегальные молитвенные собрания, проводил антисоветскую агитацию»). Осужден 20.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в далеких лагерях. Реабилитирован в 1956 Кировоградским облсудом.

 

 

Голованевский район

39.         Громейчук Афанасий Зиновьевич, 1896 г. р., с. Оситная Ладижинского района Винницкой (сейчас Христиновского Черкасской) области, украинец, образование начальное, бывший дьяк, без определенных занятий. Место жительства: с. Калиновое Голованевского района. Арест: 1937 (Контрреволюционная деятельность: «20.07.1937 в колхозе им. Ворошилова сожжено 16-гектарное поле пшеницы — подозревался Громейчук, на счету которого было несколько поджогов по заданию кулаков. Принадлежал к группе крестьян Калинового, собирающихся в хате бывшего дьяка Тимоша Тертичного и обсуждавших, как возвратить церковь религиозной общине. Собирали деньги для поездки выборных делегатов-ходаков в Киев, чтобы решить церковную проблему»). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 году Кировоградской облпрокуратурой.

40.         Дяченко Демид Степанович, 1872 г. р., с. Грузькое, украинец, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1937 (церковный староста, член контрреволюционной группировки, распространение антисоветских листовок). Осужден 3.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 году Кировоградской облпрокуратурой.

41.         Елинецкий Андрей Феоктистович, 1917 г. р., с. Киселевка Мокрокалигорского района Киевской (сейчас Катеринопольского Черкасской) области, украинец, образование среднее (в 1935 исключен из института как сын священника). Место жительства: с. Лебединка Голованевского округа, ученик 3-го курса сельскохозяйственной школы. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «Заведуя радиоаудиторией сельхозшколы во время коллективного прослушивания процесса над троцкистско-зиновьевской бандой, умышленно приостановил трансляцию по радио. В 1936 дважды включал польское радио: вместо прослушивания доклада тов. Калинина на торжественном заседании к празднику Октябрьской революции и вместо выступления тов. Сталина на 8-м Чрезвычайном съезде Советов»). Подвысоцким РО НКВД 8.05.1937 дело прекращено, из-под стражи освобожден. Отец Феоктист — священник, в 1910-32 гг. раскулачен.

42.         Загородняя Евлампия Игнатьевна, 1903 г. р., с. Липовенькое, украинка, образование начальное. Место жительства: с. Катериновка Ольшанского района, работала, в личном хозяйстве, член колхоза им. Шевченко. В 1931 раскулачена. Арест: 1937 (Антисоветская пропаганда: вместе с мужем Александром, дьяком Никифором Струком и Оксаной Якименко ходила по домам, распространяла листовки религиозного контрреволюционного характера, использовала для такой работы детей. Говорила: «Колхоз — это та же помещичья кабала, где крестьянин даром работает», выступала против госзайма»). Осуждена 1.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1965 Кировоградским облсудом.

43.         Зарицкий Сергей Валерьянович (1882-1938), г. Городок Холмской губернии (Польша), поляк, образование высшее юридическое (Киевский университет, 1910). Место жительства: пгт Голованевск, учитель русского языка и литературы средней школы № 1. Арест: 1937 («Сын священника, проводил антисоветскую деятельность: выявлял эмиграционные тенденции нелегального побега за границу, неуспевающим ученикам ставил завышенные оценки. Оскорблял молодых учителей советской школы, поддерживал связь с доктором Деканским, эмигрировавшим в 1922 в Польшу, дружил с Иваном Мациевским. Член контрреволюционной организации.»). Осужден 10.01.1938 НКВД и Прокурором СССР на расстрел. Приговор исполнен 29.01.1938. Реабилитированный в 1956 Верховным Судом СССР. Брат Гавриил, офицер царской армии, служил у деникинцев.

44.         Марченко Василий Ионович, 1905 г. р., с. Калиновое, украинец, образование начальное, колхозник, учетчик колхоза «5-летку за 4 года». Аресты: 1933 судился, был оправдан. 1937 (контрреволюционная деятельность: «Сын служителя религиозного культа, руководителя религиозной общины села, который вел активную агитацию вместе с тестем Никифором Натоптанным, осужденным к 10 годам лишения свободы. В 1937 Василий написал стихотворение «Мои года», в котором показал, как колхозник тяжело работает и не может сравняться с правителем. Он старался распространять поэзию среди населения, но после выявления врагов народа Тухачевского и других, стихотворение уничтожил»). Осужден 23.10.1937 тройкой УНКВД Одесской к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1959 Кировским облсудом. Брат Яков как член террористической кулаческой группы за убийство председателя сельсовета осужден в 1930 Первомайским окружным судом на расстрел.

45.         Мациевский Иван Францович (1880-1938), с. Пужайково Балтского района Одесской области, украинец, образование начальное. Место жительства: пгт Голованевск, деловод, кассир Гайворонского межрайонного филиала Одесского облторга. Арест: 1937 («Женат на дочери священника, в прошлом работал судебным приставом, со временем народным судьей Голованевского района, на этой должности судовые дела вел в пользу кулаков, дела трудящихся проводил формально. Был в дружественных отношениях с репрессированным Сергеем Зирицким и поляком Пажецким»). Осужден 10.01.1938 и Прокурором СССР к расстрелу, приговор исполнен 29.01.1938. Реабилитированный в 1956 Верховным Судом СССР. Репрессированы братья Денис и Василий, племянник Леонид.

46.         Мостовик Самуил Прокопович, 1904 г. р., с. Клинцово, украинец, образование начальное, член колхоза им. Ворошилова. В 1931 году за невыполнение плана хлебозаготовок распродано имущество. Арест: 1937 (Принадлежал к группе крестьян Калинового, собирающихся в хате бывшего дьяка Тимоша Тертичного и обсуждавших, как возвратить церковь религиозной общине. Собирали деньги для поездки выборных делегатов-ходаков в Киев, чтобы решить церковную проблему»). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1989 году Кировоградской облпрокуратурой.

47.         Небесная Васса-Мария Архиповна, 1894 г. р., с. Новоселка, украинка, образование начальное. Место жительства: пгт Голованевск, псаломщик церкви к 1934 году, без определенных занятий. Арест: 1937 (антисоветская религиозная пропаганда, контрреволюционная агитация). Осуждена 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1990 году Кировоградской облпрокуратурой.

48.         Палюх Алексей Титович (1886-1937), с. Межиречка, украинец, образование начальное, хлебороб, член колхоза «Гигант». Арест: 1937 («Служил в царской армии с 1908 года — денщиком генерала Левицкого, потом в польской речной и городской полиции. В 1918 возвратился в село, служил охранником помещика Глинки. В 1929 вместе с кулачкой Собко организовал женскую волыну, оказывал сопротивление закрытию церкви, агитировал против коллективизации, называл представителей власти грабителями, клеветал на Конституцию: «В Верховный Совет из простого народа никто не пройдет, а руководить будут те же мародёры»). Осужден 27.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 13.12.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

49.         Пастушок Ирина Тимофеевна, 1875 г. р., с. Роскошное, украинка, образование начальное. Место жительства: с. Юзефполь (Йосиповка) Ольшанского района, без определенных занятий. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «принадлежала к группе церковников, к которым приезжал поп Марченко из Врадиевского района Николаевской области, вела религиозную пропаганду: «Это не советская, а сатанинская власть, сгоняющая крестьян в колхозы, где всем будут ставить печати на руке и на челе». На общем собрании села постановили закрыть церковь, тогда группа церковников распространяла листовки, проводила волыны, оказывала сопротивление снятию с храма колоколов, побила активиста комсомольца Всеволода Ковалёва»). Осуждена 15.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к восьми годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированная в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

 

 

Блажени алчущие и жаждущие правды,

яко тии насытятся

Монахиня Агафья (Авраменко), молодая красавица два­дцати пяти лет от роду, в общем вагоне ехала в Моск­ву. И по благословению иерея Антония в этом разно­мастном социальном скопище поезда выглядела она совсем не монахиней и отнюдь не красавицей, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Пользу от такой меры пре­досторожности Агафья ощутила, еще во время посещения Киева, где оббивала чиновничьи пороги, хлопоча, чтобы не закрыли Александрий­скую Покровскую церковь. Советские чиновники гнушались религии, как проказы и бюрократически сухо отказывали. Вернулась сестра Ага­фья ни с чем, но на все Божья воля. Отец Антоний (Котович), игуменья мать Евлампия и диакон Димитрий (Сурмели) после благодарственного молебна посоветовались и решили, что храм Божий нужно отстаивать в самой Москве.

Начинался декабрь 1931 года. В битком набитом людьми вагоне все равно было холодно, у Агафьи озябли ноги, не согревало и тонкое пальто. Хорошо, что сидела она у окна — могла отвлечься от общего шума, разговоров, плача детишек и, смотря на пролетающие за стеклом рощи, поля, села, про себя читала Богородичную песнь, просила помощи у Пречистой Марии Девы.

В Москве монахиня Агафья поселилась у знакомой игуменьи Евлампии — тайной монахини Серафимы. Та обещала поспособствовать подаче прошения в Патриархию, хотя неохотно. Мать Серафима не была сторонницей тогдашнего Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). Ее, как и многих православных, удивлял и воз­мущал запрет владыки молиться о заключенных и ссыльных, репресси­рованных властью. С глубоким уважением и почтением говорила мать Серафима о митрополите Петре (Полянском), предшественнике Сер­гия: Камень был человек, истинно как апостол Петр, несмотря на уг­розы власти, заключенным и ссыльным помогал, деньги в тюрьмы им передавал, решительно выступал против всяких компромиссов и до­говоренностей с обновленцами.

4          декабря, подав прошение от священства и религиозной общины Покровского храма города Александрии секретарю Патриархии, монахиня Агафья решила посмотреть московскую святыню — храм Христа Спасителя, на строительство которого деньги собирали всем миром, со всей Русской империи. Величие истинно народной святыни поразило Агафью, только сокрушалось ее сердце, православное, правдолюбивое, что попал храм в руки обновленцам и заправляют в нем продавшие­ся советской власти раскольники. Пришли на ум слова апостола Петра: ...вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, Камню живому, че­ловеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство свя­тое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иису­сом Христом. Искренне молилась Христу сестра Агафья о возвращении православным этой народной святыни и сбережении ее родного храма.

5          декабря Москву потряс взрыв: с разрешения обновленческого «митрополита» Александра (Введенского) храм Христа Спасителя был взорван. Он еще устоял от первого взрыва, но второй не оставил камня на камне...

Монахиня Агафья в общем вагоне возвращалась из Москвы до­мой. Забившись в уголок возле окна, она тихо молилась, а перед глаза­ми еще стояли обломки уничтоженной величайшей русской святыни. На все, Господи, воля Твоя:

Возможно, прошение священства и паствы Александрийского Покровского храма и помогло: церковь действовала до 1937 года. Потом среди служащих и прихожан начались аресты. Сестра Агафья сердцем переживала о каждом: когда забрали церковного старосту Николая Вожакова, она призывала верующих защитить арестованного. Горячий, деятельный характер Агафьи проявлялся даже в угрозах некоторым, по ее мнению, неблагонадежным: Тех, кто на Вожакова донесет, по­стигнет наказание Господне, дети их будут прокляты. Прихожане уважали открытость и смелость сестры, но нельзя же так. Да и сама Ага­фья глубоко осознавала свое несмирение, горячность, повышенную эмоциональность, не очень свойственные монахине. Но ее христианская душа горела жаждой правды, возможно, в некоторых случаях и ошибаясь, Агафья училась святой справедливости в отношении с ближними.

5 декабря 1937 года (в день памяти об уничтожении храма Христа Спасителя) Агафья упросила отца Антония отслужить молебен с Покаянным каноном Иисусу Христу. Безбожное, дикое разрушение снова, как живое всплыло в памяти, а 6 декабря был арестован диакон Димит­рий (Сурмели). Отца Антония спрятали добрые люди. Сестру Агафью тоже забирали энкаведисты из храма.

Короткое следствие и суд «тайная контрреволюционерка, бунтарка, церковница» Агафья переносила смиренно, претерпевая издевательства, устрашения (вплоть до того, что ее бросали на сутки в камеру к уголовникам). Монахиня, во всем уповая на Христа, постоянно молилась. И даже звери-зэки присмирели, слушая молитвы и псалмы. Вспоминаются пер­вые христиане, умевшие укротить хищников в римском Колизее.

Отправили монахиню Агафью в русскую глубинку, в Лагпункт № 2 Кайского края, что на северо-востоке Кировской области. В этой глухой заболоченной лесистой местности, где вообще нет поселений, проходи­ла ветка ГУЛАГА — Вятлаг. Заключенные занимались лесозаготовкой и строили железную дорогу — труд не легкий и для мужчин, что же говорить о женщине. Непосильная работа, гнилой воздух, сырость, хо­лодные туманы Вятки подкосили здоровье 34-летней сестры Агафьи. Но в письмах матери — Секлете Авраменко — она не жаловалась. Игу­меньи Евлампии и сестрам Агафья не писала, чтобы не спровоцировать их ареста, отцу Антонию тоже, не зная о его аресте и смертном приго­воре, исполненном в 1938 году.

Вскоре монахиня Агафья ослепла. Подруга по бараку написала Секлете Карповне о слепоте дочери, просила подать прошение властям о ее помиловании. Но Секлете Авраменко в освобождении дочки отказали.

Как сложилась дальше жизнь слепой каторжанки-монахини, архивные документы молчат. Может, расстреляли «за ненадобностью», мо­жет, погибла на лесоповале, может где-то в глуши дожила до старости. Пропавшая без вести для людей, она не пропала для Спасителя. Утратив зрение мира видимого, Агафья приобрела зрение духовное и, молитвенно воспринимая происходящее и окружающих, до конца своей жизни, по Христов ому обетованию, насыщалась познанием тайн Господних, живя с Богом и для Бога. Вместе с царем Давидом слепая монахиня могла сказать: Насыщуся, внегда явити ми ся славе Твоей (Пс. 16,15).

 

Добровеличковский район

50.         Апостолов Василий Михайлович, 1877 г. р., пгт Добровеличковка, русский, образование среднее. Место жительства: Знаменка, без определенных занятий, служил священником с 1905 по декабрь 1935. Арест: 1937 («устраивал в доме нелегальные моленья, агитировал верующих собирать подписи для открытия церкви, выступал против сдачи излишков хлеба государству — закапывал в землю, чтобы не сдавать»). Осужден 13.03.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам лишения свободы. Реабилитированный в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

51.         Вожаков Андриан Иванович, (1887-1937), пгт Добровеличковка, украинец, образование 2 класса, место жительства: г. Александрия, священник. Арест: 1937 (антисоветская агитация). Осужден 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 24.11.1937. Реабилитирован 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

52.         Волошин Александр Васильевич, (1878-1937), с. Новолутковка, образование начальное, член колхоза «Волна революции», Аресты: 1931 (за невыполнение гособязанности хлебосдачи), осужден к 2-м годам заключения с конфискацией имущества. 1937 (антисоветская деятельность: «агитировал против подписей на государственную ссуду и хлебозаготовку, распускал слухи, что советская власть вывозит весь хлеб с колхозов, чем нарушил трудовую дисциплину; требовал открытия церкви, хвалил расстрелянных врагов народа Якоря, Тухачевского как защитников за лучшую судьбу крестьянства»). Осужден 3.11.1937 тройкой НКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 14.11.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

53.         Григорович Александр Яковлевич, (1894-1937), с. Четырины Бельцского уезда (Молдова), румын, образование начальное, место жительства: с. Герасимовка (сейчас в составе г. Помощная), кустарь-сапожник. Арест: 1937 (распространял листовки контрреволюционного религиозного характера). Осужден 19.10.1937 особенным советом НКВД СССР к расстрелу, приговор приведен в исполнение 30.11.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

54.         Грушецкий Прокоп Демьянович, (1885-1938), с. Бобрик Любашевского района Одесской области, украинец, образование начальное, место жительства: с. Андреевка Добровеличковского района, член колхоза им. 17-го партсъезда. Арест: 1938 (участник контрреволюционной группы церковников: «вместе с бывшим дьяком Андреевской церкви, которая была ликвидирована в 1930 г., Дмитрием Муштой и сыном церковного старосты Федором Корниенко требовали открытия церкви в селе, приглашали священника и проводили незаконное крещение младенцев»). Осужден 20.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 6.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

55.         Жукова Евдокия Яковлевна, 1888 г. р., с. Бандурка Первомайского района Николаевской области, украинка, образование начальное, домохозяйка. Место жительства: ст. Помощная. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «принадлежала к контрреволюционной организации, возглавляемой священником Корецким — вели антисоветскую религиозную агитацию, задействовали членов семей партийных совершать церковные обряды, в частности крещение»). Осуждена 21.10.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам исправительно-трудовых лагерей. После освобождения умерла в 1950 году. Реабилитирована в 1958 Кировоградским облсудом.

