098 690 42 28 (пн-пт: з 9 до 18 г.)

 

- По благословению Высокопреосвященнейшего Боголепа,
архиепископа Александрийского и Светловодского -

Фейсбук
ВКонтакте
Твиттер
Youtube

Желающие оказать помощь в развитии Александрийской епархии, могут перечислить средства по следующим банковским реквизитам:

Р/С 26004924426263 в ПАТ АБ ( УКРГАЗБАНК ), МФО 320478, код ЕДРПУ 23230375, СВ. о не прибыльности, 1711264600026 от 24.02.2017

700-летие памяти прп.Сергия Радонежского

~~На честь 700-летия святого угодника Божьего
преподобного
Сергия Радонежского

РАДОСТИ БОЖЬЕЙ СВЕТ

        «Да радость Моя в вас   пребудет и радость ваша
  будет совершенна»                                     (Ин.15:11)

От автора
…Мужчина возвращает в магазин купленную им упаковку с новогодними ёлочными игрушками, утверждая, что они бракованные. Продавщица, перебрав игрушки, в недоумении спрашивает: «В чем их брак?» «Не радуют…», – отвечает покупатель.
Этот анекдот не о новогодних шариках, а о наших душах. Сегодняшнее поколение не может принять жизнь с благодарностью, не может радоваться этому ценному дару Божьему.
Жителей Японии за их жизнь, превратившуюся в непрерывную работу, называют трудоголиками, а часть христиан, принимающих жизнь за одно сплошное мучение, постепенно превращается в «мучеголиков». Они – не принявшие и не познавшие Христа, утратили радость жизни; в своем себялюбии, рождающем самосожаление, открыли врата своего сердца для греха и вместо скорби очищающей приняли уныние, лишающее и той малой толики благодати Божьей, которую дарует каждому из нас Господь.
Сегодня себялюбие стало болезнью века. Наша любовь к самим себе перешла все границы дозволенного и превратилась в жалость к самим себе. Мы все себя жалеем… Жалость к себе превращает жизнь в мучение. Себялюбивый человек приходит в эту жизнь, чтобы мучиться.
Как вы думаете, Господь мучился на Кресте? Нет, Он страдал! Он страдал за нас.
Страдания поднимают душу вверх (к Небесам) и выводят из обыденности жизни. А мука опускает душу вниз (в преисподнюю). Помучившись, человек в определённый момент своей жизни решает ее оборвать. Господь не мучился, Он страдал! Сострадая нам, Он искупил нас у смерти и ада ценой Своей жизни.
…После грехопадения в раю разорвалась связь человека с Богом. Из-за грехов людей Дух Святой уже не мог пребывать на них. Господь пришел, чтобы возродить общение человека с Богом, а без Духа Святого это невозможно. Дух Святой – Творец Священного Писания и только Он может открыть Отца и Сына грешному человечеству. Через Господа нашего Иисуса Христа Дух Святой являет нам Отца Небесного.
Господь говорит: «И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною» (Ин.17:19).
На Иордане Иисус Христос получает Своего собственного Духа и принимает Его, как человек, но дарует Его Себе, как Бог. Делает Он это для нас, а не для Себя. Приняв Духа Святого, как человек, Он сохраняет Его для нашей природы (человеческой).
Сын Божий, не ведавший греха, стал как один из нас, дабы Дух Святой, исходящий от Отца, непрестанно пребывал в нас!
В этом мире только два царства: Царство Божье и царство сатаны. Я не устану повторять о том, что среди нас нет неслужащих. Мы все служим: или Богу, или сатане и нет третьего придуманного нами состояния жизни. Поэтому у нас в жизни только два пути: путь страдания и путь мучения. Господь оставляет нам право выбора.
Идущие путем Христа с помощью Божьей излечиваются от этой болезни души – самосожаления, при которой человек, жалея себя, ориентируется только на реализацию собственных желаний.  Выздоровление души начинается с того, что она перестает угождать самой себе и начинает думать о том, как угодить Богу. Путь к Богу – это путь выздоровления души. Выздоравливающая душа причастием Тела и Крови Христа и Слова, исходящего из уст Его, исцеляется от нечистоты духовной, приобщается святости Божьей – Его драгоценной благодати – РАДОСТИ жизни. Только Бог может быть источником радости.
Угодить Богу – это приобщиться Его святости, Его радости. Великие угодники Божьи – все святые – светильники, изливающие в мир РАДОСТИ БОЖЬЕЙ СВЕТ.

Оставшиеся в памяти Божьей
Никто из угодивших Богу Им не забыт. Все они стали святыми и остались в памяти Божьей – в вечности. Их имена мы поминаем на Божественной Литургии, о них  читаем в различных духовных книгах, их лики лицезреем на иконах, им посвящаем прославляющие акафисты и песнопения, к ним обращаемся в молитвах. Но даже не догадываемся, что это не мы выбираем их, не мы решаем, кому из них молиться, а они выбирают нас, они решают, кому помочь. В разные периоды жизни различным образом (в книгах, в иконах, в каких-то проспектах и т.п.) к нам приходят определённые святые, имена которых мы, порой, слышим первый раз. Однако мало кто из нас задумывается об этом и обращается хотя бы к жизнеописанию святого. Они стремятся войти в нашу жизнь, хотят стать нашими помощниками, а мы не желаем их знать. И лишь для тех, кто понимает особенности духовного мира, познание святых не кончается, как не кончается вечность!
Велика сила молитв святых за тех, кто впускает их в свою жизнь. К примеру, мученик Уар так говорил своей попечительнице Клеопатре, вынесшей тело святого из скотомогильника и захоронившей его в своем семейном склепе: «Я не только позаботился о твоем сыне, но умолил Бога и о сродниках твоих, с которыми ты положила меня в гробнице, чтобы им были отпущены грехи их».
Святые принимают непосредственное участие в наших делах, помогают, оберегают и вразумляют нас. Особо они пекутся о наших душах в борьбе духовной, зная о ней не понаслышке, а воочию пройдя ее всей своей жизнью. Так, преподобный Сергий Радонежский, поддерживая идущих путем Христа (каким прошел сам), с великой радостью припадает в молитвах к Богу за тех, кто просит у него помощи в этой нелегкой борьбе света и тьмы. Он, имеющий в себе Дух Божий, печется о тех, кто обратил свои стопы к Богу и возжелал познать Его.
Православие дает возможность постигнуть глубочайшее единение святых с Богом и самому, соединившись с ними, примкнуть к этому единству. Почитая и прославляя святых, мы почитаем и прославляем Бога.
Протестанты не понимают, как можно почитать святых и молиться образу Божьему, который они являют в себе. Они не знают, что святые, будучи простыми людьми, с помощью Божьей стяжавшие подобие Божье, – это Его друзья, родные по Духу братья и сестры, в единстве с Ним молящиеся за наш земной мир. В земной жизни они хотели, прежде всего, послужить Богу, а теперь Господь позволяет им послужить нам с вами.
Как можно познавать Бога и пытаться идти путем Христа, если не иметь перед собой примеров тех, кто смог пройти этот путь?!
Силуан Афонский говорил, что каждый святой имеет в себе образ Божественный, и как Бог совершенен во всем, так и они – совершенны и особенны даже по своему благоуханию. Каждый из них имеет свой «аромат». Кто-то из отцов церкви сказал: «Господь обоняет нашу молитву». Можно лишь представить, как благоухают Ему молитвы святых. У каждого из них свой характер, своя судьба, свои пережитые скорби и трудности, свой подвиг перед Богом. В каждом из них Господь явил, являет или явит славу Свою, которая не меркнет в вечности.
К примеру, врач-целитель великомученик Пантелеймон продолжает оставаться целителем в вечности.
Святитель Николай Чудотворец, помогавший при жизни скорбящим, путешествующим, нуждающимся, остается таковым и в вечности.
Великомученик Георгий Победоносец, будучи воином, остался воином и в вечности.
Преподобный Сергий Радонежский, при жизни помогавший в восприятии учения, в единении людей, властей, государств, и поныне остаётся помощником в этих вопросах; сам будучи монахом, он и сейчас им покровительствует; построивший множество монастырей, он остаётся помощником в строительстве обителей Божьих.
Оптинские старцы говорили: «Не столько они (святые) нуждаются в наших молитвах, сколько мы (нуждаемся) в их молитвах. Но если мы им молимся, то они сейчас же отплачивают нам тем же».
Царство Божье, жителями которого являются святые – это Царство Любви и Родства. В нем все едины. Оно является небесной Церковью и, соединяясь с Церковью земной, образует единую Церковь Христову.
…Преподобный Ерм как-то обратился к Господу с просьбой, чтобы Тот показал ему Церковь Свою. И вот он увидел видение: камни разной формы начали сближаться и «срастаться». В результате начало выстраиваться здание, в котором он увидел храм. Когда Ерм повторно воззвал к Богу, говоря: «Господи, я не понимаю, что Ты хочешь мне этим сказать, объясни», Господь ответил: «Каждый из вас – камень, но чтобы здание Церкви стало цельным, нужно очень плотно приблизиться друг к другу, предварительно оточив свои шероховатости, выступающие неровности».
В видении Ерма здание Церкви было без единого шва. Оно было монолитным. Господа нашего Иисуса Христа Священное Писание тоже называет Камнем: «Вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится» (1Пет.2:6).
Ученики Христа тоже стали камнями в основании Церкви Христовой, которую они по примеру Христа продолжали «строить» в период своего служения. «Иисус же, взглянув на него, сказал: ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)» (Ин.1:42); «Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18).
Все мы камни… Но войдем ли мы в здание Церкви?! Сможем ли мы с Божьей помощью так себя «отшлифовать», что Церковь сделается нерушимой?! Сможем мы так же, как Дева Мария, как все святые принять волю Божью, понимая, что можем потерять все, в том числе жизнь?!
Иоанн Кронштадтский говорил: «При молитвенном обращении к Владычице помни твердо, что ты член Церкви, в которой Владычица главный камень здания, и знай, что ты тесно связан внутренне со всеми небожителями, как камень.
Так, понимая себя, поймёшь – почему молитвы столь легко доходят к святым: ибо все одушевлены одним Духом Божьим. Бог во святых почивает».
Преподобный Симон Новый Богослов учит, что все святые взаимно связаны друг с другом в неразрывное целое, и что нам очень важно связать себя со святым и уже через него входить в это целое, которое есть Церковь, объединяющая и земное и небесное. Он пишет: «Божественное излияние света проникает по определённому Богом порядку из первого чиноначалия ангелов во второе, из второго в третье и так во все…
Также и святые, будучи соединены союзом Святого Духа, подобно ангелам, образуют золотую цепь, в которой каждый, как звено, соединяется с предыдущим святым посредством веры, добрых дел и любви. Эта цепь, утверждаясь в Боге, не может быть разорвана.
И кто не хочет со всей любовью и смирением соединиться с самым последним во времени (по времени) из святых, имея к нему некое неверие, тот никогда не соединится и с прежними, и не будет включен в ряд предшествующих святых, хотя бы ему казалось, что он имеет всю веру и всю любовь к Богу и ко всем святым.
Он будет извержен из среды их, как не изволивший в смирении стать на место, прежде век определённое ему Богом, и соединиться с тем последним (во времени) святым».