56.         Журавский Семен Ильич (1875-1838), с. Сулимовка Яготинского района Киевской области, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Место жительства: пгт Добровеличковка. Арест: 1938 («Член контрреволюционной организации церковников под руководством попа Аполлона Потёмкина, со временем попа Иванова. Собирали подписи для открытия церкви, распространяли слухи о смене власти и ликвидации колхозов»). Осужден 28.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 6.06.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

57.         Загородний Яков Петрович, 1886 г. р., с. Песчаный Брод, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Герасимовка (сейчас в составе Помощной), кладовщик камеры хранения железнодорожной станции. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «принадлежал к группировке, которой руководил поп Корецкий из Новоукраинки: нелегально крестили детей по домам, вели среди людей контрреволюционную агитацию, используя религиозные убеждения»). Осужден 21.101937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

58.         Захарченко Григорий Мусеевич (1906-1938), с. Юрьевка, украинец, образование начальное, работник нефтесклада МТС. Место жительства: пгт Добровеличковка. Арест: 1938 («В 1935 брал активное участие в волыне при закрытии церкви. Член контрреволюционной организации церковников под руководством попа Аполлона Потёмкина, со временем попа Иванова. Собирали подписи для открытия церкви, распространяли слухи о смене власти и ликвидации колхозов»). Осужден 20.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 6.06.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

59.         Корнеенко Федор Харитонович (1904-1938), с. Андреевка, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Ерофеевка, колхозник. Арест: 1938 (Участник контрреволюционной группы церковников: «Вместе с бывшим дьяком Андреевской церкви, ликвидированной в 1930 году, Дмитрием Муштой и Прокопом Грушецким требовали открытия церкви в селе, звали священника и проводили незаконное крещение новорожденных»). Осужден 20.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 6.06.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

60.         Мушта Дмитрий Павлович (1879-1938), с. Андреевка, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Ерофеевка, колхозник. Арест: 1938 (Организатор контрреволюционной группы церковников: «Вместе с сыном церковного старосты Федором Корнеенком и кулаком Прокопом Грушецким требовали открытия церкви в селе, звали священника и проводили незаконное крещение новорожденных»). Осужден 20.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 6.06.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

61.         Нежинская Мария Харитоновна, 1882 г. р., с. Кислица (присоединено к с. Алексеевке), украинка, безграмотная. Место жительства: с. Октябрьское при ст. Помощная, домохозяйка, В 1931 раскулачена. Арест: 1937 (Антисоветская деятельность: «принадлежала к группировке, которой руководил поп Корецкий из Новоукраинки: нелегально крестили детей по домам, вели среди людей контрреволюционную агитацию, используя религиозные убеждения»). Осужденная 21.101937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. В 1958 проживала на ст. Помощная. Реабилитирована в 1958 Кировоградским облсудом.

Долинский район

62.         Алексеев Владимир Григорьевич (1879-1937), с. Братолюбовка, украинец, образование среднее (духовная семинария), священник. Арест: 1937 (вел антисоветскую агитацию религиозного направления, устраивал религиозные обряды). Осужден 1.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор исполнен 20.11.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

63.         Лепихов Михаил Александрович, 1885 г. р., с. Новогригорьевка Вторая, украинец, образование среднее специальное (педагогическое). Место жительства: с. Новогригорьевка Первая, учитель сельской школы. Арест: 1937 (агитация против закрытия церкви, против колхозного строя). Осужден в 1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Управлением НКВД Кировоградской области 16.08.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

Знаменский район

64.         Бродучан Александр Александрович (1874-1937), с. Мошорино, украинец, образование среднее. Место жительства: г. Кирово, священник греческой церкви. Арест: 1937 (член подпольной организации церковников, антисоветская агитация). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. В лагере осужден за контрреволюционную деятельность к расстрелу, приговор исполнен. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

65.         Иващенко Михаил Васильевич (1874-1937), с. Шамовка (присоединенное к с. Дмитровка), украинец, грамотный, священник. Место жительства: г Кирово. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность). Осужденный 8.12.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор исполнен 27.12.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

66.         Новицкий Евгений Андреевич, 1892г. р., с. Казарная, украинец, образование высшее (историческое отделение Петроградской духовной академии). Место жительства: г. Кирово, преподаватель пения в педшколе. Арест: 1937 (контрреволюционная пропаганда, имел в репертуаре националистические и религиозные произведения). Осужден 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Кировский район

67.         Василаки Петр Иванович (1872-1937), с. Сентовка (Молдова), молдаванин, образование начальное. Место жительства: с. Покровское Кировского района, без определенных занятий, бывший священник. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность, поднимал вопрос об открытии церкви). Осужден 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу. Приговор исполнен 20.11.1937. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

68.         Гержов Василий Васильевич, 1876 г. р., с. Грузькое, молдаванин, образование начальное. Место жительства: г. Кирово, работал в Кировском горсанобозе. В 1931 имущество распродано за неисполнение плана хлебосдачи. Арест: 1937 (восхвалял дореволюционные времена, вел антисоветскую религиозную пропаганду). Осужден 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

69.         Гержов Иван Григорьевич, 1871 г. р., с. Грузькое, молдаванин, безграмотный, сторож колхоза «Красный октябрь». Арест: 1937 («Имел тесную связь с участниками контрреволюционной организации Жосаном, Вараввой, осужденных по первой категории, после ареста попа Ружина открыто выступил за сохранение церкви, объединял вокруг себя антисоветски настроенных людей, вел активную работу по организации религиозной пятидесятки»). Осужден 14.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

70.         Гержов Семен Дмитриевич, 1873 г. р.,с. Грузькое, молдаванин, образование начальное. Место жительства: г. Кирово, сторож аэроклуба. В 1929 году раскулачен, в 1930 — выслан в Архангельскую область (Россия), откуда сбежал в 1934 году. Арест: 1937 (агитация против колхозного строя, как церковный староста агитировал за сбережение церкви). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер в «Онеглаге» 9.01.1942. Реабилитированный в 1966 году Кировоградским облсудом. Сыновья Иосиф и Георгий — близнецы 1913 г. р. — репрессированы.

71.         Драч Иван Иванович, 1868 г. р., с. Аврамовка, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Кирово, без определенных занятий. Арест: 14.09.1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер в лагере. Реабилитированный в 1958 году Кировоградским облсудом.

72.         Жосан Василий Гаврилович (1865-1937), с. Грузькое, молдаванин, образование начальное. Место жительства: с. Обозновка, бывший церковный староста, сторож детского дома. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность, антисоветская пропаганда). Осужден 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел. Приговор исполнен 19.11.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

73.         Николенко Оксана Александровна, 1882 г р., с. Липняжка, украинка, образование среднее, место жительства: г Бобринец, член артели им. Октября. Арест: 1938 («жена священника вела антисоветскую агитацию против выборов в Верховный Совет УССР, распространяла слухи о поражении соввласти, расхваливала условия жизни в дореволюционное время»). Верховным Судом УССР 17.10.1939 дело прекращено, из-под стражи освобождена. Муж Иосиф Степанович репрессирован, сын Николай арестован в 1933 и за контрреволюционную деятельность выслан органами НКВД за пределы Украины.

74.         Пышнюк Федот Каленикович, 1880 г. р., с. Дубиновое Савранского района Одесской области, украинец, образование начальное, место жительства: с. совхоза «Киров» (до 1935 года «Лаврентий»), плотник совхоза. Арест: 1937 (в 1931 году был выгнан из колхоза, должны были раскулачивать, но сбежал на Днепропетровщину; «будучи настроен против советской власти, собирает вокруг себя рабочих, где рассказывают анекдоты и поют религиозные песни»). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно- трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

75.         Резниченко Лука Харлампиевич, 1899 г. р., с. Аджамка, украинец, образование 3 класса, место жительства: г. Кирово, маляр. Аресты: 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 году Кировоградским облсудом. Возвратившись в 1949 в Кировоград, арестован повторно в этом же году как член контрреволюционной подпольной организации церковников, за антисоветскую агитацию. Осужден 14.12.1949 особым советом МВД СССР к ссылке в Кокчетавскую область (Казахстан). Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Компанеевский район

76.         Жеребцов Антон Анисимович, 1878 г. р., с. Федосеевка (присоединено к Красновершке), украинец, образование начальное, завхоз школы. Арест: 1937 (Будучи церковным старостой и псаломщиком, вел активную пропаганду. В 1919 году принимал участие в восстании против советской власти. В 1930 вступил в колхоз, в чем разочаровался и начал вести антиколхозную агитацию, вследствие чего из колхоза вышло 70 крестьянских хозяйств, за что Жеребцова арестовали и держали под следствием. В 1931 раскулачили, снова приняли в колхоз, а в 1935 исключили за контрреволюционные действия. «Надеясь на смену власти, хранил в большом количестве деньги (3500 рублей) царской, керенской и петлюровской чеканки — изъяты при обыске»). Осужден 26.10.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

77.         Стрельченко Григорий Абрамович (1880-1938), с. Федосеевка (присоединенное к Красновершке), украинец, безграмотный, колхозник. Арест: 1938 (антисоветская религиозная пропаганда, идеологически-разрушительная деятельность). Осужден 10.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу. Приговор исполнен 25.05.1938. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Маловисковский район

78.         Добушев Матвей Васильевич (1873-1937), с. Большая Знаменка Таврической губернии (Запорожская область), образование начальное, священник. Место жительства: с. Злынка. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность). Осужден 30.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 23.12.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

79.         Завадова Катерина Степановна, 1914 г. р., с. Успеновка, украинка, грамотная, крестьянка. Арест: 1937 («Бывшая комсомолка, вместе со священником Ефимом Еременко из Якимовки ходила по селам и распространяла листовки религиозного содержания, призывала людей посещать церковь»). Осуждена 28.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированная в 1963 году Кировоградским облсудом.

80.         Костюченко Евдокия Савельевна, 1888 г. р., с Большая Виска, украинка, малограмотная, без определенных занятий. Арест: 1937 (спекуляция и связь с репрессированными попами). Осуждена 5.12.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Муж в 1919 расстрелян органами ЧК. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

81.         Лагодзинский Александр Иванович (1879-1937), с. Бузовка Жашковского района Черкасской области, украинец, образование среднее, священник. Место жительства: г. Малая Виска. Арест: 1937 (контрреволюционная религиозная пропаганда). Осужден 20.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу. Приговор исполнен 23.12.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

82.         Мелхиседеков Владимир Николаевич (1880-1937), с. Хотильцы Троицкого уезда Псковской губернии (Россия), русский, образование среднее, священник. Место жительства: с. Злынка. Аресты: 1924 (за религиозную пропаганду осужден на 1 год тюрьмы), 1930 (как владелец золотой валюты), 1937 (Контрреволюционная деятельность: «В 1930 году агитировал людей не вступать в колхоз, а кто вступил — выходить: «Кто идет в колхоз, тому будут ставить печать на лоб, и они будут прокляты Богом». В 1937 искривлял положения сталинской Конституции: «Новая Конституция дает новые возможности — открывать новые церкви и возобновлять закрытые или разрушенные»). Осужден 30.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 23.12.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

83.         Новак Тарас Васильевич, 1871 г. р., с. Плетеный Ташлик, украинец, образование среднее. Место жительства: г. Кирово, заштатный священник. Арест: 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. За контрреволюционную деятельность 27.05.1939 в лагере осужден на расстрел, приговор исполнен. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

84.         Понуренко Иосиф Иванович, 1888 г. р., с. Юзефовка Киевской области, украинец, образование начальное. Место жительства: с. Алексеевка, конюх колхоза «13-летие Октября». Арест: 1937 («Должен быть раскулачен в 1930 году, но спрятался. Искривлено толковал положения новой Конституции: будучи агитатором выборной кампании села, объяснял людям, что попы также будут участвовать в выборах, хотя они и вражески настроены против власти»). Осужден 5.12.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

85.         Пржгалинский Григорий Яковлевич (1897-1937), с. Якимовка, украинец, образование среднее (Одесская духовная семинария, 1914). Место жительства: с. Кирово Долинского района, пастух кировского пункта «Укрмясосбыт». Аресты: 1930 (за контрреволюционную деятельность осужден к 3-м годам концлагеря, возвратился в 1935). 1937 («В 1937 году, когда подорвали церковь в селе, сказал крестьянам: «Как подрывают церковь, так скоро будут отрывать головы партийным руководителям за то, что они разрушают святыни. Война неминуема, СССР обречен на поражение, потому что крестьяне советскую власть защищать не будут. Призывал население к активной борьбе против советской власти: «Коммунисты и жиды издеваются над нашей верой. Я в жизни не стрелял, но придет время — научусь и мишенями для меня будут жиды»). Осужден 17.09.1937 тройкой УНКВД Днепропетровской области на расстрел. Приговор исполнен 25.09.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

86.         Прокопова Степанида Пантелеимовна, 1871 г. р., с Плетеный Ташлик, украинка, образование начальное, уборщица почтового отделения. Аресты: 1930 (раскулачена, выслана на Урал, возвратилась в 1934 году), 1937 (собирала подписи для открытия церкви, вела религиозную пропаганду). Осуждена 10.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

87.         Семенов Николай Федорович (1900-1937), пгт Врадиевка Одесской (сейчас Николаевской) области, украинец, образование высшее (Одесская духовная семинария). Место жительства: пгт Большая Виска, священник Преображенской церкви поселка. Аресты: 1930 (репрессирован в Хмелевом за контрреволюционную деятельность), 1934 (в Шполе арестован за сокрытие серебра, от суда скрылся), 1937 (антисоветская деятельность: «С января 1937 священник Семенов, дьяк Вахницкий, глава религиозной общины Хмелевский неоднократно собирали людей и агитировали против Конституции, доказывали, что власть собирает с людей непомерные налоги, административно закрывает церкви, подстрекали верующих и распространять недовольство, обсуждали среди крестьян свои кандидатуры для будущих выборов в советы, доказывая, что они при власти будут работать лучше коммунистов. Проводили обряды крещения, агитировали за открытие новых церквей. В 1935-36 поддерживал связь с румынским посольством в Москве, добиваясь возможности выехать к родственникам в Румынию»). Осужден 13.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 29.08.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Новоархангельский район

88.         Бутенко Григорий Митрофанович, 1892 г. р., с. Терновка, украинец, образование начальное, член колхоза. Арест: 1937 (активная контрреволюционная агитация, религиозная пропаганда). Осужден 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

89.         Вахницкий Николай Александрович (1904-1937), с. Кальниболот, украинец, образование высшее (Одесская духовная семинария). Место жительства: пгт Большая Виска, дьяк православного прихода. Арест: 1937 (антисоветская деятельность: «С января 1937 священник Семенов, дьяк Вахницкий, глава религиозной общины Хмелевский неоднократно собирали людей и агитировали их против Конституции, доказывали, что власть собирает с людей непомерные налоги, административно закрывает церкви, подстрекали верующих и распространяли недовольство, обсуждали среди крестьян свои кандидатуры для будущих выборов в советы, доказывая, что они при власти будут работать лучше коммунистов. Проводили обряды крещения, агитировали за открытие новых церквей»). Осужден 13.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 29.08.1937. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

90.         Еременко Ефим Афанасьевич (1868-1937), с. Кальниболот, украинец, образование среднее, священник. Место жительства: с. Якимовка Хмелевского (сейчас Маловисковского) района. Арест: 1937 (Антисоветская агитация и деятельность: «приглашал учеников в школу и предлагал платно читать религиозные книги, распространял провокационные слухи, что в лесах возле села кровососы ловят колхозников и забирают у них кровь, чем срывал сельхозработы, так как крестьяне боялись идти в поле. Сочинял контрреволюционные листовки и разносил их по селам, крестил детей от 5 до 3 лет в семьях всего района»). Осужден 28.11.1937 на расстрел, приговор исполнен 11.12.1937, Реабилитированный в 1963 Кировоградским облсудом.

91.         Журавель Андрей Анисимович, 1874 г. р., с. Терновка, украинец, образование начальное, без определенных занятий, единоличник. Арест: 1937 (активная контрреволюционная агитация, религиозная пропаганда). Осужден 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

92.         Новосадович Василий Вавилович, 1882 г. р., с. Свердликовое, украинец, образование среднее, священник к 1930 году, чернорабочий. В 1930 раскулачен и выслан за пределы Украины. Арест: 1937 (агитация против выборов в Верховный Совет, религиозная пропаганда). Осужден 5.11.1937 тройкой УНКВД Киевской области к 10-и годам заключения в исправительно- трудовых лагерях. Реабилитированный в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

93.         Панасенко Василий Кузьмич, 1889 г. р., с. Терновка, украинец, образование начальное, колхозник. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, религиозная пропаганда). Осужден 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

94.         Панасенко Филипп Кузьмич, 1877г. р., с. Терновка, украинец, образование начальное, колхозник. Арест: 1937 (контрреволюционная агитация, религиозная пропаганда). Осужден 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

95.         Сиденко Николай Васильевич, 1886 г. р., с. Надлак, украинец, грамотный, член колхоза им. Шевченко. Арест: 1938 («Бывший дьяк, вел контрреволюционную агитацию против мероприятий советской власти: колхозов, госзайма, трудовой дисциплины»). Осужден 1939 Кировоградским облсудом к 3-м годам заключения в исправительно-трудовые лагерях с лишением гражданских прав на 1 год. Реабилитированный в 1992 Генеральной прокуратурой Украины.

96.         Слободяник Алексей Петрович, 1888 г. р., с. Константиновка Тишковского (сейчас Новоархангельского) района, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Кирово, рабочий завода «Красная звезда». Арест: 1938 (контрреволюционная религиозная пропаганда). Судовой коллегией по криминальным делам 27.02.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожденный.

97.         Штанько Антон Тимофеевич, 1888 г. р., с. Терновка, украинец, образование начальное, единоличник, без определенных занятий. Арест: 1937 (активная контрреволюционная агитация, религиозная пропаганда). Осужден. 26.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

98.         Щербаковский Аркадий Иванович, 1899 г. р., с. Черноводы, Уманского района Черкасской области, украинец, грамотный, место жительства: с. Надлак Новоархангельского района, член колхоза им. Шевченко. Аресты: 1929 (антисоветская агитация). Осужден к 10-и годам заключения. 1938 («Бывший священник, вел контрреволюционную агитацию против деятельности советской власти: колхозов, государственной ссуды, трудовой дисциплины»). Осужден 17.04.1939 Кировоградским облсудом к 7-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 3 года. Реабилитирован в 1992 Генеральной прокуратурой Украины.