Чем крепче мы прилепимся любовью ко святым, приходящим к нам, чем глубже приникаем в их путь к Богу и их святость, тем надёжнее наше будущее в вечности.
«Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом»  (Еф.2:19-22).

Радости Божьей свет
Скольких святых мы еще не знаем! Но они знают нас! Молятся о нас, ходатайствуют за нас перед престолом Божьим. В каждом уголке земли – свои святые, но они, преодолевая времена и границы государств, устремляются к нам. Как удивителен этот мир, который они уже познали и который нам всем еще предстоит познать!
Сегодня, преодолев времена, в жизнь читателя этой книги, возможно, впервые входит святой преподобный Сергий Радонежский – великий угодник Божий, богатырь духа, игумен земли Русской, чьими молитвами и сегодня держится Киевская Русь. Вот уже семь веков Господь являет на нем славу Свою.
Что значит для меня святой преподобный Сергий Радонежский?
Святость – это наполненность Богом, Его любовью, милостью, мудростью, Его мыслями и делами, Его Духом. Это когда творенье Божье позволят своему Творцу раствориться в своем сердце и заполнить все его уголки Собой, Своей животворящей благодатью. Это когда в человеке нет места духам нечистым. Это когда себя, свое тело – сосуд, он добровольно предоставляет в работу Богу и через него уже не может действовать сатана, искушая ближних или словом, или делом, уводя от замыслов Божьих. Это когда присутствует страх не выполнить волю Божью. Это когда силой Божьей побеждается грех. Это когда человек благоухает Богом, как когда-то в раю благоухал Богом Адам. Это когда человеческое побеждается Божьим. Это когда в человеке торжествует правда Божья и он становится источником истины и мудрости Божьей. Это когда человек любовью Божьей в себе покрывает всех и каждого; верой Божьей в себе укрепляет в вере окружающих его людей и все это делает во славу Божью.
Святость – это добровольный тяжёлый физический труд, цель которого – торжество духа над телом. Это нелёгкая борьба, проходящая видимо и невидимо для глаз человеческих. В этой борьбе с самим собой человек борется со своими желаниями и хотениями, со своими страстями, с духом праздности, но борется силой не своей, а Божьей. Изнурением тела тяжёлым физическим трудом, ограничениями в еде, лишениями и страданиями он укрощает свою волю.
Святость – это добровольный непрекращающийся духовный труд, цель которого – Царство Небесное.
Святость – это постоянная и умелая борьба с духами злобы поднебесной.
Святость – это общение с Богом, «как бы говорил кто с другом своим» (Исх.33:11) без лукавства и хитрости, но честно по совести. Это искренность пред Богом, доверие и любовь к Нему.
Святость – это подобность Господу нашему Иисусу Христу.
Святость – это  Царство Божье – Царство Любви – внутри человека еще при жизни на земле.
Святость – это когда возможным становится невозможное и Небесное, Ангельское наполняет человека земного.
Святость – это готовность жить вечно.
Святость – это вечность!
Святость – это Сергий Радонежский! Это радости Божьей свет!
Мощи святого почиют в Свято-Троицкой лавре. В раке, где они лежат, есть небольшое отверстие. Если подставить к нему руку, можно уловить тепло, исходящее изнутри от мощей. Как при жизни тепло встречал он приходивших к нему, так и после смерти тела не перестаёт окутывать им обращающихся к нему за помощью. Тепло это – молитва святого, непрекращающаяся в вечности, его любовь, пронизывающая пространство, благодать Божья, не оставляющая тело, в котором при жизни не прекращалась молитва.

От доброго рождается доброе
Ученик Сергея Радонежского Епифаний после ухода преподобного в мир иной описал подробное житие своего учителя в книге «Житие преподобного Сергия». Из него мы узнаем, что святой родился в обедневшей семье бояр Кирилла и Марии. Еще когда мать носила ребенка под сердцем, родителям стало ясно, что он будет особенным.
Однажды, когда Мария находилась в храме на Божественной Литургии, ребенок трижды прокричал во чреве: перед чтением Евангелия, во время Херувимской песни и после возгласа священника: «Святая Святым!» В третий раз его крик услышали все. Испуганная мать упала на колени, обливаясь слезами. Конечно же она поняла, что родится необыкновенное дитя. Всегда благоговейная и усердная в молитве, теперь она чувствовала особую потребность в уединении.
…И нарекли малыша Варфоломеем, что значит «сын радости». Родился он 3 мая (по старому стилю). Это был 1314 год.
Преподобный Епифаний назвал его «Добрая  отрасль доброго корня».
Возрастая телом, он укреплялся духом, исполняясь разума и страха Божьего. Благодать Божья покрывала ребенка и все у него получалось, кроме одного – не давалась учеба, никак не мог Варфоломей научиться читать. Не раз он обращался в молитве к Богу и просил помощи в учении. И вот однажды, когда отрок пошел в лес искать отбившихся от табуна коней, встретился ему на пути черноризец. Поведал ему мальчик о том, что не дается ему чтение, и, попросив молитв, пригласил в дом родителей. И вот уже трапеза на столе, но старец не торопится: «Прежде надо вкусить пищи духовной», – говорит он, давая Варфоломею Псалтырь и веля читать псалом. Напрасно в смущении отговаривался отрок: «Я не умею читать», старец настаивал: «Читай Слово Божье без сомнения». Мальчик открыл Псалтырь и, о чудо, стройно и внятно зазвучали слова Писания. Читал Варфоломей и удивлялся сам себе, удивлялись и  родные.
Прощаясь с добрым семейством, старец пророчески возвестил: «Отрок будет некогда обителью Пресвятой Троицы; он многих приведёт за собою к уразумению Божественных заповедей».
Как сказал старец, так и произошло. Читая без затруднения и понимая уже теперь смысл написанного, Варфоломей возрастал в учении и просвещался умом. В его юном сердце слагались образы (идеалы) жизни светлой, жизни по Евангелию Христову, он сроднялся с ними, черпая из них духовную силу и крепость. Доброе сердце юноши было открыто для благодати Божьей. Всею душой он полюбил богослужения церковные и  не пропускал ни одной службы.
…Счастлив ребенок, воспитанием которого занимаются добрые родители. Добрые не в смысле того, чтобы угождать чаду своему, выполнять его желания и баловать покупками и вкусностями, а умеющие аккуратно «гнуть его, срезая с него ненужные побеги и пустой цвет», как у плодового дерева, готовя к жизни, в которой он смог бы принести Богу много «вкусного и сочного» плода. Что происходит с плодовым деревом, которое растёт коряво, раскидывая ветви в разные стороны, и дает мелкий и кислый плод? Приходит Садовник со Своими ножницами и обрезает мелкие ветви, а то и с пилой, чтобы спилить крупные. Если же это не помогает и дерево не приносит  плода, ожидаемого от него, Садовник вынужден его выкорчевать. Если родители не смогут с детства приучить ребенка «держать ветви» в смирении, Господь-Садовник Сам вынужден воспитывать его, а вместе с ним и родителей.
Родители Варфоломея, понимая эту мудрость, воспитывали сына в труде и благочестии. Принимая слова старца как обетованье Божье, они всегда помнили о нем, но не смогли расстаться с любимым сыном, когда тот попросил отпустить его в монашество. Отец и мать удерживали его тем, что просили послужить им в старости. Перед смертью Кирилл и Мария приняли постриг и сами стали монахами Хотькова монастыря. Варфоломей был с ними до самого конца.
Пустынька
Похоронив родителей, они вместе с братом Стефаном отправились в леса искать место для пустынножительства и, обойдя много мест, наконец, нашли подходящее.  Сотворив молитву и поставив крест, братья построили шалаш, потом келью, а потом и малый храм на честь Пресвятой Троицы, который впоследствии и стал Троице-Сергиевой Лаврой.
Не выдержав лишений, Стефан вскоре ушел в московский Богоявленский монастырь. А Варфоломей, позвав в пустыньку старца, принял постриг с именем Сергий. Так начался монашеский подвиг преподобного.
Лесная глушь не страшила монаха, несмотря на то, что к нему приходили волки, медведи, кружа возле его жилища; ограждал себя подвижник крестным знамением и молитвами и убегали звери.
…Раз увидел угодник Божий перед своим жилищем большого медведя и почувствовал, что он не столько свиреп, сколько голоден. Вынес ему кусок хлеба. Полюбил зверь пустынника, часто стал приходить к келье за лакомым кусочком хлеба. Порой ему приходилось подолгу ждать, пока преподобный закончит молитву, а тот не переставал благодарить Бога за такого свирепого и страшного соседа. Нередко Сергий, жалея медведя, отдавал ему последний хлеб, сам оставаясь ни с чем.
…В раю звери повиновались Адаму, вернее будет сказать, тому светлому образу Божьему, который был в нем. Самые лютые звери, по выражению одного святого отца, ощущая дивное благоухание этого образа, смиренно склоняли голову перед Адамом. Однако его непослушание Богу наказано непослушанием тварей земных ему самому. Не послушался человек заповедей Божьих – и перестали ему повиноваться звери. Святые же, Божие угодники, своим неуклонным послушанием Богу, смирением перед Ним, Его помощью при содействии благодати, восстановили в себе образ Божий. Благоухание его ощутили звери: грозные и лютые, они становились послушны тому, кто «благоухал Богом».
Если зверей лютых святость притягивает, то нечисть сатанинская ее ненавидит и боится. Своим ученикам отец Сергий рассказывал, как однажды ночью расступились стены церкви и вошел в нее сатана с полком бесовским. С криком и воплями они начали разорять церковь. «Да воскреснет Бог! Да расточатся враги Его! И бежат от лица Его ненавидящие Его!», – стал читать преподобный и бесы исчезли. В молитве и размышлении о Боге день за днем  неустанно трудился Сергий. Лишь через два года в пустыньку пришли первые иноки. Постепенно некогда глухое место превращалось в обитель Божью. Пустынька разрасталась и обустраивалась.
…Из опустошённых татарскими ордами земель люди стекались в монастыри. Проложили они тропу и к Свято-Троицкой обители. Преподобный установил при обители странноприимство: нищие, больные, бездомные получали в ней все необходимое. Многие оставались и жили в монастыре до смерти.