Новомиргородский район

99.         Вдовиченко Илья Степанович (1887-1938), пгт Ширяево Одесской области, украинец, образование — Одесская духовная семинария (1910), местожительства: г. Новомиргород, священник до 1929 года, бухгалтер колхоза им. 12-летия Октября. Аресты: 1933 (как счетовод общества потребителей с. Коробчино за растрату Новомиргородским судом был осужден к 8-и годам лишения свободы, наказание отбывал на строительстве канала Москва-Волга), 1938 (контрреволюционная группировка бывших служителей культа, антисоветская агитация, вредительская деятельность). Осужден 24.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 5.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

100.      Иванов Пантелей Григорьевич (1873-1937), с. Коробчино, украинец, образование среднее, место жительства: пгт Добровеличковка, без определенных занятий. Арест: (бывший священник, антисоветская агитация). Осужден 14.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 26.11.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

101.      Кирик Василий Устинович (1876-1937), с. Глосевичи Гродненской области (Белоруссия), белорус, образование — учительская семинария, место жительства: с. Турия Новомиргородского района, священник. Аресты: 1930 (антисоветская деятельность), 1937 (антисоветская агитация: «Принадлежал к группе выходцев из Польши священников, которые были враждебно настроены против советской власти, собирались в домах Василия Романовича и Василия Кирика, проводили собрания, ждали прихода поляков в Украину и свержения советской власти»). Осужден 1.12.1937 НКВД и Прокуратурой СССР к расстрелу, приговор приведен в исполнение 17.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

102.      Литвинов Тимофей Мусиевич (1898-1938), с. Софиевка (сейчас в составе г. Новомиргорода), украинец, образование начальное, был диаконом до 1933 года, член колхоза «12 лет Октября». Аресты: 1933 (за воровство лошади Новомиргородским народным судом был осужден к 8-и годам заключения, наказание отбывал на постройке канала Москва-Волга). 1938 (контрреволюционная группировка бывших служителей культа, антисоветская агитация, вредительская деятельность). Осужден 24.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 5.05.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

103.      Односум Степан Артемьевич, 1874 (1886) г р., с. Канеж, украинец, образование начальное, местожительства: с. Панчевое Новомиргородского района, священник. Аресты: 1922 (выдавал большевиков австрийской оккупационной власти — освобожден), 1931 («будучи попом тихоновского течения, ведет агитацию о развале коллективизации, распространяет слухи с приближении войны и свержении советской власти, поддерживает связи с кулаками. На похоронах сказал верующим: «Молитесь и терпите, потому что скоро будет конец — на следующий день в колхозе начали разбирать скот»; из показаний самого Односума «в 1931 году сотрудник ГПУ Чуприк заставлял меня отречься от религии, но я отказался это сделать»). Осужден 5.05.1931 особым советом при коллегии ГПУ УССР к 3-м годам ссылки на север. 1937 («неверно толковал положение сталинской Конституции о том, что крестьяне обязаны ходить в церковь; агитировал крестьян записываться во время переписи населения верующими, потому что власть измениться и над неверующими будет расправа; распространял слухи о поражении советской власти, расформирование колхозов, неминуемости войны). Осужден 28.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1958 Кировоградским облсудом.

104.      Пасечник Иннокентий Иванович (1875-1937), с. Малая Белка Кременецкого уезда Волынской губернии (ныне Лановецкого района Тернопольской области), украинец, грамотный, священник. Место жительства: г. Златополь (Новомиргород). Арест: 1937 («До революции был монахом, принадлежал к группе выходцев из Польши, священников, вражески настроенных к советской власти, что собирались в домах Василия Романовича и Василия Кирика, проводили собрания, высказывались в контрреволюционном кулаческом духе, ждали прихода поляков на Украину, свержения существующей власти»). Осужден 1.12.1937 НКВД и Прокуратурой СССР к расстрелу. Приговор исполнен 17.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

105.      Романович Василий Иванович (1886-1937), г. Владов Холмской губернии (Польша), украинец, образование среднее специальное духовное. Место жительства: г. Златополь, священник Златопольской церкви, ремонтник райотдела связи. Аресты: 1930 (за неуплату налогов). 1937 (Антисоветская агитация: «Принадлежал к группе выходцев из Польши, священников, вражески настроенных к советской власти, что собирались в домах Василия Романовича и Василия Кирика, проводили собрания, высказывались в контрреволюционном кулаческом духе, ждали прихода поляков на Украину, свержения существующей власти»). Осужден 1.12.1937 НКВД и Прокуратурой СССР к расстрелу. Приговор исполнен 17.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

106.      Ружин Григорий Федорович (1884-1937), с. Оситная, украинец, образование неполное среднее, священник. Место жительства: с. Грузькое Кировоградского района. Арест: 1937 (член подпольной контрреволюционной организации церковников, антисоветская агитация). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу. Приговор исполнен 27.12.1937. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

107.      Тертичный Иван Федорович (1889-1937), с. Турия, украинец, образование начальное, работник Капитановского отделения совхоза. Аресты: 1931 (как кулак осужден к 3-м годам лишения свободы). 1937 (глава религиозной общины, собирал деньги на ремонт церкви, распространял слухи о гибели советской власти). Осужден 4.09.1937 тройкой УНКВД Киевской области на расстрел, приговор исполнен 16.09.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

108.      Шостак Онисифор Ефимович (1880-1937), с. Лука Таращанского района Киевской области, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Златополь, разнорабочий по ремонту мостов. Арест: 1937 (Антисоветская агитация: «Народ не любит советскую власть, потому что она мучает людей — ее нужно уничтожить. В 30-х годах был псаломщиком Златопольской церкви, дьяком до закрытия храма в 1936. Принадлежал к группе выходцев из Польши, священников, вражески настроенных к советской власти, что собирались в домах Василия Романовича и Василия Кирика. Проводили собрания, высказывались в контрреволюционном кулаческом духе, ждали прихода поляков на Украину, свержения существующей власти»). Осужден 1.12.1937 НКВД и Прокуратурой СССР к расстрелу. Приговор исполнен 17.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Новоукраинский район

109.      Азза Кузьма Павлович (1893-1938), с. Ровное, украинец, образование начальное, член колхоза «Красная звезда». Арест: 1932 (антисоветская агитация, в 1933 дело прекращено, из-под стражи освобожден), 1938 («Член контрреволюционной организации церковников, созданной в 1937 году в Ровном попами Петром Горятой и Абрамом Корнеевым. В том же году Горята умер, а Корнеев продолжал антисоветскую деятельность вместе с личным секретарем Прасковьей Омельченко. Их в 1937 репрессировали. Главная цель организации церковников — добиться открытия в Ровном церкви»). Осужден 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

110.      Зеркаль Хивря Степановна (1878-1938), с. Ровное, украинка, безграмотная, без определенных занятий. Арест: 1938 («Член группы церковников, вела антисоветскую пропаганду: 12.03.1938 изъявила желание ходатайствовать перед правительством об открытии в Ровном церкви, сама возила в Москву заявление по сути этого дела»). Осуждена 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитированная в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

111.      Климентьева Пистина Михайловна (1882-1938), с. Ровное, украинка, безграмотная, уборщица на бойне. Арест: 1938 (член группы церковников, контрреволюционная пропаганда). Осуждена 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитированная в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

112.      Лужеренко Григорий Савельевич (1875-1938), с. Ровное, украинец, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1938 (член группы церковников, контрреволюционная пропаганда). Осужденный 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

113.      Омельченко Никита Никитович (1880-1938), с. Ровное, украинец, образование начальное, член колхоза «Красный восток». Арест: 1938 (член группы церковников, контрреволюционная пропаганда). Осужденный 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

114.      Собко Наум Данилович (1873-1938), с. Ровное, украинец, образование начальное, член колхоза им. Буденного. Арест: 1938 (член группы церковников, контрреволюционная пропаганда). Осужденный 29.04.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 9.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Ольшанский район

115.      Апостолов Николай Михайлович (1901-1938), пгт Ольшанка, болгарин, образование начальное, кладовщик колхоза «Коминтерн». Арест: 1938 (протестовал против закрытия церкви). Осужден 5.10.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 17.10.1938. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

116.      Бобовая Наталья Родионовна, 1889 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, безграмотная, без определенных занятий. Арест: 1938 («вела антисоветскую агитацию, используя религиозные предрассудки»). Осуждена 11.05.1939 Одесским облсудом к 4-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 2 года. Реабилитирована в 1992 году Генеральной прокуратурой Украины.

117.      Богуцкая Мария Никифоровна, 1897 г. р., пгт Ольшаная, украинка, безграмотная, член колхоза им. Карла Маркса. Арест: 1938 (подозревалась в контрреволюционной деятельности и связях с церковниками). Кировоградской облпрокуратурой следствие прекращено, из-под стражи освобождена.

118.      Брингач Карп Федосеевич (1888-1938), пгт Ольшаная, болгарин, образование начальное. Место жительства: с. Чубаревка, сторож базы райпотребсоюза. Арест: 1938 (контрреволюционная деятельность, связь с церковниками). Осужден 5.10.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 17.10.1938. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

119.      Бужан Варвара Терентьевна, 1891 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, безграмотная, домохозяйка. Арест: 1938 («вела контрреволюционную агитацию с использованием религии»). Осуждена 11.05.1939 Одесским облсудом к 4-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 2 года. Реабилитирована в 1992 году Генеральной прокуратурой Украины.

120.      Бужан Евфросмния Родионовна, 1894г. р., пгт Ольшанка, болгарка, грамотная, без определенных занятий, Арест: 1938 («вела контрреволюционную агитацию с использованием религии»). Осуждена 11.05.1939 Одесским облсудом к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерям с лишением гражданские прав на 3 года. Реабилитирована в 1992 году Генеральной прокуратурой Украины. Вместе с ней репрессирована сестра Наталья Бобовая.

121.      Герасимчук Устинья Ивановна, 1883 г. р., с. Юзефполь, украинка, безграмотная, без определенных занятий. В 1932 раскулачена. Арест: 1934 (за кражу колосков на колхозном поле осуждена к 3-м годам лишения свободы). 1937 (Антисоветская деятельность: «Входила в группу церковников, к которым приезжал поп Марченко из Врадиевского района Николаевской области. Вела религиозную пропаганду: «Это не советская власть, а сатанинская, она гонит крестьянина в колхозы, где будут ставить на челе и на руках печати. На всеобщем сельском собрании постановили закрыть церковь, тогда группа церковников организовалась: распространяли листовки, проводили волынки, препятствовали снятию колоколов, побили активиста»). Осуждена 15.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

122.      Драганов Марк Кондратьевич (1900-1938), пгт Ольшанка, болгарин, образование начальное, член колхоза «Коминтерн». Арест: 1938 (оказывал противодействие закрытию церкви). Осужденный 5.10.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 17.10.1938. Реабилитирован в 1958 Кировоградским облсудом.

123.      Жеков Антон Григорьевич, 1887 г. р., пгт Ольшанка, болгарин, грамотный. Место жительства: с. Черный Ташлик, секретарь сельсовета. Арест: 1938 (подозревался в антисоветской агитации с использованием религиозных суеверий). Одесским областным судом 11.05.1938 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

124.      Жекова Елизавета Григорьевна, 1889 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, грамотная, домохозяйка. Арест: 1938. (антисоветская агитация с использованием религиозных суеверий). Осуждена 11.05.1938 Одесским облсудом к 4-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишению гражданских прав на 2 года. Реабилитирована в 1998 году Генеральной прокуратурой Украины

125.      Загородний Александр Алексеевич (1900-1941), с. Катериновка (присоединено к с. Сухой Ташлик), украинец, образование начальное, член колхоза им. Шевченко. Аресты: 1931 (раскулачен и осужден на 2 месяца за контрреволюционную деятельность); 1927 («Вместе с женой Евлампией, бывшим дьяком Никифором Струком и Оксаной Якименко принадлежал к антисоветской группировке, проводившей контрреволюционную агитацию, распространявшей листовки религиозного характера»). Осужден 1.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Помер 6.11.1941 в лагерях. Реабилитирован в 1965 Кировоградским облсудом.

126.      Иванова Татьяна Семеновна, 1888 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, грамотная, домохозяйка. Арест: 1938 (антисоветская агитация с использованием религиозных суеверий). Осуждена 11.05.1939 Одесским облсудом к 5-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишению гражданских прав на 3 года. Реабилитирована в 1992 году Генеральной прокуратурой Украины.

127.      Кулицкий Лукаш Васильевич (1903-1937), с. Куцая Балка (присоединено к с. Котовское), украинец, образование — духовная семинария, священник. Место жительства: с. Ольховое Ульяновского района. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность). Осужден 17.11.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 17.11.1937. Реабилитирован в 1960 Кировоградским облсудом.

128.      Любчинская Мотрена Тихоновна, 1900 г. р., с. Юзефполь, украинка, образование начальное, санитарка сельской больницы. Арест: 1937 (антисоветская деятельность: «В 1932 году за злостную неуплату налога по мясу у нее была конфискована корова и телка. Принадлежала к группе церковников»). Осуждена 15.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирована в 1989 Кировоградской облпрокуратурой. Отец раскулачен и выслан на север, где умер.

129.      Сарданов Яков Данилович, 1886 г. р., пгт Ольшанка, болгарин, образование начальное, портной промкоопартели. Арест: 1938 («собирал подписи для открытия церкви, подозревался в антиколхозной агитации»). Управлением НКВД Одесской области 20.10.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

130.      Сарданова Елизавета Ивановна, 1890 г. р., с. Доброе, болгарка, безграмотная, домохозяйка. Место жительства: пгт Ольшанка. Арест: 1938 («собирала подписи для открытия церкви, подозревалась в антиколхозной агитации»). Управлением НКВД Одесской области 20.10.1939 дело прекращено, из-под стражи освобождена.

131.      Станкова Анна Петровна, 1892 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, образование начальное, без определенных занятий. В 1932 раскулачена. Арест: 1938 («В 1937 году ее муж Семен Филиппович был осужден за выдачу фиктивных справок кулакам, после суда над мужем Анна забрала детей и выехала на Кавказ, возвратилась в июле 1936-го. Подозревалась как активистка церковного движения в антисоветской деятельности: призывала народ противостоять властям, закрывающим церкви»). Одесской облпрокуратурой 25.01.1940 следствие прекращено, из-под стражи освобождена.

132.      Струк Никифор Петрович (1897-1937), с. Катериновка, украинец, образование начальное, хлебороб. В 1931 раскулачен, за невыполнение гособязательств по хлебосдаче был осужден на 2 года заключения, из-под стражи сбежал и прятался к 1935 году. Арест: 1937 («В годы гражданской войны служил в армии УНР, бывший церковный дьяк, вместе с четой Загородних Александром и Евлампией, а так же с Оксаной Якименко входил в антисоветскую группировку, которая проводила контрреволюционную агитацию, распространяла среди крестьян листовки религиозного характера»). Осужден 1.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 16.09.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

133.      Суботникова Анна Алексеевна, 1886 г. р., пгт Ольшанка, болгарка, безграмотная, домохозяйка. Арест: 1938 (антисоветская агитация с использованием религиозных суеверий). Осуждена 11.05.1939 Одесским облсудом к 3-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишению гражданских прав на 2 года. Реабилитирована в 1992 году Генеральной прокуратурой Украины.

Онуфриевский район

134.      Самиков Куприян Филиппович (1891-1942), с. Зибково, русский, грамотный, бывший священник, без определенных занятий. Место жительства: с. Клинцы Кировского района. Арест: 1937 (Антисоветская агитация: «сан священника получил в ноябре 1919 года в Одессе, приехал в Клинцы. 12 июня 1937 года в помещении сельсовета говорил о вырождении советской власти, доказывал, что немецкая техника лучше советской, что советам скоро конец»). Осужден 13.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер 3.10.1942 в заключении в Приамурье. Реабилитирован в 1957 Кировоградским облсудом.

Петровский район

135.      Гераскевич Петр Иосифович, 1876 г. р., с. Вершацы Александровского района (ныне Чигиринского Черкасской области), украинец, образование среднее (Одесская духовная семинария). Местожительства: пгт Петрово, священник Покровской церкви в поселке к 1930 году. Арест: 1931 (за антисоветскую агитацию выслан в далекие лагеря); 1937 (контрреволюционная деятельность и агитация: «Возвратившись из лагерей в 1934 году, в хате единоличника Арсения Высоцкого организовал молитвенный дом и под видом богослужения агитировал: «Посмотрите на мир — нет ни единой страны, где бы запрещалось молиться Богу — более того, всюду помогают, строят церкви, храмы. Что это за власть, когда в Конституции записано, что религия в Советском Союзе не запрещена, а наделе запрещают молиться трудовому крестьянству?»). Осужден 20.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1990 Кировоградской облпрокуратурой.

136.      Головко Александр Ефимович, 1891 г. р., с. Зайчинцы Семеновского района Полтавской области, украинец, образование 2 класса духовной семинарии. Место жительства: с. Новый Стародуб Петровского района, заведующий магазином «Главспирт». Аресты: 1920 (скрывал военное звание); 1933 («шпионская деятельность»); 1937 («Сын попа, капитан царской армии – в 1915-16 годах во время Первой моровой войны был награжден крестом 4-й ступени и орденом Св. Анны 4-й степени. Антисоветская религиозная пропаганда»). Осужденный 29.10.1937 тройкой УНКВД Днепропетровской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

137.      Куц Кирилл Иович, 1880 г. р., с. Чечэлёвка, украинец, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1937 (антисоветская агитация и деятельность: «Под советской властью плохо жить колхозникам — всегда голодные, голые и босые, заработанный хлеб забирает государство. Раньше батракам было лучше у кулаков, чем колхозникам. Нужно колхозы разогнать. В 1930 году добивался открытия церкви»). Осужденный 2.11.1937 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел. После кассационной жалобы и дополнительного расследования мера наказания изменена 27.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области на 10 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1969 Кировоградским облсудом.