…Однажды поселянин, живший недалеко от монастыря, принес в келью к монаху умирающего сына. Пока он говорил с преподобным, ребенок умер. Убитый горем отец стал винить преподобного: «Я шел к тебе, думал, что ты поможешь… Лучше бы он умер дома». Сергий стал на колени, помолился и мальчик ожил. Обратившись к отцу, он сказал: «Сын твой не умер, а только уснул». Но понявший все отец рухнул перед монахом на колени. Тогда Сергий, глядя ему в глаза, строго проговорил: «Это Бог сотворил!»
…Двадцать лет прошло со времени прихода к преподобному его первых сподвижников, а игумена в обители все еще не было. Возможно, потому что среди братии было полное единодушие и понимание; каждый готов был прийти друг другу на помощь в любой момент. Авторитет преподобного Сергия был таков, что и говорить ему о каких-то работах никому не приходилось. Он сам трудился, не покладая рук, и примером своим вдохновлял к труду братьев. И этот пример был не только в бытовой работе, но и в духовном подвиге. Иноки учились у него и возрастали духовно. Сергий на деле был истинным руководителем в духовной жизни своих учеников, но, все же, он был еще без сана священного. Поэтому не мог быть им духовным отцом в Таинстве Покаяния. К тому же, каждый раз для богослужения в обитель приходилось приглашать соседнего священника. И вот промысел Божий расположил обстоятельства таким образом, чтобы в обители был свой совершитель Тайн Христовых и свой игумен в одном лице. По своему смирению преподобный и слышать не хотел, чтобы ему принимать эту должность, при этом молился, чтобы Сам Господь дал в монастырь наставника. И Господь дал – благоволил на этот труд во славу Свою его самого.
Однажды, укрепив себя надеждою на Бога, братия пришла к Сергию и сказала: «Отче! Мы не можем далее жить без игумена; исполни наше сердечное желание: будь нам игуменом, будь наставником душ наших; мы будем каждый день приходить к тебе с покаянием и открывать перед тобою совесть нашу, а ты будешь давать нам прощение, благословение и молитву. Мы желаем видеть тебя совершающим ежедневно Божественную Литургию Тайн. Не откажи нам в этой милости!» В ответ преподобный говорил о своем недостоинстве, но братия настаивала.  Долго длился между ними диалог. Завершился он словами преподобного: «Желаю лучше учиться, нежели учить, лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь Суда Божьего; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господня да будет!» Это означало, что он  отказывался более спорить.
…И вот вышел из обители инок Сергий и направился в митрополию, а через время вошёл в нее новый игумен…
…Не изменила его власть, данная Богом для управления обителью. Простота преподобного оставалась во всем. Несмотря на возраст он рубил дрова, молол жито, пек хлеб, шил одежду, обувь и из источника носил воду братии на гору и ставил возле каждой кельи. «Трудился, как купленный раб», – замечает преподобный Епифаний. И «этот раб» был прозорливцем, целителем, чудотворцем… Его дух, накрепко прилепившийся к Духу Божьему, обозревал не только обитель, но и мир. Он наперёд знал, кто к нему придёт и с каким вопросом. Провидел промысел Божий и предстоящие события. Это был воистину богатырь духа, покоряющий сердца людские смирением и кротостью. Но и его Господь проводил через непростые испытания.
Незаметно удалиться…
«Нередко, – говорит святитель Платон, – Бог и на праведников Своих попускает искушения, дабы чрез то их добродетель просияла еще больше, как золото в огне искушенное». Преподобный Сергий не стал исключением, Господь переплавлял его – казалось бы, уже чистое золото, – укрепляя веру и делая более совершенным духовно.
…Когда я размышляю над тем, что более всего было тяжело для Господа нашего Иисуса Христа в последние дни Его жизни на земле, невольно вспоминаю Иуду. Возможно, страдания физические были не так болезненны для Его души, как страдания, причинённые предательством  ученика – того, кого Он выбрал для Благовестия и кто должен был продолжить начатое Им: нести в мир, после Его возвращения к Отцу, самое совершенное и ценное, что есть на земле, – Ученье Божье.
Иисус Христос перед встречей с Отцом должен был встретиться с Иудой. Он как бы говорит нам, идущим Его путем: «Без встречи с Иудой вы не сможете оценить любовь Божью».
Из жития преподобного мы знаем о подобном испытании святого, которое ему пришлось проходить со своим старшим братом Стефаном – соревнителем его подвигов, вместе с ним положившим основание Свято-Троицкой обители. Но как пишет слово Божье: «Опасность от лжебратии, опасность и от сродников» (по тексту Писания 2Кор.11:26).
…Стефан отказался от игуменства в Богоявленском монастыре, понимая, что не может победить в себе страсти властолюбия, и, будучи в чине игумена, вернулся в уже обустроенную обитель своего брата. Но и там эта его внутренняя борьба не увенчалась успехом. В этот период в обители преподобным был введен устав общежития (до этого каждый ее житель сам заботился о своем пропитании и обеспечении). Среди братии были и такие, кому новый порядок не понравился.
Блаженный Епифаний так описывает кульминацию этой истории: «В один субботний день преподобный Сергий сам служил вечерню и был в алтаре, а брат его Стефан, как любитель церковного пения, стоял на левом клиросе. Вдруг преподобный слышит довольно громкий голос брата:
- Кто тебе дал эту книгу? – вопрос обращен был к канонарху.
- Игумен, – отвечал тот.
Промыслы гнева и властолюбия поколебали Стефана при этом ответе:
- Кто здесь игумен? – сказал он уже запальчиво (так, чтобы все слышли). – Не я ли первый основал это место?
Сказаны были и другие немирные слова.
Преподобному стало понятно, что в этом раздражении брата излилось тайное недовольство братии новыми порядками в обители».
После окончания вечерни угодник Божий не пошел ни в трапезную, ни в свою келью; никем не замеченный он вышел из обители и вошел в глушь лесную. Много дней искал он в глухих лесах место, где можно было бы ему безмолвствовать и, наконец, нашел такое место на реке Киржач, где и поселился. Но где бы ни пребывала благодать Божья, каким-то неведомым образом люди ее чувствовали и устремлялись к ней. Не долго пришлось побыть преподобному в безмолвии. К нему пришли искавшие его ученики и вот уже началось строительство нового Благовещенского Киржачского монастыря; нашлись благодетели и помощники из мира: возводились церковь и жилище для братии.
Через три-четыре года по настоятельной просьбе иноков Троицкой обители святитель Алексей вернул преподобного на его прежнее место служения. Брата Стефана там не было: он или сам ушел, или святитель Алексей своим распоряжением удалил его в другой монастырь.

Когда читаешь об этом, сразу же невольно возникают вопросы: «Почему он (игумен) не вразумил брата своего по должностному старшинству? У него было на это право. Почему ради одного оставил всю братию и служение, на которое поставлен был Богом?» Но на эти вопросы мы не можем ответить, тем более мы не можем судить избранника Божьего. Его путь – особый путь. Его решение касалось родного брата, поэтому было особо трудным. Это решение было не по правилам. Оно было по любви. До сих пор многие отцы Церкви размышляют над этим его поступком: незаметно удалиться, уступить.
Имея глубокое смирение и страх Божий, преподобный Сергий добровольно изгнал самого себя, оторвал себя от самого дорогого, что у него было на земле, ради умиротворения изгонявших его. Ему чуждо было бунтарство мирское, своеволие людское. Они, как зараза, которая быстро распространяется, если на бунт отвечать бунтом, а на своеволие своеволием. Святой прозревал, что именно эти качества души, отошедшей от Бога, способны разрушить все на своем пути, в том числе и обитель. А еще он не мог допустить, чтобы пропала душа брата его. Властолюбивой душе нужно время для покаяния.
А что же его брат Стефан? Из жития святого мы знаем, что после кончины преподобного Сергия он опять вернулся в Троицкую обитель, там рассказывал летописцам много историй из Сергиева детства. Ясно, что он покаялся и примирился с братом. Но как же ему было тяжело! Мятежная душа не может найти покоя вне Бога. Мы можем лишь представить эти муки его души, бунтующей и не желающей каяться. Властолюбие – большой грех, его тяжесть усугубляется желанием не просто власти, а желанием уничтожения того, чье место хочется занять. Это непринятие воли Божьей для себя и непринятие Его решения в жизни другого.
Когда преподобный незаметно удалился, положение Стефана в обители не изменилось, потому что не был он назначен игуменом. Возможно, что Стефану пришлось несколько лет провести в борьбе с самим собой – в борьбе обличения правдой Божьей и оправдания себя. Эта мысленная брань, от которой никуда не скрыться и не убежать, явственна и жестока. Она уводит человека от Бога и от молитвы. Немногие в подобной ситуации смогут самому себе честно сказать: «Я поступил, как Иуда!» Не может мирянин так плохо думать о себе. Но это может желающий вернуться к Богу. Несколько лет понадобилось игумену Стефану для того, чтобы был развязан узел внутренней вражды и непримирения с избранностью родного брата. Лишь только после этого Господь вернул игумена на прежнее место служения. Хочется верить, что остаться в обители Стефану не позволил стыд за свою дерзость перед Богом.
В этой непростой ситуации весь преподобный Сергий, приносящий себя Богу, послушный Ему и безгранично доверяющий своему Царю и Господу. В происходящем он видит Бога, Его промысел. Поэтому и удаляется, даже не подумав взять с собой в дорогу кусок хлеба. Вот так вышел и пошел, понимая, что Господь выведет, если на то будет Его воля. Такое было его безграничное доверие Богу.
О чем думал игумен, пробираясь сквозь лесную чащу? Возможно, вспоминал Авраама, его жертвенность, понимая, что Господь обязательно попросит вернуть то, что дал. И этим обязательно окажется самое дорогое для сердца. Возможно, он вспоминал царя Давида, оставляющего Иерусалим во избежание кровопролития и уходящего в горы, уступая власть восставшему против него сыну Авесалому; злословие и злорадство ненавидевших избранника Божьего.
…Принимая горечь происходящего, Давид шел горной тропой, в это время к нему подошел человек и злословил его. На предложение одного из царской охраны: «Пойду я сниму с него голову», Давид ответил: «Оставь его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему». (2 Цар. 16:10).
Мне очень нравится этот отрывок Писания. В нем явлена такая слава Божья! Она в смирении не просто человека, но человека, наделённого огромной властью, уступившего Богу. Размышляя о поступке царского сына, который в течение многих лет вынашивал мысли о захвате власти и, наконец, осуществил задуманное, я слышу голос сердца, знающего Бога: «Если Господь позволяет ему так поступать со мной, что я могу сделать…»
Удивительный момент покорности того, кто долгое время сидел на престоле и управлял царством, согласие с волей Бога, мудрое преклонение головы… 
Каждый из нас проходит все описанное в Священном Писании. Это Книга жизни каждого из нас. Это Книга жизни и преподобного Сергия Радонежского.
…Преклонив голову перед Богом, уходил из обители игумен. Возможно, вся его жизнь была подготовкой к этому шагу – незаметно удалиться, уступить.
С детства, стоя на службе в церкви и вслушиваясь в слова молитв священника, маленький Варфоломей сердцем внимал им. Уже тогда оно трепетало от радости прикосновения к благодати Божьей. Уже тогда мысли «младенца» и днем и ночью были наполнены Богом. Что бы ни делал он в юности, чем бы ни были заняты его руки в зрелом возрасте, разум пребывал в молитвенном общении с Творцом. Даже в том, что изначально правила пребывания в монастыре не предусматривали общежития: каждый заботился сам о себе (сам обустраивал себе келью, сам добывал пропитание, сам одевался), была рука Божья, дающая Своему избраннику больше времени проводить в молитве. Общим в то время было только служение. Правила общежития в Свято-Троицком монастыре игумен ввел, будучи в возрасте пятидесяти лет. Если учесть, что преподобный мало заботился о том, что лично ему есть и во что  лично ему одеваться, мы понимаем, что вся его жизнь в монастыре была одной непрерывной молитвой Богу. И когда на его плечи легла забота об общине, где все уже должны были садиться за общий стол, он был готов заниматься хозяйственными и бытовыми вопросами.
Непрестанное общение с Богом в молитве помогало ему выстоять в лишениях, голоде, холоде, в духовной брани. Эта непрекращающаяся молитва помогла ему принять странное для нас решение – незаметно удалиться, уступить.