Светловодский район

138.      Демьян Федор Федорович, 1879 г. р., с. Табурище (присоединенное к Светловодску), украинец, безграмотный, хлебороб-единоличник. Арест: 1937 (агитация за возобновление религиозных прав и открытие церквей). Осужден 19.11.1937 тройкой УНКВД Полтавской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

139.      Жолдак Петр Харитонович (1898-1937), с. Тясминка Пеньковского сельсовета, украинец, образование начальное, хлебороб-единоличник. Арест: 1937 («Из семьи середняка, в гражданскую войну служил в кавалерийской бригаде Котовского. Посещал церковь, после ее закрытия организовал в своей хате моленья, где верующие читали Библию и пели религиозные песни. Имел связи с контрреволюционным элементом, оказывал материальную помощь репрессированным — выслал по 5 рублей священникам Кармазину и Александру Дубине»). Осужден 11.09.1937 тройкой УНКВД Харьковской области на расстрел, приговор исполнен 1.10.1937. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом. В деле есть информация о том, что арестованные в 1937 году Новицкий Георгий Иванович, Петров Терентий Григорьевич, Хрей Григорий Устимьевич, Выбрик Захар Остапович, Хриенко Ефим Денисович, Белый Михаил Петрович умерли в лагерях.

140.      Маховский Петр Тарасович, 1888 г. р., с. Табурище, украинец, образование начальное, портной, хлебороб-единоличник. В 1935 раскулачен. Арест: 1937 (агитация за возобновление религиозных прав и возвращение церквей). Осужден 19.09.1937 тройкой УНКВД Полтавской области к 10 годам заключения в далеких лагерях. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

141.      Новицкий Георгий Иванович, 1881 г. р., г. Чигирин Черкасской области, украинец, образование среднее, священник в прошлом, без определенных занятий. Арест: 1937 (антисоветская агитация). Осужден 30.11.1937 тройкой УНКВД Полтавской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

142.      Павлюковский Николай Ефимович (1887-1938), с. Подорожнее, украинец, образование среднее. Место жительства: с. Калантаев, заведующий учебной частью неполной средней школы. Арест: 1938 («Сын попа, член контрреволюционной повстанческой организации»). Осужден 5.04.1938 тройкой УНКВД Полтавской области на расстрел. Приговор исполнен 29.05.1938. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

143.      Петров Павел Иосифович (1870-1939), с. Табурище, украинец, образование начальное, сторож колхоза «Красный Октябрь». Арест: 1937 (агитация о возобновлении религиозных прав и возвращении церквей). Осужден 19.09.1937 тройкой УНКВД Полтавской области к 10 годам заключения в далеких лагерях. Умер 28.04.1939 в Полтавской тюремной больнице. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

144.      Попов Сергей Константинович (1880-1937), с. Золотаревка, русский, образование начальное. Место жительства: с. Зибковое Онуфриевского района, монах к 1929 году, без определенных занятий. Арест: 1937 («Активный религиозник, отправлял религиозный культ в роли священника, из-за чего лишен выборных прав. Вел антисоветскую агитацию»). Осужденный 19.10.1937 тройкой УНКВД Харьковской области на расстрел, приговор исполнен 7.11.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой. Сестра замужем за раскулаченным и высланным в Северный край Семеном Чумаковым.

145.      Степанов Прокоп Семенович (1884-1938), с. Табурище, украинец, образование начальное, разнорабочий Кременчугской макаронной фабрики. Аресты: 1934 (за антисоветскую агитацию к 5-и годам лишения свободы); 1937 («На квартире священника Феодосия Карюкова систематически проводились нелегальные собрания церковников, где обсуждались методы борьбы с советской властью, критиковались мероприятия партии и правительства касательно сельского хозяйства. Цель собраний — объединение церковников, возрождение религиозной общины в селе, открытие по селам церквей»). Осужден тройкой УНКВД Полтавской области на расстрел, приговор исполнен 15.01.1938. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

146.      Цонда Михаил Григорьевич, 1888 г. р., с. Ветровка, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Новогеоргиевск (Светловодск), ездовой конторы «Заготскот». Арест: 1937 («Член контрреволюционной религиозной группировки, возглавляемой священником Георгием Новицким, среди населения проводил антисоветскую агитацию, дискредитировал мероприятия партии и правительства»). Осужден 23.11.1937 тройкой УНКВД Полтавской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Управлением НКВД Кировоградской области 17.05.1939 дело прекращено, из-под стражи освобожден 22.05.1939.

147.      Шишкин Федор Максимович (1877-1937), с. Табурище, украинец, образование — церковно-приходская школа, каменщик промартели «Гранит». Арест: 1937 (агитация за возобновление религиозных прав и возвращение церквей). Осужден 19.11.1937 тройкой УНКВД Полтавской области на расстрел, приговор исполнен 23.11.1637. Реабилитированный в 1956 Кировоградским облсудом.

148.      Шкляров Михаил Иванович, 1888 г. р., г. Клинцы Западной области (ныне Брянской, Россия), русский, образование среднее, без определенных занятий. Место жительства: г. Новогеоргиевск. Арест: 1937 (бывший священник, член антисоветской кулаческой группы, контрреволюционная агитация). Осужден 30.09.1937 Кировоградским облсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Верховным Судом УССР 17.10.1939 мера пресечения уменьшена к 5-и годам заключения и лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1990 Верховным Судом УССР.

Ульяновский район

149.      Воляницкий Павел Исаакович (1877-1938), с. Ободовка Тростянецкого района Винницкой области, украинец, образование начальное, поденщик в колхозе. Место жительства: г. Ульяновка. Арест: 1938 («Сын псаломщика, сам был дьяком и священником, проводил религиозную контрреволюционную деятельность»). Осужден 23.03.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 28.03.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

150.      Звенигородский Митрофан Ильич (1874-1938), с. Данилова Балка, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Арест: 1938 («К 1911 году был монахом на Афоне в монастыре св. Пантелеймона, в 1911-35 годах проживал в московском монастыре, со временем приехал домой и работал в хозяйстве своего брата Никиты Лехницкого. Вместе с другими верующими села проводил контрреволюционную деятельность»). Осужден 23.03.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Приговор исполнен 3.04.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

151.      Илич Николай Васильевич (1886-1937), с. Вербка-Байраковка Винницкой области, украинец, образование среднее духовное (Камянец-Подольская духовная семинария), священник. Место жительства: с. Великие Трояны Ульяновского района. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность: «Сын священника, проводил на квартире религиозные обряды, призывал власть разрешить православное вероисповедание, организовывал верующих, критиковал советскую власть и сталинскую политику»). Осужден 15.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел. Дата исполнения приговора в деле не указана. Реабилитированный в 1960 Кировоградским облсудом. Тесть Василий Ильич Подольский репрессированный.

152.      Коблянский Василий Ипполитович (1901-1938), с. Лозоватая, украинец, образование высшее. Местожительства: г. Охтырка Сумской области, учитель школы №1. Арест: 1937 («Сын священника. Вместе с Кириллом Белинским и Григорием Потапским в 1920 году был членом контрреволюционной повстанческой организации в Юзефполе Ольшанского района»). Осужден 10.01.1938 НКВД и Прокурором СССР на расстрел, приговор исполнен 29.01.1938. Реабилитирован в 1959 Верховным Судом УССР.

153.      Ковбасюк Григорий Маркович (1891-1937), с. Лозоватая, украинец, образование начальное, священник. Место жительства: с. Синицевка. Аресты: 1930 (лишен свободы на 2 года); 1932 (раскулачен, имущество конфисковано); 1937 (по свидетельству обвиненного: «в хате шурина Семена Галушко собирал верующих и толковал им отдельные статьи Конституции, дающие право открыть церковь. Собирал людей по воскресеньям и проводил религиозные обряды, таким образом срывая работу в колхозе»). Осужден 29.10.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 11.11.1937. Реабилитированный в 1957 Кировоградским облсудом.

154.      Кулик Антон Дмитриевич, 1889 г. р., с. Юзефово Грушковского (ныне Ульяновского) района, украинец, образование начальное, хлебороб, кочегар. В 1930 раскулачен. Арест: 1937 (Контрреволюционная деятельность: «Был церковным старостой, главой церковной пятидесятки. По заданию священника Василия Подольского агитировал колхозников собирать подписи и средства для поездки в Киев, чтобы ходатайствовать там об открытии церкви в селе»). Осужден 15.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, даты исполнения приговора в деле нет. Реабилитированный в 1960 Кировоградским облсудом.

155.      Куценко Виктор Никитич (1877-1940), с. Синьки, украинец, образование начальное. Место жительства: г. Ленинград, дворник завода «Невгвоздь». Арест: 1937 (антисоветская агитация, религиозная пропаганда, был церковным старостой). Осужден тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер 10.03.1940 в лагере г. Темиртау Новосибирской области. Реабилитированный в 1965 Кировоградской облпрокуратурой.

156.      Лехницкий Никита Федосеевич (1870-1938), с. Порубинцы Хмельницкого района Винницкой области, украинец, образование среднее. Место жительства: с. Данилова Балка, поденщик в колхозе. Арест: 1938 («Сын дьяка, с 1892 по 1928 был дьяком, после 1928 — священник. В Даниловой Балке группа бывших попов и монахов под руководством попа Лехницкого проводит контрреволюционную деятельность, направленную на срыв мероприятий советской власти, разрушают коллективное сознание крестьян, распространяют провокационные слухи о войне. В хате Лехницкого незаконно проводят религиозные обряды, срывают колхозные работы»). Осужден 23.03.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 28.03.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

157.      Подольский Василий Васильевич, (1900-1937), с. Юзефовое Грушковского (сейчас Иосифовка Ульяновского) района, украинец, образование среднее (Уманская гимназия), псаломщик. Арест: 1937 (контрреволюционная деятельность: «вместе с отцом и религиозным обществом выступал против закрытия в 1936 году церкви в селе»). Осужден 15.08.1937 тройкой УНКВД Одесской области к расстрелу, даты исполнения приговора в деле не обозначено. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

158.      Ревуцкий Даниил Никитич (1883-1938), с. Поташная Вернадского района Винницкой области, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Место жительства: с. Данилова Балка. В 1932 раскулачен. Арест: 1938 («К 1928 году был монахом Луполовского монастыря. Вместе с другими священниками проводил контрреволюционную деятельность: срывал уборочную кампанию, оказывал противодействие реализации госзайма»). Осужден 23.03.1938 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 28.03.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

 

Блажени милостивые,

яко тии помилованы будут

Петро Харитонович Жолдак, уроженец села Тясминки (Светловодский район), потомственный хлебороб, хозяин (а для советской власти кулак-единоличник) долгими зимни­ми вечерами учил своих четырех дочерей — Зиночку, Аленку, Мотрю и Танюшу Божьему Слову. В уютной небольшой светлице Жолдаков, как в церкви, все стены в иконах. Евдокия Трофи­мовна зажигает лампадки. Сам Петро Харитонович, достав из тайни­ка Евангелие, читает дочкам: ...Потом царь скажет и тем, которые по левую сторону: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уго­тованный диаволу и аггелам его. Потому что алкал Я, а вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником и вы не при­няли Меня; был наг и не одели Меня; болен и в темнице и не посетили Меня». Сам Петро Харитонович любит странников, зная, что за каждым нищим, просящим, убогим стоит сам Господь, и жена, и дочки у него сердобольные, приветливые, никогда в помощи нуждающимся не отка­жут. Из вырученных за хлеб денег недавно послал по 5 рублей владыке Макарию (фамилия неизвестна) и отцу Александру (Дубине), нелегко ведь им в Сибири...

Пришли времена испытаний: Господь собирает в житницу свою урожай мучеников — кто исповедует Имя Святое Его, веру Православную, тот или в Сибири, или в могиле, а плевелы пустые бесчинствуют. Дочерей страшно в школу отпускать: учителя-безбожники против ро­дителей учеников настраивают, способствуют лукавому, чтобы восстали дети на родителей своих. Духовная развращенность хуже телесной. До­чек жалко: кроткие, послушные, так внимательно, вдумчиво Слово Бо­жье слушают. Слава Христу, не кричат отцу и матери, как те пионеры: Кулаки, отдайте хлеб!

После чтения Святого Евангелия Петро Харитонович достает из-за образа Святителя Николая последнее письмо епископа Макария. Снова все во внимании. Радуйтесь о Господе, любезные моему сердцу Петр Харитонович и Евдокия Трофимовна, а так же Ваши доченьки! Пре­много благодарен за письмо и денежную поддержку. Молюсь о Вашем здравии, благополучии и спасении, прошу у Ходатаицы Нашей пред Господом заступничества для Вашей благочестивой семьи. Рассказы­вает владыка Макарий, что не голодает, и работа у него не тяжелая, Ев­докия Трофимовна утирает непрошеную слезу. А девочкам та Сибирь кажется зеленым сказочным краем, где растет изобильно все, что ни по­садишь. Вот бы им туда, в эту чудную сказку... Как дорогую святыню хранит Петро Харитонович письма своих молитвенников, перечитывая, наполняет душу верой, спокойствием, проникается еще большим ува­жением к ссыльным батюшкам, ведь нет в письмах ни жалоб, ни обид, даже намека на страдание.

Что-то метель сегодня уж больно разыгралась. Подбрось-ка, мать, дровишек в печь. По словам мужа Евдокия Трофимовна вышла в сени, куда еще днем внесли десяток-другой полен для просушки. Услышав лай собаки, она отворила старую дубовую дверь хаты и как раз вовремя. От калитки кто-то позвал: Хозяюшка, пустите Божьего человека на ноч­лег. Накинув тулуп, Евдокия Трофимовна вышла по сугробам к калитке. Странник был стар, дрожал от холодного ветра, да еще и голову непокрытую засыпало снегом.

Проходи, добрый человек, в хату. Милости просим, чем богаты, тем и рады... Петро Харитонович с дочерьми на приветствие странника Мир дому вашему дружно ответили: С миром принимаем.

Старца посадили поближе к печке. Дочки засуетились: принесли дедушке холодной воды, чтобы отошли примороженные руки и ноги; помогали матери собирать на стол постный ужин (Филлиповка ведь). Петро Харитонович принес чистую, сухую одежду...

Божьего человека слушали до глубокой ночи, его искренняя вера, простота общения, жизненный опыт и мудрость вселяли уверенность и беззаветное упование на Христа в души слушающих. Девочки вооб­ще не хотели расставаться с дедушкой. Петро Харитонович предло­жил страннику жить у них, сколько ему угодно. Но на утро старца уже не было: цепочка глубоких следов вела от дома на улицу. Пока жена и дочки спали, Жолдак, подарив Божьему человеку шапку и дав буханку хлеба, проводил его к дороге в соседнее село. Странник на прощание попросил Петра Харитоновича сохранить одну рукопись...

11.09.1937 год. Иконы, лампады, большой нательный крест хозяина, письма репрессированных священников, какая-то рукопись, написан­ная карандашом мелко, убористо бисерным почерком — все святыни сегодня уже «вещьдоки» по делу Петра Жолдака, а также его дружков контрреволюционеров-церковников — Георгия Новицкого, Терентия Петрова, Григория Хрея, Захара Выбрика, Ефима Хриенка, Михаила Белого. Зачинщик в банде Жолдак: именно он предоставил свой дом для молебнов, чтения Библии. Да еще, подумать только, этот еди­ноличник имел связь с контрреволюционным элементом: слал деньги ссыльным попам! А на допросе вел себя нагло: он, видите ли, отправ­лял деньги не врагам народа, а своим молитвенникам. И вины не при­знавал: «Я верую во единого Господа Иисуса Христа, во единую Святую Соборную Церковь».

01.10.1937 Жолдак Петр Харитонович — крестьянин-хлебороб, исповедник Христов, был расстрелян.

Складывается впечатление, что Петр Жолдак сознательно не из­бавился от писем священников, сохранил их как высокую ценность, как реальное единение со своими духовными отцами. Именно за эту верность Христу и ближним он и был расстрелян.

 

Город Кирово

159.    Гашутин Никифор Иосифович, 1873, с. Жихорево Сосковского района Орловской губернии (Россия), русский, грамотный, бывший дьякон, член колхоза «Красный лес». Арест: 1938 («Участие в контрреволюционной террористической организации, которая была раскрыта и ликвидирована на территории Кировоского района»). Управлением НКВД Кировоградской области дело прекращено, из-под стражи освобожден.

160.    Грабарь Гавриил Васильевич (1880-1938), г. Херсон, украинец, образование среднее. Место жительства: г. Кирово, сторож сеносклада завода «Красная звезда». Арест: 1938 («К 1930 году был псаломщиком, в 1930-35 — священником. Поддерживал тесную связь с руководителем контрреволюционной подпольной организации архиереем Квашенко, проводил антисоветскую агитацию среди рабочих завода»). Осужден 4.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел, приговор исполнен 26.05.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

161.    Гусаренко Михаил Семенович (1880-1937), г. Ковно (Литва), украинец, образование — духовная семинария. Местожительства: г. Кирово. Священник греческой церкви. Арест: 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. За контрреволюционную деятельность 27.05.1939 в лагере осужден на расстрел, приговор исполнен. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

162.    Добровольский Илья Григорьевич, 1883 г. р., г. Елисаветград, украинец, безграмотный, мясоруб на колхозном рынке. Арест: 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, созданной Одесским архиепископом Кириллом Квашенко по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. За совершение злодеяния в лагере осужден на расстрел, даты исполнения приговора в деле не указано. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

163.    Квашенко Кирилл Федорович (1879-1937), с. Кантакузовка (сейчас с. Прибужаны) Вознесенского района Николаевской области, украинец, образование высшее духовное. Место жительства: г. Одесса, архиепископ Одесский. Аресты: 1924 (притягивался к ответственности, оправдан); 1937 («С 1935 года был архиереем Кировской епархии, организовал подпольную контрреволюционную организацию церковников по заданию руководящего обновленческими церквями на Украине Киевским митрополитом Александром Чекановским, поддерживающим связь из заграницей через сбежавшего в 1931 году в Германию секретаря Синода Серафима. Членами организации были кулаки и другие недовольные советской властью. Задание: борьба с советской властью. В тюрьме члены организации не прекращали вражеской деятельности»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области на расстрел, приговор исполнен 19.10.1937. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

164.    Кедров Николай Леонтьевич, 1874 г. р., г. Псков (Россия), русский, образование среднее. Место жительства: г. Кирово. Сторож базы «Холодпром», бывший священник. Арест: 1937 (контрреволюционная троцкистская агитация, клевета на руководителей партии и правительства). Осужден 21.08.1937 Одесским облсудом к 8-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1992 Генпрокуратурой Украины.