Победить мир сей
 …В I и II веках христианство можно было назвать единством, в котором христиане духом  единились с Богом и друг с другом. В то время это были равноценные слова. Все христиане были, как одно общее целое. У них был один Дух, одна душа и множество тел, которые пребывали в служении своему Господу. Христианство тогда было исповеданием РАДОСТИ. Это было удивительное время единства человека с Богом.
Время II-III веков стало периодом мученичества христиан. Время гонений за веру во Христа стало временем пролития крови. Возможно, именно оттуда до нас дошла тайна Царства Божьего: «Пролей кровь – получи Дух». Мученической смертью христиане свидетельствовали всему миру о своей любви к Богу Живому, о своей вере во Христа. Это период святости. Многие святые к нам пришли из этого времени.
Затем был продолжительный период с IV по XVIII века, в котором христиане отдавали предпочтение монашеству. Люди, оставив мир, искали равно-ангельского образа служения Господу в непрестанных молитвах и трудах. Они удалялись в леса и пустыни, стяжая Духа Святого в своих сердцах. Но «голодные» по Богу души устремлялись к этим источникам любви и вот уже на местах уединённых келий сначала возводились монастыри, а потом и города.
С XIX века в христианстве начинается период отступничества. Все дальше и дальше уходит человек от Бога, уступая в своей душе место Бога сатане. Себялюбие, самосожаление, эгоизм, угождение себе, духовная лень берут верх. Уже мало кто думает о вечности и о спасении души. «Разжиревшая» от собственного величия и пресыщения земным душа угнетает дух. Для нее даже небольшой пост становится подвигом. Это время духовного плена.
Чем же мы еще живы? Молитвами и святостью угодников Божьих – пророков, апостолов, святителей, преподобных, мучеников, великомучеников, блаженных и Христа ради юродивых. По их молитвам и заступничеству, по их ходатайству и поручительству Господь терпит нас и милует. Без этой помощи свыше сложно устоять душе современного человека против мира сего с его искушающими картинками.
Великий Сергий шел путем жестким, путем крайних лишений по своей доброй воле. Мы можем лишь предположить, как болели у него ноги, как ломило спину, как стирались до крови колени от долгого стояния на молитве. Но он никогда не жаловался на боль, питался хлебом (нередко черствым) и водой, много лет носил одно платье и зимой и летом, латая и штопая его. «За рай, который мы потеряли, –  говорил преподобный своим ученикам, –  надобно теперь отложить одежды теплые; за грех мы некогда покрыты были одеждой, потерпим же теперь лишение одежды, чтобы облечься потом в нетленные ризы, – будем изнурять плоть, чтобы получить нетленные венцы от Христа Бога». Молитва его не прекращалась ни днем, ни ночью. Он неустанно служил Богу, за все благодаря и прославляя своего Царя и Господа.
Когда мы кого-либо учим, Господь обязательно проведет нас через все, чему учим. Преподобный Сергий не давал Богу такой возможности, потому что сам добровольно поступал так, как учил.
Его любовь к Богу, жертвенность и решимость в устремлении к жизни вечной побуждали волю активно трудиться над Царством Божьим внутри себя. Мы помним слова святых: «Когда не угождаем себе, это значит, угождаем Богу». Вся его жизнь была направлена на то, чтобы не угождать себе. Поэтому и победил он мир, как когда-то  победил страшного великана Голиафа простой пастух Давид.