165.    Клепацкий Яков Иванович (1892-1938), с. Бишов Макаровского района Киевской области, украинец, грамотный. Место жительства: г. Кирово, пожарник городского театра. Арест: 1938 («Сын священника, прапорщик царской армии, дьякон к 1930 году открыто вел антисоветскую агитацию среди рабочих мебельной фабрики и служащих местного театра, восхвалял жизнь за границей, распространял слухи о надвигающийся войне и падении советской власти»). Осужден 20.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел, приговор исполнен 21.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

166.    Ненно Николай Минович, 1867 г. р., г. Одесса, грек, образование среднее. Место жительства: г. Кирово (Кировоград). Священник, протоиерей, благочинный Кировского района. Арест: 1937 («Член группировки церковников, провозглашал контрреволюционные проповеди, поддерживал связь с братом Михаилом, священником с Одессы»). Осужден 7.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области на расстрел, даты исполнения приговора в деле не указано. Реабилитированный в 1988 Кировоградским облсудом. Сын Сергей, священник, осужден за контрреволюционную деятельность к 5-и годам лишения свободы; сын Борис арестован вместе с отцом по одному делу.

167.    Павленко Григорий Иванович, 1878 г р., с. Дяговая Менского района Черниговской области, украинец, образование начальное, сторож. Место жительства: г. Кирово, В 1929 раскулачен. Арест: 1930 (за антисоветскую деятельность осужден к 3-м годам лишения свободы); 1937 («До революции служил дьяконом Покровской церкви, проводил религиозную пропаганду, агитировал против госзайма»). Осужден 11.08.1937 УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

168.    Пароконьев Иосиф Иванович (1881-1939), с. Бузиновое Ивановского района Одесской области, украинец, образование начальное, Местожительства: г. Кирово (Кировоград). Священник греческой церкви. Аресты: 1929 (контрреволюционная деятельность); 1937 («Член подпольной контрреволюционной организации церковников, в состав которой входило 16 человек во главе с архиепископом Кириллом Квашенко»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. За контрреволюционную деятельность 27.05.1939 в лагере осужден на расстрел, приговор исполнен. Реабилитированный в 1958 Кировоградским облсудом.

169.    Покорский Иван Евгеньевич (1896-1938), с. Жемелинцы Ляховского района Винницкой (сейчас Белогорского Хмельницкой) области, украинец образование среднее, место жительства: г. Кирово, священник, сторож Преображенской церкви. Арест: 1938 («расхваливал жизнь в Польше и Германии, агитировал за открытие храмов в городе»). Осужден 4.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 26.05.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

170.    Романовский Михаил Иванович (1870-1937), с. Чайкино Калининской области (Россия), русский, образование среднее, место жительства: г Кирово, священник Скорбящинской церкви тихоновской ориентации на Новониколаевке. Аресты: 1923 («мною была подписана бумага о добровольном сборе денег среди населения на потребности церкви»), 1927 («за распространение прокламаций контрреволюционного содержания»), 1931 («член контрреволюционной офицерской организации»), осужден к 3-м годам ссылки в Северный край. 1937 («вместе с Михаилом Иващенком в период переписи населения призывал всех записываться верующими, чтобы собрать нужное количество голосов для открытия храмов; во время проповедей просил всех молиться за репрессированных советской властью архиепископа Кирилла, протоиереев Михаила и Александра, чем вызвал общий плач и ненависть к советской власти со стороны присутствующих; распространял провокационные слухи об открытии закрытых храмов»). Осужден 8.12.1937 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 27.12.1937. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

171.    Ростовцев Николай Иванович, 1882 г. р., г. Ефремов Тульской губернии (Россия), образование начальное, место жительства: г Кирово, машинист депо станции Кирово-Украинское. Арест: 1938 (подозревался в антисоветской агитации; из показаний Ростовцева: «На почве религиозных суждений я был настроен против советского строя, пытался доказать окружающим, что религия существует во всем мире, но лишь советская власть не признает ее, да, я приобщал в религию железнодорожников, когда по решению трудящих закрывались церкви; да, я клеветал на советское правительство, потому что советская власть только на бумаге проповедовала свободу совести, а в действительности притесняла религию; советская власть не может экономически обеспечить трудящих, поэтому я расхваливал старый капиталистический строй»). Прокуратурой Одесской железной дороги 28.12.1938 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

172.    Фильшин Иван Иванович, 1881 г. р., с. Меловой Колодец Курской области (Россия), русский, образование — духовное училище, место жительства: г. Кирово, диакон греческой церкви. Арест: 1937 («член подпольной организации церковников, в состав которой входило 16 членов во главе с архиепископом Одесским Кириллом Квашенко»). Осужден 25.09.1937 тройкой УНКВД Одесской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Реабилитирован в 1958 Кировоградским облсудом.

173.    Холмский Петр Ефимович, (1912-1938), г. Полтава, русский, грамотный, место жительства: г. Кирово, безработный. Аресты: 1934 («контрреволюционная деятельность»), осужден к 3-м годам заключения. 1938 («сын дворянина, что имел имение в с. Рудовка Прилуцкого района Черниговской области; с 1927 года в Одессе служил пономарем, псаломщиком в храмах, с 1930-го священником в Житомирской и других областях, в 1936 вернулся в Одессу, в 1937 переехал в Кирово; поддерживал отношения с контрреволюционными личностями, устраивал нелегальные богослужения, к советской власти настроен враждебно»). Осужден 22.04.1938 тройкой УНКВД Николаевской области к расстрелу, приговор приведен в исполнение 22.06.1938. Реабилитирован в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Репрессии четвертой волны гонений показали безбожную и античеловеческую политику СССР: одержимая воинственным материализмом, советская власть относилась к человеческой личности как к подопытно­му материалу, над которым можно властвовать всецело и безраздельно — ломать сознание, устраивать социальный террор, использовать в роли бесплатной рабочей силы в исправительно-трудовых лагерях, убивать. Особое внимание хочется обратить на социальное манипулирование правами верующих: во многих обвинительных приговорах осужденных лишают гражданских прав сроком от 1 до 5 лет — это так называемые «лишенцы», которых увольняли со служб и работ, исключали с проф­союзов, не выплачивали пенсии и ущемляли в избирательных правах. Люди становились ненужными изгоями в советском социуме, им ве­шался ярлык иждивенцев — «без определенных занятий».

Жестокая бесчеловечность власти посягала даже на посмертную участь репрессированных: страшные очернительные обвинения в приго­ворах, изобличающие верующих как «контрреволюционеров», «врагов народа», «фашистских приспешников» трудно опровергнуть, не имея на сегодня фактических доказательств. Неугодные уничтожались без­жалостно, как мусор, без страха расплаты за злодеяния, без оглядки на нравственный закон — и то, что их имена реабилитированы и воз­вращены потомкам, просто чудо Господа, у которого ничего не бывает тайным, что бы не стало явным.

 

Блажени чистые сердцем,

яко тии Бога узрят

Церковная община села Коробчино, что в Новомиргород­ском районе, была дружной и сплоченной, как семья. В дореволюционное время вместе возводили храм: рабо­тали все — и стар, и млад. Каменный фундамент, крепкая кладка (на яичных желтках), дубовая дверь — все говорило, что люди строили на века, во славу Божию. Засверкала церковь куполом, увенчалась крестом. Сельские мастера вырезали иконостас, откуда-то и художника пригласили, чтобы расписал. Среди икон кто-то принес образ Богородицы Троеручицы. Старинная средних размеров икона имела лики темноватые — цвета насыщенного гречишного меда. Три руки на изображении как бы подтверждали великую помощь Пречис­той Владычицы в строительстве храма. Кто был священником на этом приходе, история умалчивает.

Можно предположить, что в 20-е годы здесь по окончании Одесской духовной семинарии какое-то время служил отец Илия (Вдовиченко, 1887-1938). С 1933 года Илия Степанович официально работает счетоводом местного потребсоюза, но, видимо, негласно служит требы и для власти, как бывший поп, становится врагом. Вскоре Вдовиченка обвиняют в растрате денег и осуждают на 8 лет ссылки в трудовые лаге­ря (строил канал Москва — Волга). Повторно арестован 14.03.1938 года как «участник контрреволюционной группировки бывших служителей культа» и приговорен к смерти. Приговор исполнен 05.06.1938 года.

Возможно, в Корбчинской церкви был священником отец Пантелеимон (Иванов, 1873-1937). Уроженец этого села, он еще с детст­ва мог служить алтарником в храме, диаконом, а со временем, после учебы, иереем до переезда в Добровеличковку, где был арестован 29.10.1937 года Добровеличковским РВ НКВД и приговорен к расстре­лу — 26.11.1937 года. Может, история скрывает имя еще какого-то не­известного священника, подвижника веры.

Перед закрытием новой властью храма отец-настоятель благословил общине спрятать от безбожников церковные ценности, иконы. Храм сельские активисты хотели приспособить сначала под склад, потом под клуб, но община дружно воспротивилась — и власти на время поутихли: пустая церковь стояла на запоре.

Дальнейшие события могли сложиться так. Образ Троеручицы забрала вдова отца Илии. Ее имя не известно, назовем эту благочестивую женщину Натальей. Лик Пресвятой матери за годы безбожной власти совсем потемнел, будто сокрыла себя Царица Небесная от людей. Тяже­ло было смотреть приходившим к Вдовиченковой верующим, совестно. Горящая лампада еще более оттеняла черноту. Когда в очередной раз проверяли родственников репрессированных на сокрытие от государ­ства ценностей, Наталья спрятала икону в захламленном чулане. Обвер­нув образ вышитым рушником, положила его в старый сундук, под спуд сорочек, плахт, полотна. И как будто забыла о нем.

С того времени прошло 4 года.

...Вы слышали? В Коробчином икона Богородицы обновилась! Троеручица. У попадьи Вдовиченковой.

Сама Наталья рассказывала отцу Симеону и верующим, тайно собравшимся на молебен: Снится мне Матерь Божия и строго говорит: «Забери мою икону из-под кровати!» Я вскочила в благоговейном трепете, быстро зажгла керосинку и пошла в чулан. Из-под старой кровати вытянула сундук, открыла..., а оттуда свет. Икона лежит сверху, а из ликов Богородицы и Христа сплошной поток лучей. Меня ослепило на миг, потом глаза омылись слезами и прозрели. Принесла образ в комнату, в красном углу поставила на божницу, зажгла лампа­ду и до утра молилась...

События, связанные с обновлением иконы, произошли в Коробчине 10-15 июня 1941 года, как раз перед началом войны. Отец Симе­он и местная церковная община радостно восприняли Господне чудо: как поддержку в грядущих испытаниях (ибо войну предчувствовали), как возвращение Божией милости и благоволения. Решили пройти крестным ходом вокруг села. Узнав о чуде, приклониться к образу Троеру­чицы сходились верующие из соседних сел — Марьевки, Троянового, Андреевки.

Людей собралось много, и крестный ход под пение Взбранной воеводе победительная… шел от дома Вдовиченков к закрытому храму. Из дво­ров в поток поющих вливались и некоторые колхозники, осеняя себя забытым крестным знамением, устрашившись Божьего чуда. На церковном дворе отслужили благодарственный молебен и двинулись по улице, ведущей на окраину села. Летний воздух наполнялся Богослужебными песнопениями. Солнце, казалось, светило ярче. Лик Богородицы сиял. Отец Симеон и община самозабвенно, упоительно молились...

Местные власти всполошились: священник и, наверное, около ты­сячи верующих, с иконой (говорят, обновилась) идут крестным ходом, как в дореволюционные времена, славят Бога. В 41-й то год! Сколько уже пересажали по тюрьмам, по лагерям этих верующих — и вот те на!

Сразу же был сделан звонок в Кировоград. 16.06.1941 года оперуполномоченные УН КДБ Кировоградской области арестовали отца Симео­на и, вероятно, других верующих.

В обвинительном приговоре сказано: Семен Радченко (1897 г. р.) посещал нелегальные собрания церковников в Коробчине, Марьевке, Трояновом, Андреевке и других селах Новомиргородского и Златопольского районов, где совершал религиозные обряды и крещение детей, за что брал с населения плату деньгами и продуктами; в июне 1941 года вместе с другими церковными активистами с. Коробчиного тайно устроил провокационную вылазку — «обновление иконы» — с целью активизации религиозной пропаганды и устрашения отсталых элементов села.

Отец Симеон был отправлен в ссылку на Восток Казахстана, но в этом же году, 26.11, дело прекращено и из-под стражи священник освобожден.

Как дальше сложилась жизнь отца Симеона и коробчинской церковной общины, нам не известно, но, думая о чистой и незыблемой вере этих людей, хочется молиться: Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое...

История обновившейся иконы тоже покрыта тайной. Будем наде­яться, что в свое время Пресвятая Богородица еще явит свой образ.

 

Пятая волна гонений (1940-1947 годы)

Главные события

В 1940 г. число православных общин в СССР составляло 8279, из них большинство находилось на территории присоединенных з 1940 г. Прибалтики, Молдавии, западных областей Украины и Белоруссии. В РСФСР к 1940 г. было зарегистрировано 950 общин, однако реально действовали около 100 храмов, находившихся в основном в крупных городах. На Украине были закрыты все православные церкви в Винницкой, Кировоградской, Донецкой, Николаевской, Сумской, Хмельниц­кой областях, по одной церкви действовали в Ворошиловградской, Пол­тавской, Харьковской областях. В Киевской епархии из 1710 приходов, существовавших до 1917 г., сохранились 2 (по материалам Интернет-изданий).

 

Германская политика в отношении церкви

До начала ВОВ немецкие спецслужбы разрабатывали различные проекты религиозной политики в СССР. До 1941 г. ведущую роль нацистские идеологи отводили Русской православной Церкви за, границей (РПЦЗ), иерархи которой в целом были настроены весьма враждебно по отношению к советской власти. Многие священнослужители и ми­ряне РПЦЗ связывали надежды на крушение «богоборческой комму­нистической власти» с победой Германии во Второй Мировой войне. Однако после оккупации значительной части территории СССР оказа­лось, что германская власть не находила нужным активно привлекать зарубежное духовенство к работе на захваченной территории.

На оккупированной советской территории нацистские СМИ настойчиво обсуждали тему гонений на религию и верующих со стороны большевиков, подчеркивая, что германские власти предоставляют религиозную свободу. При этом, не желая давать поводов для критики рели­гиозной политики на территории самой Германии, Гитлер еще в июле 1941 г. секретным приказом запретил на время войны с СССР проведе­ние несанкционированных антирелигиозных мероприятий. Оккупанты «рекомендовали» священнослужителям в проповедях и во время «цер­ковных церемоний» выражать верноподданнические чувства к Гитлеру и Третьему рейху, а также проводить особые молебны за победу немец­кой армии и «спасение родины» от большевиков.

А. Гитлер вплотную занимался религиозными проблемами и считал их очень важными в деле «управления покоренными народами». В апреле 1942 г. в кругу приближенных он изложил свое видение религиозной политики: «Нашим интересам соответствовало бы такое поло­жение, при котором каждая деревня имела бы собственную секту, где развивались бы свои особые представления о Боге. Даже если в этом случае в отдельных деревнях возникнут шаманские культы, подобно негритянским или американо-индейским, то мы могли бы это только приветствовать, ибо это лишь увеличило бы количество факторов, дробящих русское пространство на мелкие единицы» (Цит. по: Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма: Ист. очерки, документы и материалы. М., 1973. Т. 1. С. 66).

Фашистская политика относительно религии была с одной сторо­ны популистской (вероисповедание разрешалось), а с другой стороны — разобщающей, так как усилились движения автокефальной украинской церкви, протестантской церкви.

На оккупированных территориях разрешалась деятельность лишь лояльных германской администрации религиозных организаций. В первую годовщину начала вторжения немецко-фашистских войск в СССР имперский комиссар Украины в директиве руководителям СС и поли­ции писал: «На Украине, точно так же как и в Германии, каждый может верить по-своему. Нами допускается любая религия и любое церковное направление, если оно лояльно к германской администрации... Разногла­сия церковных направлений между собой, а именно в религиозных во­просах, нас не интересуют. Мы желаем только, чтобы полемика по этим вопросам не распространялась среди мирских масс, потому что она спо­собна нарушить гармонию, необходимую для общего строительства» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 251. Л. 12). Со временем предполагалось допустить на захваченные территории «новый класс проповедников», обученных и способных «толковать народу религию», свободную от на­циональной истории, традиций и культуры (Там же. Д. 92. А. 23-25).

 

Положение РПЦ и её патриотическая деятельность

во время ВОВ

22 июня 1941 г., в первый же день войны, совпавший с праздновани­ем памяти Всех святых, в земле Российской просиявших, Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий составил «Послание пастырям и пасомым Христовой православной Церкви», в котором раскрыл антихристианскую сущность фашизма и призвал верующих на защиту Отечества от «жалких потомков врагов Православного Христианства». Послание рассылалось по епархиям и приходам.

26 июня митрополит Сергий совершил в Богоявленском соборе Москвы молебен о победе русского воинства.

В январе 1942 г. митрополит Сергий направил специальное посла­ние духовенству и верующим на оккупированной территории СССР, в котором содержался призыв к поддержке партизанского движения и осуждение сотрудничества с немецкими захватчиками.

В пасхальном послании от 2 апреля 1942 г. Патриарший Местоблюститель особо подчеркивал чуждость нацистской идеологии Христиан­скому учению (Митрополит Сергий (Старгородский) за годы войны составил 24 послания).

4 сентября 1943 г. Сталин провел совещание с участием Маленкова и Л. П. Берии, во время которого им был представлен полковник НКГБ Г.Г. Карпов, намеченный на пост председателя Совета по делам РПЦ. В Кремль для встречи со Сталиным прибыли митрополиты Сергий, Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич). В ходе беседы Сталин выразил одобрение патриотической деятельности Церкви и подчерк­нул, что она «может рассчитывать на всестороннюю поддержку прави­тельства во всех вопросах, связанных с ее организационным укрепле­нием и развитием внутри СССР». Московской Патриархии было дано разрешение на проведение Архиерейского Собора для избрания Патриарха, открытие приходов и духовных школ, возобновление издания «Журнала Московской Патриархии». Сталин обещал, что духовенство получит право участвовать в исполнительных органах приходов, изме­нится обложение священнослужителей подоходным налогом, епархиям разрешалась организация свечных заводов и гарантировалась свобода в самостоятельном распоряжении денежными средствами и отчисле­нии их на нужды Патриархии.

8 сентября 1943 г. Архиерейский собор РПЦ провозгласил в числе своих деяний «Осуждение изменников вере и Отечеству», согласно которому «всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик — лишенным сана» (ЖМП. 1943. № 1. С. 16; Смирнов А., прот. Противники Креста Господня //ЖМП. 1943. №3. С. 25-29).

Собор единогласно избрал Патриархом Московским и всея Руси митрополита Сергия, интронизация которого состоялась 12 сентября в Богоявленском соборе Москвы. Проведение Собора и избрание Патриарха способствовали восстановлению ранее прерванных связей с пра­вославными и инославными Церквами.

14 сентября постановлением Совнаркома СССР был образован Со­вет по делам РПЦ.

7 октября было утверждено «Положение о Совете по делам РПЦ при Совнаркоме СССР». Наряду с центральным аппаратом Совета, располагавшимся в Москве, создавался институт уполномоченных при Совнаркомах союзных и автономных республик, при край- и облис­полкомах, права и обязанности уполномоченных регламентировались в особой инструкции, принятой в начале 1944 г.

До мая 1944 г. Совет по делам РПЦ занимался проблемами всех религиозных объединений.

После кончины Патриарха Сергия, согласно его завещанию, в права Местоблюстителя Патриаршего Престола вступил митрополит Алек­сий, единогласно избранный на последнем заседании Поместного Со­бора 31 января — 2 февраля 1945 г. Патриархом Московским и всея Руси.

10 апреля 1945 г. Сталин принял делегацию РПЦ во главе с Патриархом Алексием На встрече обсуждались вопросы патриотической деятельности и внутренней жизни Церкви, ее возможное участие в укреплении международных отношений в послевоенный период.

 

События, связанные с Кировоградом

1941-1942 — викарным Кировоградским епископом пребывает Антоний (Марценко).

Кто был владыкой в 1943 году — не известно.

С 15 августа 1944 года по 1946 год Кировоградское викариатство Одесской епархии возглавлял викарный епископ Сергий (Ла­рин). В 1946 году он уже именуется епископом Одесским и Кирово­градским.

В январе 1947 года в границах Кировоградской области была образована самостоятельная Кировоградская епархия Первым ее епископом по указу патриарха Алексия и Священного Синода был назначен Миха­ил (Рубинский) с титулом епископ Кировоградский и Чигиринский.

В январе 1948 года в состав епархии была включена Николаевская область, а правящие епископы стали именоваться Кировоградскими и Николаевскими.

С 12 декабря 1947 по 21 октября 1949 епархию возглавлял Феодосий (Коверницкий).

 

Мартиролог пятой волны гонений

Александровский район

1.         Чернецкий Иван Порфирович, 1899 г. р., пгт Елисаветградка, украинец, образование — 7 классов. Место жительства: с. Ломовка Нижнеднепровского района Днепропетровской области, священник Покровской церкви. Аресты: 1938 (работая комендантом политехникума, растратил имущество); 1946 («Во время немецкой оккупации работал сторожем МТС кировоградской области и священником РПЦ, проводил антисоветскую агитацию, вражески высказывался по адресу одного из руководителей ВКП(б) и советского правительства»). Осужден 8.07.1946 трибуналом войск МВД Кировоградской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях, лишением гражданских прав на 5 лет и конфискацией имущества. Реабилитированный в 1993 Кировоградской облпрокуратурой.

Гайворонский район

2.         Годованец Гелько Дмитриевич, 1905 г. р., с. Соломия, украинец, образование начальное, без определенных занятий. Арест: 1947 (член нелегальной группы истинно православных христиан, антисоветская агитация). Осужден 14.01.1948 Одесским облсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитированный в 1992 Генеральной прокуратурой Украины.

Маловисковский район

3.         Котляревский Андрей Александрович, 1911 г. р., г. Суджа Курской области (Россия), украинец, образование высшее (Харьковский стоматологический институт, 1940). Место жительства: с. Хмелевое, доктор-стоматолог. Арест: 1941 (антисоветская деятельность на основании религиозных убеждений). Осужден 10.06.1941 Кировоградским облсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитированный в 1989 Кировоградской облпрокуратурой.

Новоархангельский район

4.         Гурский Ларион Мефодьевич (1865-1942), с. Подвысокое, украинец, образование среднее, колхозник. Арест: 1941 (25 лет служил священником, распространял контрреволюционную литературу, выступал против госзайма). Судебное решение в деле отсутствует в связи со смертью 20.02.1941 в тюрьме НКВД г. Усть-Каменогорска (Казахстан).

Новомиргородский район

5.         Бондаренко Михаил Леонтьевич, 1898 г. р., с. Турия, украинец, образование начальное, крестьянин-единоличник, лесоруб Капитановского лесничества. Аресты: 1936 (неуплата налогов); 1941 («Несколько лет был главой церковной пятидесятки, собирал в своем доме отсталую часть населения, под видом церковных обрядов проводил агитацию против советской власти, против колхозов, добивался открытия церкви в селе. После закрытия церкви в его доме жители села крестили детей и святили паску»). Осужден 12.07.1941 Кировским облсудом на расстрел с конфискацией имущества. Дата исполнения приговора в деле отсутствует. Реабилитированный в 1992 Генеральной прокуратурой Украины.

6.         Радченко Семен Федотович, 1897 г. р., с. Хорошее Озеро Борзянского района Черниговской области, украинец, образование среднее (миссионерская семинария), священник. Место жительства: г. Златополь. Арест: 1941 (религиозная пропаганда: «Посещал нелегальные собрания церковников в Корбчином, Мрьевке, Трояновом, Андреевке и других селах района, где совершал религиозные обряды и крещение детей, за что брал у населения плату деньгами и продуктами. В июне 1941 года вместе с другими церковными активистами с. Коробчиного тайно устроил провокационную вылазку — обновление иконы — с целью активизации религиозной пропаганды и устрашения отсталых элементов села»). Управлением НКВД Восточно-Казахской области в 1941 дело прекращено, из-под стражи освобожден.

Новоукраинский район

7.         Авдеенко Татьяна Фадеевна, 1896 г. р., с. Ровное, украинка, образование — 2 класса. Место жительства: г. Кировоград, хористка Преображенской церкви. Арест: 1945 (предательская деятельность, антисоветская агитация). Осуждена 15.05.1945 трибуналом войск НКВД к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях, лишением гражданских прав и конфискацией имущества. Реабилитирована в 1992 Кировоградской облпрокуратурой.

Ольшанский район

8.         Рубинштейн Абрам Хаимович, 1908 г. р., пгт Ольшанка, еврей, образование начальное, старший звонарь Ольшанской церкви, ветеран войны, ранен на фронте. Арест: 1945 («пел частушки, дискредитирующие колхозы»). Осужден 27.06.1945 трибуналом войск НКВД Одесской области к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1989 году Кировоградским облсудом.

Онуфриевский район

9.         Безус Евдокия Петровна, 1894 г. р., с. Петровка, украинка, безграмотная, безработная. Арест: 1940 (член нелегальной церковной группировки). Осуждена 21.12.1940 Кировоградским облсудом к 6-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 3 года. Реабилитирована в 1989 Верховным Судом УССР.

 

10.      Ситниченко Антон Семенович, 1880 г. р., пгт Глобино Полтавской области, украинец, образование начальное, священник. Место жительства: пгт Павлиш. Арест: 1944 (антисоветская агитация). Осужден 4.11.1944 трибуналом войск НКВД Кировоградской области на расстрел. Военной коллегией Верховного Суда СССР 10.01.1945 расстрел заменен 10 годами заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1991 Кировоградском облпрокуратурой.

11.    Ткаченко Емельян Никитич, 1892 г. р., с. Ивановка (Вишнев-цы), украинец, образование начальное, член колхоза «Третий решающий». Арест: 1941 (антисоветская деятельность: «после лекции о революционной деятельности Маркса и Энгельса начал говорить, что они в своих трудах ошибались, так как не все сбывается, а сбывается то, что написано в Библии, говорил, что людям должны землю выделять бесплатно, а сейчас за пользование берут деньги»). Управлением НКГБ Кировоградской области 19.07.1941 дело направлено в областную прокуратуру. Приговора в деле нет. Кировоградской облпрокуратурой 16.10.1989 дело закрыто.

Светловодский район

12.      Горбунов Ефим Петрович, 1877 г. р., слобода Кузнецова Степановского района Донецкой области, русский, образование начальное. Место жительства: г. Новогеоргиевск, староста Воскресенской церкви. Арест: 1944 (контрреволюционная деятельность). Осужден 31.08.1944 трибуналом войск НКВД Кировоградской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением прав на 5 лет. Реабилитирован в 1989 году Кировоградским облсудом.

Город Кировоград

13.      Бойко Ирина Петровна, 1884 г. р., с. Уразово Воронежской области (Россия), украинка, образование начальное, без определенных занятий. Место жительства: г. Кировоград. Арест: 1948 (антисоветская агитация, активная религиозная деятельность). Осуждена 19.04.1948 Кировоградским облсудом к 6 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением прав на 3 года. Реабилитирована в 1989 Верховным Судом УССР.

14.      Диесперов Александр Георгиевич, 1899 г. р., с. Симентовка Мглинского района Орловской области (ныне Брянской, Россия), русский, образование высшее (Харьковский ветеринарный институт, 1924). Место жительства: г. Кировоград, директор областной ветеринарно-бактериологической лаборатории. Арест: 1941 («Сын священника, вел антисоветскую пропаганду, занимался вредительством»). Осужден 27.07.1941 Кировоградским облсудом на расстрел с конфискацией имущества. Дата исполнения приговора в деле не указана. Реабилитирован в 1993 Кировоградской облпрокуратурой.

1.            Коротич Николай Михайлович, 1881 г. р., г. Кировоград, украинец, образование среднее-духовное, весовщик спиртзавода. Арест; 1941 (контрреволюционная деятельность, восхвалял жизнь в дореволюционной России). Осужден 19.07.1941 Кировоградским облсудом к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1992 прокуратурой Украины.

16.      Огневцев Виктор Иванович (1868-1941), с. Сирцевое Обоянского района Курской области (Россия), русский, образование высшее (Курская духовная семинария). Место жительства: г Кировоград, священник Петропавловской церкви. Аресты: 1930 (за религиозную пропаганду осужден на год заключения и 2 года ссылки); 1941 («организация нелегальных крещений, панихид и захоронений, антисоветская религиозная агитация»). Осенью 1941 года во время этапирования умер на станции Елец Курской области. Управлением МГБ Кировоградской области 26.07.1948 дело прекращено.

17.      Пашковский Павел Михайлович (1900-1943), г. Кировоград, украинец, образование среднее, портной-кустарь, в прошлом служил дьяконом. Арест: 1941 (религиозная антисоветская агитация). Осужден 8.07.1942 особым советом НКВД СССР к 5 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Умер 3.04.1943 в тюрьме г. Усть-Каменогорска (Казахстан). Реабилитирован в 1989 Генпрокуратурой Украины.

18.      Протасов-Сильченко Владимир Филиппович, 1880 г р., г. Одесса, украинец, образование неоконченное высшее (Новороссийский университет, Одесса). Местожительства: г. Кировоград, художник Дома санпросвещения. Арест: 1945 («В прошлом священник, в годы немецкой оккупации имел собственную иконописную мастерскую, рисовал карикатуры на руководителей компартии и советского правительства в газете «Украинский голос»). Осужден 24.03.1945 трибуналом НКВД Кировоградской области к 8-м годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением гражданских прав на З года. Реабилитирован в 1990 году Кировоградским облсудом.

19.      Стояновский Павел Константинович, 1886 г. р., г Кировоград, украинец, образование среднее. Место жительства: пгт Камышеватое (Компанеевка), священник Покровской церкви. Арест: 1948 (антисоветская агитация в годы оккупации). Осужден 23.06.1048 Кировоградским облсудом к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением гражданских прав на 5 лет. Реабилитирован в 1989 Генпрокуратурой Украины.

20.         Храмов Федор Михайлович, 1869 г. р., г. Самара (Россия), русский, образование среднее (Самарская учительская семинария, 1988), священник. Место жительства: Кировоград. Арест: 1945 («В годы войны служил протоиереем Покровской церкви, клеветал на советскую власть. В праздник Покрова Божьей Матери отслужил панихиду о погибших воинах РОА. Трое сыновей Храмова — офицеры Красной армии»). Осужден 5.01.1946 трибуналом войск НКВД Кировоградской области к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях и лишением гражданских прав на 5 лет. Трибуналом войск НКВД Украинского округа 29.01.1946 мера наказания уменьшена к 5-и годам лишения свободы. Реабилитирован в 1989 Генпрокуратурой Украины.

«Однако ни начало войны, ни поражения первых месяцев, ни оставление обширных территорий врагу нисколько не повлияли на враждеб­ное отношение Советского правительства к РПЦ и не побудили пре­кратить гонение», — пишет игумен Дамаскин (Орловский). Он также считает, что и в послевоенные годы это отношение не изменилось: «В послевоенные годы храмы продолжали закрываться, хотя число арестов и смертных приговоров в отношении священнослужителей сократилось».

 

Блажени миротворцы,

яко тии сынами Божиими нарекутся

В Свято-Покровской церкви Кировограда храмовый праздник. Шел 1943 год, город был оккупирован фашистами, но верующих в храме много — сказывалась снисходительная политика немцев в отношении религии завоеванных народов.

Божественную литургию служил протоиерей Федор (Хра­мов, 1869 г. р.), старенький, 74-летний, батюшка. По окончании службы, когда прихожане уже целовали крест в руках отца Федора, под благосло­вение священника подошел офицер. Серая форма, кресты на погонах, на груди — крылатый ромб со свастикой в средине свидетельствовали, что он воюет на стороне немцев, скорее всего в Русской освободитель­ной армии. Поцеловав крест, военный попросил священника уделить ему немного времени для разговора.

Как человек, отец Федор почувствовал страх: он смирился с совет­ской властью, трое его сыновей были офицерами Красной армии, сей­час на фронте. Сам отец благословил их защищать отечество, как святые воины Александр Невский, Дмитрий Донской и его небесный покро­витель Федор Тирон. Да и ход войны уже переломился: наступательные бои советских войск шли здесь, на Украине, за Днепр. Отец Федор видел зверства фашистов и служивших им власовцев. Он догадывался, что некоторые прихожане сотрудничали с «Зондер-штабом Россия», но в чужие дела никогда не вмешивался.

Как священник, он согласился выслушать офицера, понимая, что у того могут быть духовные потребности. Протоиерей Федор, следуя Христовой заповеди о любви к врагам, усмирил в себе чувство неприяз­ни и поговорил с военным. Оказалось, они почти земляки, оба русские: священник из Самары, а офицер из Подмосковья — его «акающий» быстрый говор мелодично щекотал слух, слова лились, как родная песня...

74-летнему отцу Федору было что вспомнить в жизни. Нам известно из архивных материалов, что в 1888 году он закончил Самарскую учительскую семинарию. Возможно, работал учителем. Педагоги старой, времен царской империи, закалки отличались высокой духовностью, стойкостью веры, интеллигентностью, патриотизмом. Может, в Пер­вую Мировую войну Федор Михайлович был на фронте. Скорее всего, большевицкий переворот он не воспринял и в годы гражданской воевал на стороне белогвардейцев, так как от духовных принципов не отказал­ся и даже в безбожное советское время стал священником. Если наши предположения верны, то и они повлияли на решение отца Федора выслушать офицера РОА, при условии, что тот принадлежал к бывшим бе­логвардейцам-эмигрантам.

На родину старый священник вряд ли попадет, а тут земляк, родная душа, православная. На время забылось, что власовец — враг.

Некоторые любопытные вовсю пялились на разговаривающих священника и офицера. И, вероятно, тоже хорошо разбирались в знаках отличия.

Офицер РОА попросил отслужить панихиду о погибших воинах. Ощущение страха и какой-то неопределенности снова вернулось к отцу Федору: Как? Служить панихиду по врагам? Или о русских, которые из-за рокового стечения обстоятельств воюют на стороне немцев? Его сыновья освобождают родину от фашизма. Этот офицер и его погибшие солдаты выступали против большевизма. Кто из них ис­тинный защитник отечества? Вразуми меня, Господи! Христианство выше политических или этнических противостояний. Для Бога важен прежде всего человек с его бессмертной душой, Вспомнил, что когда-то читал воспоминания святителя Николая Японского. Когда началась Русско-японская война, все русские эмигрировали из страны, но Его Высокопреосвященство остался. Когда его паства, православные японцы, спросили, за кого будет молиться святитель, он откровенно отве­тил: «Вы молитесь о своих, а я о своих». Старый священник молился, прося Христа подсказать ему верный выбор в разрешении этой ситуа­ции, и понял: нужно прежде всего молиться о людях, пускай заблудших, но требовавших молитвы о своей участи в вечности... Офицер ждал. Любопытные тоже ожидали решения конфликта, может, кто-то уже планировал донос.

Нельзя сказать, что отец Федор был трусом и личную безопасность ставил выше насущных потребностей ближнего. Он прекрасно понимал, что служит на оккупированной территории, под немцами, что возвратившиеся советы заставят отвечать... Помнил, как расправлялись с вра­гами народа в 30-е годы, но согласился отслужить панихиду по убитым власовцам. Возможно, именно так в своем сознании отец Федор прими­рял русских, оказавшихся с противоположных сторон фронта. Офицер достал список погибших, зажег свечи на кануннике. Зазвучали заупо­койные молитвы о солдатах РОА и об убитых воинах-красноармейцах, чьи матери и жены стояли тут же. Старый батюшка пел ирмосы канона, и его душа плакала о том извечном земном библейском братоубийстве, которое продолжается и сейчас, в эту страшную войну. После панихиды офицер, поблагодарив священника, вышел из церкви, больше его отец Федор не видел.

Храмовый праздник продолжался. Во дворе накрывали столы для общей трапезы.

Когда вернулись «свои», отцу Федору (Храмову) вспомнили все: пребывание на оккупированной территории, служение в церкви, незаконное исполнение треб. Из обвинительного приговора читаем: «В присутствии советских граждан клеветал на советскую власть, расхваливал немецких захватчиков». 76-легнего старика во время дознания вынудили признать сотрудничество с власовцами. Следователь обвинял священника в предательстве, напоминая, что сыновья Храмова служат в советской армии и за отца им стыдно... На судебном заседании отец Федор признал свою вину. Что правда в обвинении, что нет, — знает только Господь.

05.06.1946 года военным трибуналом НКВД Украинского округа Храмов Федор Михайлович осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей и лишение гражданских прав на пять лет. Возможно, понимая, что старик не переживет наказания, меру пресечения 29.01.1946 года сократили к пяти годам, но гражданских прав не возобновили.

Наше повествование обрывается. Что случилось дальше с отцом Федором? Может, он умер в дороге, или от непосильных трудов на лесопо­вале в каком-то из сибирских лагерей, или от старости...

Его понимание Христовой любви было той миротворческой силой, высшей мудростью, что позволяла видеть в каждом человеке образ Божий.

 

Шестая волна гонений (1950-1965 годы)

Главные события

1954 г. — по инициативе Хрущева были приняты решения ЦК КПСС, которые под видом необходимости активизации атеистической работы партии и преодоления некоторых сталинских ошибок требо­вали скорейшего «освобождения» населения страны от «религиозных предрассудков». Речь шла, таким образом, о свертывании диалога меж­ду Советским государством и Церковью.

После XX съезда КПСС и июньского 1957 г. Пленума ЦК КПСС, на которых Хрущев одержал победу над своими противниками, линия на усиление борьбы с религией возобладала в еще большей степени.

1958-1962 гг. — согласно ряду постановлений ЦК КПСС, принятых, государственными органами, в том числе КГБ, МВД, Прокуратурой были осуществлены меры по административному закрытию огромного числа храмов, религиозных общин, приходов, монастырей, духовных школ.

1963 г. — число православных приходов по сравнению с 1953 г. было сокращено более чем вдвое. В Московской епархии с 1959 г. по 1963 г. было закрыто более половины церквей.

В Днепропетровской и Запорожской епархии в 1959 г. было 285 приходов, а к 1961 г. оставалось всего 49. Были закрыты 5 семинарий.

В 1959 г. Русская церковь имела 47 монастырей, а к середине 60-х гг. осталось только 16, число монашествующих сократилось с 3-х тысяч до полутора тысяч.

К 1961 г. оставалось 8252 священника и 809 дьяконов, к 1967 г. — 6694 священника и 653 дьякона.

В 1963 г. была закрыта Киево-Печерская лавра.

К началу 60-х гг. в стране вновь появились заключенные из числа верующих и духовенства, арестованные за свои убеждения.

За 1961-1964 гг. в СССР осуждено по религиозным мотивам 1234 человека. Многие из них отправлены в тюрьмы, лагеря, на поселения, в ссылки.

16  января 1961 г. — Совет Министров СССР принял специальное постановление «Об усилении контроля за деятельностью церкви». Ряд законодательных актов, принятых в годы Отечественной войны и в послевоенные годы, допускавшие уступки церковникам, были отменены.

14 октября 1964 г. (в праздник Покрова Божией Матери) — после смещения Хрущева со всех постов и прихода к власти Л. И. Брежнева характер государственно-церковных отношений стал постепенно изменяться. Сразу же после отставки Хрущева в Верховном Суде СССР про­шло специальное совещание по вопросам нарушения социалистической законности в отношении верующих.

В январе 1965 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление «О некоторых фактах нарушения социалистической законно­сти в отношении верующих», в соответствии с которым была проведена работа по дополнительному изучению дел и отмена судебных решений. Много осужденных верующих было реабилитировано, возвращено в места прежнего проживания.

Массовое закрытие религиозных общин, в том числе и православных церквей, было прекращено. Но церкви, закрытые в годы Хрущевских гонений, за все 20 «застойных» лет не были возвращены верующим. За вторую половину 60-х гг. число православных приходов убавилось с 7523 в 1966 г. до 7274 в 1971 г.

События, связанные с Кировоградом

В 1949-1950 годах епархия вновь становится Одесским викариатством, но с 17 марта 1950 года без перемен является самостоятельной. В этот период Кировоградскую епархию возглавляют:

17    марта 1950 — 27 декабря 1951 — Евстратий (Подольский)

27 декабря 1951 — 17 ноября 1953 — Иларион (Прохоров)

13 декабря 1953 — 28 августа 1958 — Иннокентий (Леоферов)

9 декабря 1959 — 4 ноября 1962 — Нестор (Анисимов)

16 ноября 1962 — 25 мая 1965 — Игнатий (Демченко)

25 мая 1965 — 6 октября 1977 — Боголеп (Анцух)

 

Мартиролог 6-й волны гонений

Александрийский район

1.            Куликова Харитина Васильевна, 1905 г. р., г. Александрия, украинка, образование — 4 класса, вышивальщица артели «Красная вышивальщица». Аресты 1938 (активный член церковного совета, контрреволюционная агитация против советской власти). Осуждена тройкой УНКВД Николаевской области к 10-м годам заключения в исправительно-трудовых лагеря. 1950, (антисоветская агитация). Осуждена 18.10.1950 особым советом НКВД СССР к ссылке в Карагандинскую область, Казахстан. Реабилитирована в 1964 Верховным Судом УССР.

Город Кировоград

2.            Войченко Мария Ивановна, 1893 г. р., г. Ленинград, русская, образование 2 класса, место жительства: г. Кировоград, без определенных занятий. Арест: 1949 (в период 1947-49 гг., среди соседей вела антисоветскую агитацию против колхозов, клеветала на вождя партии: когда в 1947 году ей отказали выдать хлебную карточку, она ходила жаловаться к депутату Верховного Совета, но ее к нему не допустили, на что она ответила: «Зачем туда ходить, если сейчас засела жидовская власть»; показывая на портрет Сталина, говорила: «Зачем этого черта повесили там в углу вместо иконы? Он же устроил голодовку нашим детям и забрал их родителей!»; нигде не работала, посещала Ковалевскую церковь, пела в любительском церковном хоре»). Осуждена 20.02.1950 Кировоградским облсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с лишением гражданских прав на 3 года. Реабилитирована в 1989 Верховным Судом УССР.

3.            Гуняков Тимофей Ермолаевич, 1914 г. р., с. Красная Горка Рудковского района Тамбовской области (Россия), русский, образование начальное, место жительства: г. Кировоград, плотник ремстройконторы. Арест: 1951 («В 1949-51 годах, прикрываясь религиозными убеждениями, вел антисоветскую агитацию среди населения, клеветал на вождей большевицкой партии и руководителей советской власти, а также выступал против колхозов: «Власть сатаны будет уничтожена, на земле будет власть Божья», «Коммунисты будут гореть на Страшном суде», «Ленин умер, а земля его не приняла, потому что он неверующий»). Осужден 23.06.1951 Кировоградским облсудом к 10-и годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Судебной коллегией Верховного Суда УССР 11.02.1955 меру наказания уменьшено к 5 годам заключения. В связи с указом про амнистию 1953 г. из-под стражи освобожден. Реабилитирован в 1989 Верховным Судом УССР.

Антиправославная хрущевская истерия возвратила события 20-х годов XX столетия: вновь у Церкви отбирались колокола и культовые ценности, закрывались храмы и монастыри, запрещалось посещать свя­тые места даже интуристам. Возле святынь строились фермы, свинар­ники, образовывались свалки, засыпались или выкачивались источники. Усиленно возобновились репрессии против священства и верующих мирян: социальное давление (увольнение с работы), заключение в психбольницах, возобновление ссылок в исправительно-трудовые лагеря. Но, по Божьему Промыслу, 14 октября 1964, в праздник Покрова Божией Матери Церковь была освобождена от агрессивного строителя коммунизма. Церковь Христова выстояла, ибо «врата ада не одолеют ЕЕ».

 

Блажени изгнанные правды ради,

яко тех есть Царствие Небесное

Еще в начале XX века на Новониколаевке был свой православ­ный храм — Скорбящинская церковь. Возможно, местные старожилы еще помнят, где стоял храм, но может, и нет. Не осталось камня на камне, изглажено место, застроено многоэтажками и нет даже памятного креста — негде пла­кать современному Иеремии о разрушенном Божьем храме. Возвратимся в 1923 год, когда Новониколаевка имела свой духовный центр, средоточие истины и веры. Не смотря на то, что в стране бушует об­новленческий раскол, поддерживаемый большевицкой властью с целью разрушения канонического Православия и после ареста патриарха Тихона (1922) тысячи храмов переданы обновленцам, Скорбящинская церковная община во главе с настоятелем протоиереем Михаилом (Ро­мановским) держалась стойко. Отец настоятель был принципиальным приверженцем «Тихоновской ориентации» и, по словам Господа на­шего Иисуса Христа, «пастырем добрым»: не допускал никаких изме­нений ни в богослужении, ни в православной догматике, ни в укладе церковной жизни — не шел на компромиссы с религиозными «рево­люционерами-реформаторами», понимая, что: Кто не входит дверьми во двор овчий, но перелазя инуде, той тать есть и разбойник... Тать не приходит, разве да украдет, и убиет, и погубит. Охранял отец Ми­хаил свою паству от мерзкой обновленческой ереси и от безбожной власти, воспитывая пламенным Богодухновенным пастырским словом и личным примером незыблемой веры.

Сам Михаил Иванович Романовский (1870-1937) русский, из села Чайкино Тверской (Калининской) области, происходил из духовного сословия, имел среднее образование. До революции служил священником в церкви при юнкерском училище. Во время I Мировой войны ему было 44 года, и вполне возможно, что М. Романовский воевал на фронте за царя и отечество, (не даром в одном из приговоров ему инкриминируется участие в контрреволюционной офицерской организации), но как жил Михаил Иванович до 1923 года нам, увы, не известно.

«Тихоновцев» из храмов изживали под любым предлогом (вина обновленцев еще и в том, что их политические обвинения и доносы против священства канонической церкви послужили идейным обоснованием репрессий), и отец Михаил впервые был арестован именно в 1923 году по обвинению: «подписал бумагу о добровольном сборе пожертвований среди населения на потребности храма». Да какой священник не пе­чется о благоустройстве и украшении Церкви Господней? И людей на­ших, любящих Бога, щедрых, не нужно принуждать к пожертвованиям на храм. Они ведь понимают, что не оскудеет рука именно дающего.

Полгода отсидел отец Михаил в тюрьме: мыслил о храме, об общи­не, постоянно молился, во всем уповал на Промысел Божий. И Господь услышал молитвы: пастырь снова вернулся к своей общине, в Скорбящинский храм. Но этот островок истинной веры на Новониколаевке не давал покоя властям: в 1927 году священника снова арестовывают «за распространение прокламаций контрреволюционного содержания». За этими словами мы понимаем пастырское попечение о сохранении храма и общины, бескомпромиссное следование церковному уставу, недопущение обновленчества. Возможно, этим арестом власть надея­лась реализовать принцип: поражу пастыря, и разбежаться овцы. Есть вероятность, что после ареста настоятеля, храм был все-таки передан обновленцам, так как в книге О. Т. Соколовского «Церковь Христова 1920-1940. Преследование христиан в СССР». Вспоминается, что свя­щенники Михаил (Романовский), Платон (Купчинский), Симеон (Ко­валев), Иоанн (Любавский) со своими парафиями перешли в Петропав­ловскую церковь и служили там по очереди... И егда своя овцы ижденет, пред ними ходит: и овцы по нем идут, яко ведят глас его. По чуждем же не идут, но бежат от него, яко не знают чуждаго гласа.

30-е годы принесли еще большие испытания для верующих. Власти в поисках врагов народа начинают фабриковать массовые антисоветские организации, участие в которых приписывают и верующим, и духовенству в частности. В 1931 году протоиерей Михаил снова осужден на три года ссылки в Северный край — на Белое море: «за участие в контрреволюционной офицерской организации». Сподобился батюшка «па­ломнической» поездки в вагоне для скота на Соловки — превращенные из монастыря в один из лагерей ГУЛАГа. Работы в исправительно-тру­довых лагерях хватало: возможно, отец Михаил рыл Беломор-канал, воз­можно, рубил лес...

Отца Михаила, как и других священников, гнали от паствы, лишая возможности нести людям Слово Божие, наставлять и просвещать их духовно. Но священник — это воин Христов, и все жизненные ис­пытания и тяготы несет, как крест, взирая на Спасителя и идя за Ним на свою Голгофу.

В 1935 году отец Михаил снова возвращается в Кирово, к своей па­стве в Петропавловский храм. Теперь здесь, по удивительному стече­нию обстоятельств, служит уже два священника Михаила: Романовский и Иващенко. Этих пастырей объединят дружба и воистину воинствен­ный дух их небесного покровителя архистратига Михаила. Священники не боялись ничего: вера во Христа и обетования жизни будущего века их окрыляли.

1 декабря 1937 года по окончании Божественной литургии отец Михаил (Романовский) вышел на проповедь. Зная, что в это время в стране проводится очередная перепись населения и среди интересующей власть информации есть графа «вероисповедание», священник призы­вал прихожан не скрывать принадлежности к Православию. Большое количество верующих должно доказать власти, что нужно открывать храмы. Как бы не был умен человек, но если он не христианин, то душа его в Небесное царствие не попадет. Вы должны не боятся исповедо­вать веру в Господа Нашего Иисуса Христа, записываться православ­ными — и таким образом укреплять Церковь.

Во время выборов в Верховный Совет отец Михаил говорил прихожанам: Хоть мы и не должны голосовать и вмешиваться в полити­ческие дела государства, но на выборы должны пойти и отдать свои голоса. Чтобы не подумали, что мы бойкотируем выборы и обвиняли нас во вражеском отношении к советской власти.

И еще бесстрашный священник с амвона просил прихожан молить­ся о репрессированных советской властью архиепископе Кирилле (Ква­шенко), о протоиереях Михаиле и Александре (фамилии не известны). Слова пастыря глубоко проникали в души слушающих. Люди плакали. Когда на допросе священника упрекнули в этом, он ответил, что проводился обычный молебен согласно церковных правил. Воистину молить­ся о неправедно убиенных, умученных, в узы заточенных православных собратьях — долг священника, и отец Михаил его самоотверженно ис­полнял.

В обвинении отца Михаила (Романовского), кроме всего, сказано: «вызывал у людей ненависть к советской власти». Во всем поддержи­вал друга и священник Михаил (Иващенко). Их арестовали одновре­менно — 02.12.1937 г. оперуполномоченные Кировского горотдела НКВД. Вместе священников и судили, 08.12.1937 приговорив к расстре­лу. Приговор приведен в исполнение 27.12.1937 года. Пастырь добрый душу свою полагает за овцы.

 

Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут,

и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, мене ради.

Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех

Владыка Кирилл (Квашенко, 1879-1937), архиепископ Одес­ский принадлежал к Украинской автономной православной церкви Московского патриархата, которая в 1921 году указом патриарха Тихона (Беллавина) была реорганизована в экзар­хат. Его Высокопреосвященство сидел у себя в кабинете за ра­бочим столом и что-то писал. Август в этом году выдался жарким. Окна были открыты настежь. Морской бриз освежал, но не умиротворял, не приносил равновесия. Внешне архиепископ был спокоен, но в душе подымалась буря, как на море Геннисаретском. Тогда Господь в челне ус­нул и апостолы испугались искушения одиночеством, беззащитностью перед бушующими волнами, перед диким ветром. Современная ситуа­ция в стране напоминала владыке именно ту бурю. Господь будто бы уснул, а для Его служителей начались великие испытания веры. Патри­арх Тихон в марте этого года (1925) скончался (из некоторых источ­ников идут разговоры об отравлении), патриарший местоблюститель Петр (Полянский) противостоит постоянному натиску обновленче­ских реформаторов (эти еретики, поддерживаемые советской властью, искажают Православие, превращая его в революционную пародию). Владыка всегда настороже: печется о каждом храме Божием, о каж­дой общине, чтобы не допустить обновленческой отравы. В прошлом, 1924 году Его Высокопреосвященство арестовали за отказ сотрудничать с обновленцами, и только чудом Господним архиепископ был оправдан. Ответственность архипастыря велика: соблюсти чад Церкви от безбожной идеологии, от соблазна духовной «свободы» нелегко...

В кабинете потемнело: солнце зашло за тучи. Поднялся ветер. В воздухе запахло надвигающейся бурей. Владыка привык стойко преодоле­вать трудности, еще с детства, когда в родном селе Кантакузовке (Воз­несенский район Николаевской области) среди местных мальчишек был заводилой; когда рыбачил вместе с отцом на бугском лимане, не раз попадали они и в шторм. Испытания были и во время учебы, и когда начал служение — в эти годы пришлось отражать революционные веяния и бури недовольных царской властью.

С 1927 года викарному архиепископу Кириллу (Квашенко) вверено Зиновьевскую епархию. Об этом служении архивы молчат. Пошел ли владыка на компромисс с совестью и принял обновленческую ересь под давлением властей? Некоторые зиновьевские храмы были осквер­нены революционно-церковными реформаторами — и эта ситуация воспринимается как возможность отступничества. Может, архиепископ противостоял насаждению обновленчества, как мог, но не имел возможности воспрепятствовать передачи православных храмов раскольникам? Верность владыки Кирилла православию подтверждает информация из судебных дел репрессированных священников: так в деле протоиерея Михаила Романовского говорится, что об арестованном архиепископе Кирилле молились священники и прихожане Петропавловской церкви, которая принадлежала к «тихоновскому» направлению. Тогда причаст­ность Квашенко к обновленческой ереси — это клевета властей, чтобы дискредитировать владыку перед верующими епархии.

Арестован архиепископ Кирилл 23.07.1937 Кировским горотделом НКВД по обвинению: «С 1935 года был архиереем Кировской епархии, организовал подпольную контрреволюционную организацию церковников по заданию руководящего обновленческими церквями в Украине Киевского митрополита Александра Чекановского, который поддерживал связь из заграницей через сбежавшего в 1930 году в Германию секретаря Синода Серафима. В организации участвовали кулаки и другие недовольные советской властью. Ее цель — борьба с советской властью, поддержка интервентов в надвигающейся войне и способство­вание установлению фашистского порядка. В тюрьме члены организа­ции не прекращали вражеской деятельности». В секретном донесении Н. Ежова И. Сталину от 8 сентября 1937 года среди другой, информа­ции говорится: НКВД Украины в городе Кирово ликвидирована в октяб­ре местными службами госбезопасности антисоветская организация церковников-обновленцев во главе с епископом (?) Квашенко и митро­политом Чекановским. Участники организации развернули большую подготовительную работу к предстоящим выборам в Советы, пыта­лись выдвинуть своих кандидатов и всячески популяризовали их среди верующего населения (Роман Торчагин. «О церковниках и сектантах. Оперативный удар. Из спецсообщения Н. И. Ежова И. В. Сталину»).

Безбожной власти было выгодно арестовать архиепископа: вокруг него объединили антисоветскую организацию из шестнадцати человек. Если бы владыка принадлежал к обновленцам, его бы не сделали врагом народа, хотя некоторые интернет-материалы говорят о том, с 30-х го­дов репрессии коснулись и обновленцев. Нам, увы, не известно, был ли мировоззренческий конфликт в сознании Его Высокопреосвященства или нет. Жизнь архиепископа Кирилла остается трагической загадкой.

Ночь с 18 на 19 октября 1937 года. Владыка спит тревожным сном... Он плывет в челне вместе с апостолами. Лодку бьет встречный ветер, захлестывают волны. Рассвет только лишь занимается, и в лучах вос­ходящего солнца по водам к испуганным ученикам идет Господь. Удив­ленный апостол Петр просит Христа пойти Ему навстречу... Нет. Навстречу Иисусу идет уже он, Кирилл. Но пугается волн и сильного ветра, да и под ногами вода... Резко лязгнула, открывшись, металличе­ская дверь камеры: тюремщики забирали на расстрел в предрассветный час. Архиепископ Кирилл мысленно молился: Господи, спаси меня!

Судьбы людей, связанных с владыкой Кириллом, сложились по-разному: Добровольский Илья Григорьевич (1883-1937), украинец, без образования, рабочий рынка, проживал в Кировограде, Гусаренко Михаил Семенович (1880-1937), украинец, окончил духовную семинарию, священник греческой церкви, проживал в Кировограде, Ружин Григорий Федорович (1884-1937), украинец, образование неполное среднее, священник села Грузького, — были расстреляны вместе с владыкой Квашенко Кириллом Федоровичем 10.10.1937 года.

Пароконьев Иосиф Иванович (1881-1939), украинец, образова­ние начальное, священник греческой церкви, проживал в Кировограде, — был осужден на 10 лет заключения в лагерях, где 27.05.1939 года расстрелян за «контрреволюционную деятельность». О том, как сложилась жизнь других «членов организации», знает лишь Господь...

ЛІТЕРАТУРА

 

1.    Історія релігії в Україні [Текст]: у 10 т./Укр. асоц. релігієзнавців, Відділення релігієзнавства ін-ту філос. ім. Г. Сковороди НАН України; Укр. центр духовної культури; Ред. кол.: А. Колодний (голова) та ін. — К.: Укр. центр духовної культури, 1997 — Т. 2: Українське православ'я/ За ред. П. Яроцького. – 1997. – 371, [3] с. - ІSBN 966-7009-17-3.

2.    Історія України [Текст]: Маловідомі імена, події, факти: (Збірник статей)/Нац. АН України; Ін-т історії України; Голов. редкол. наук. — докум. сер. книг «Реабілітовані історією»; Хмельницький ін-т регіонального управ. та права; Відп. за вип. Є.М. Скляренко. — К.: Рідний край, 1996. – 432 с.

3.    Ковчег: збірник статей з церковної історії/Ін-т істор. досліджень Львів, ун-ту, Ін-т істор. Церкви. – Львів: [б. и.], 1993 – Число 1. – 1993. – 154 с.

4.    Макидонов Андрей Владимирович. К светской и церковной истории Новороссии (XVIII — XIX вв.)/Андрей Макидонов, — 2-е изд., испр. и доп. — Запорожье: Просвіта, 2006. — 115 с.: ил. — Библиогр. в конце ст. — ІSBN 966-653-132-1.

5.    Матеріали науково-теоретичної конференції «Реабілітовані історією. Центральна Україна. 1917-1991 роки» [Текст]: 28-29 жовтня 1997 року/Кіровоград. обл. держ. адміністр., КДПУ ім. В. Винниченка, Наук. — ред. відділ по підгот. вид. «Реабілітовані історією. Кіровоградська область.», Наук, центр дослідж. історії Центр. України Ін-ту історії України НАН України; Редкол.: Суворов М. М. (голова) та ін. — Кіровоград: КДПУ ім. В. Винниченка, 1997.— 50 с.

6.    Одинцов Михаил Иванович. Государство и церковь [Текст]: (История взаимоотношений, 1917-1938гг.)/Михаил Одинцов,. — М.: Знание, 1991. —      63,[1] с.; 20см. — (Сер. «Новое в жизни, науке, технике»; 11/1991). — ІSBN 5-07-001657-1.

7.    Павличук Олексій Андрійович. Православні храми Гайворонщини [Текст]: науково-популярна література/Олексій Павличук,. — Вінниця: «Нілан-Лтд», 2003.-38,[1]с.:іІ.

8.    Поспеловский, Дмитрий Владимирович Русская православная церковь в XX веке: [Перевод]/Дмитрий Поспеловский. — М.: Республика, 1995. —     509,[2] с.; 22 см. — Библиогр.: с. 486-494. Библиогр. в прммеч.: с.444-485. - Указ, имен: с. 495-510. - ІSBN 5-250-02501-3.

9.    Реабілітовані історією: Кіровоградська область/Упор. Василь Бондар, Редкол.: П.Т. Тронько, Ю.3. Данилюк, О.П. Реєнт та ін. — Кіровоград: Антураж А, 2004. — (Сер. «Реабілітовані історією»: у 27 т.) Кн. 2: Добровеличківський, Долинський, Знам'янський, Кіровоградський, Компаніївський райони/Ред. В.В. Бондар, Т. А. Карауш та ін. — 2004. — 537 с.

10.  Реабілітовані історією. Кіровоградська область/ред. С.А. Кокін, С.І. Білокінь. — Кіровоград: Антураж А, 2008. — (Сер. «Реабілітовані історією»: у 27 т.) Кн. 3: Маловисківський, Новгородківський, Новоархангельський, Новомиргородський, Ново-український райони/Ред.: В.О. Черниш, В.В. Бондар, І.В. Волков, Упор. Василь Бондар та ін. - 2035. -535 с.: портр. - ІSBN 966-8769-00-7.

11.  Реабілітовані історією. Кіровоградська область/Ред.: П.Т. Тронько, О.П. Реєнт та ін. — Кіровоград: Антураж А, 2005. — (Сер. «Реабілітовані історією»: у 27 т.) Кн. 5: Світловодський, Ульяновський, Устинівський райони, м. Кіровоград/редкол.: С.В. Ланчковський, Є.М. Шустер, Т.А. Карауш та ін.; наук. — ред. відділ підгот. тому: В.В. Бондар, Т.А. Карауш та ін. – 2009. – 480,[1] с.: фото. – ІSBN 966-8769-00-7.

12.  Реабілітовані історією. Кіровоградська область [Текст]/ред. П.Т Тронько [та ін.]. — Кіровоград: Антураж А, 2008. — (Сер. «Реабілітовані історією»: у 27 т.) Кн. 1: Бобринецький, Вільшанський, Гайворонський, Голованівський райони/ред. В.В. Бондар [та ін.]. — 2008. — 659,{1] с.: портр, іл. – ІSBN 966-8769-00-7.

13.  Реабілітовані історією. Кіровоградська область/Ред.: П.Т Тронько, Ю.З. Данилюк, О.П. Реєнт та ін.; упоряд. Василь Бондар. — Кіровоград: Антураж А, 2005. — (Сер. «Реабілітовані історією»: у 27 т.) Кн. 4: Олександрівський, Олександрійський, Онуфріївський, Петрівський райони/Ред.: В.О. Черниш, В. В. Бондар, І.В. Волков, Упор. Василь Бондар та ін. — 2007. – 522 с. - ІЗВИ 966-8769-00-7.

14.  Репресії в Україні (1917-1990 рр.): Наук. — допом. бібліогр. покажч./Ін-т історії України, НАН України; Авт. — упоряд.: Є. К. Бабич, В. В. Патока; Авт. вступ, статті С. І. Білокінь. — К.: Смолоскип, 2007. — 519 с. — Імен, покаж.: с.459-504. – ІSBN 978-966-8499-75-3.

15.  Репресії в Україні (1917-1990 рр.): Наук. — допом. бібліогр. покажч./ін-т історії України, НАН України; Авт. — упоряд.: Є.К. Бабич, В. В. Патока; Авт. вступ, статті С.І. Білокінь. — К.: Смолоскип, 2007. — 519 с. — Імен, покаж.: с. 459-504. – ІSBN 978-966-8499-75-3.

16.  Спасо-Преображенський собор: Історико-документальне видання: Книга-альбом/Макет і худож. оформл. Ігоря Шалюти; Автор ідеї: Протоієрей Петро Сидора, Автори текстів: Олександр Чуднов, Володимир Левицький. — Кіровоград: Імекс-ЛТД, 2005. — 351,[1] с.: фото. кол. — Текст укр. та рос. мовами.

17.  Сповіді з-за ґрат [Текст]/Авт. упоряд. В. Бондар. — Кіровоград: Центрально-Українське вид-во, 1997. — 190,[1] с. — (Сер. «Реабілітовані історією»). – ІSBN 966-583-050-3.

 

ПЕРІОДИЧНІ ВИДАННЯ

1.    Аболмасова О. З історії храмів нашого краю [Текст]//Наш православний дім. — 2004. — № 9 березень. — С. 9

2.    Дерезовський В. Православні храми відроджуються. Могильне [Текст]/В. Дерезовський, О. Лисак//Гайворонські вісті. — 2000. — 16 серпня. — С. 3.

3.    Ігнатуша О. Сучасна українська історіографія відносин православної церкви та радянської держави (1920-1930-ті рр.) [Текст]/ О. Ігнатуша//Український історичний журнал. — 2006. — №2. — С. 174-190. — Бібліогр.: назв.

4.    Киридон А. М. Українська православна церква (1930-1936 рр.) [Текст]/А.М. Киридон//Український історичний журнал. — 2005. — №3. -С. 143-159.

5.    Классова О. Історія Петропавловського і Вознесенського храмів м. Єлисаветграда [Текст]/Классова О.//Елисаветградские ведомости. — 2004. – 10 сентября. — С. 1.

6.    Классова О. Церква пресвятої Богородиці [Текст]/Классова О.//Елисаветградские ведомости. — 2004. — З0 июля. — С. 1.

7.    Классова О. Церква святої рівноапостольної Марії Магдалини [Текст]/Классова О.//Наш православний дім. — 2004. — №9. — С. 8.

8.    Лісниченко Ю. Утрачені святині [Текст]/Лісниченко Ю.//Вечірня газета. — 2005. — 11 листопада. — С. 5.

9.    Матівос Ю. З іменем Петра і Павла [Текст]/Ю. Матівос//Вечірня газета. – 2001. – 20 липня. —С. 10.

10.  Недбальська О. Репресована церква [Текст]/О. Недбальська//Народне слово. — 2000. — 27 січня. — С. З

11.  Онуфріївська святиня [Текст]: Церква св. Іоанна Предтечі//Придніпров'я.—      2003. – 6 вересня. — С. 4

12.  Павличук О. Православні храми відроджуються [Текст]: Чемерпіль/О. Павличук//Гайворонські вісті. — 2001. — 13 жовтня. — С. 2.

13.  Соломко В. Була в селі церква [Текст]/В. Соломко//Гайворонські вісті.

— 2004.— 21 липня.— С. З.

14.  Ткач О. Друге народження: Історичні пам'ятки краю/О. Ткач//Вісник Голованівщини. — 2008. — 1 листопада. — С. 3.

15.  Ткач О. І віру в серці не згубили: Історичні пам'ятки краю/О. Ткач//Вісник Голованівщини. — 2008. — 24 травня. — С. 2.

16.  Ткачук Т. Історія храмів — історія нашої духовності [Текст]/Т. Ткачук//Світловодськ вечірній. — 2004. — 5 лютого. — С. 10.

17.  Тригуб Олександр. Розкол як форма боротьби ДПУ УРСР із православною церквою в Україні (1922-1927 рр.) [Текст]/Олександр Тригуб//3 архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. – 2009. – № 1. – С. 10-26.

18.  Федоров М. На Івана Хрестителя [Текст]/М. Федоров//Провінція. — 2004. — 17 вересня. — С. 3.

19.  Юферова Л. Храм наших предків продовжує жити: Відродження духовності/Л. Юферова//Сільське життя (Добровеличківський р-н). — 2007. — 29 грудня. — С. 4.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автори звернули увагу на проблему нашої вітчизняної історії, яка давно чекала своїх дослідників.

На основі архівних матеріалів показали драматизм долі ба­гатьох священнослужителів, віруючих Православної Церкви та членів їх сімей у 20-60 роки минулого століття.

У книзі яскраво показано патріотизм багатьох священиків, які в найважчі періоди історії завжди залишалися з народом. Ма­теріал може бути використано як учителями історії, краєзнавцями так і студентами, учнями у своїй роботі та навчанні, може стати поштовхом для подальших досліджень політики СРСР стосовно Церкви.

Н.А. Грищенко,

кандидат педагогічних наук,

начальник відділу з питань

внутрішньої політики Кіровоградської

міської ради

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Данная книга издана при неравнодушном участии председателя правления ВАТ «Ятрань» Райковича А.П.

 и директора ООО «Имекс-АТД» Самиляк Т. С.

Приносим особую благодарность за плодотворное сотруд­ничество коллективу Кировоградского областного архива

и в частности его директору Чвань Т. В. Труд работников архива

не всегда заметен, но заслуживает высшей оценки не только современных, но и будущих поколений. Особенно нужно отметить

творческий коллектив нашего издания — рабов Божиих Сергия и Ксению, Ирину, Александру, Родиона, чья кропотливая иссле­довательская работа есть основой нашего издания.

 

Благодарность каждый должнен искать у Господа.

Архимандрит Боголеп (Гончаренко)

 

­

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Історико-художнє видання

 

Архімандрит Боголєп (Гончаренко)

 

 

Від життя… до вічності

(російською мовою)

 

 

 

 

Технічний редактор О.М. Корнілов

Комп’ютерний набір та верстка В.М. Ященко

Коректор Т.В. Зозуля

Администрация сайта не несет ответственности за содержание информации, которая содержится в архивных материалах сайта, и может не разделять мнение их авторов.
Александрийская епархия Украинской Православной Церкви (C) 2013-2017. Сайт разработан: В.Коваленко, А.Чумаченко, А.Беляев.
При использовании материалов сайта обязательным условием является ссылка на alexandria-eparhia.org.ua