…В течение сорока дней перед полками Израильскими выходил из стана Филистимского огромного роста Голиаф. Одетый, во всеоружии он выглядел устрашающе. Великан вызывал на бой с собой смельчака, но перед этим продолжительное время громко оскорблял и унижал народ еврейский непотребными словами (по тексту Писания 1Цар.17: 4-51). Его наглость и хамство приводили евреев в смятение и угнетали морально. Даже не подняв руки, своим нечистым духом он уже победил их.
Когда Давид увидел и услышал Голиафа, в нем взыграла ревность по Богу: «И сказал Давид Саулу: пусть никто не падает духом из-за него; раб твой пойдет и сразится с этим Филистимлянином» (1Цар.17:32).
Выйдя на бой «со всей нечистотой мира сего», Давид обратился к Голиафу: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам [труп твой и] трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши» (1Цар.17:45-47).
Давид духом победил Голиафа уже тогда, когда говорил с ним. Потом же дело стало за малым: он метнул из пращи камень воину тьмы в лоб и поразил его насмерть. Вот так верой человеческой и силой Божьей побеждаются слуги миродержателя сатаны.
У игумена Сергия была подобная история. Только вместо филистимлянина он сражался с татарином и не на поле боя, а в храме Божьем. Его оружием была молитва.
…Стонала земля русская от нашествия монголо-татарских орд. Более двухсот лет томился народ под игом азиатским. Настало время, когда ничем не мог угодить князь московский нечестивому татарскому хану Мамаю. Мало уже ему было отдания чести и приносимых от князя даров. Выступил он в поход на землю русскую.
Благословил преподобный Сергий великого князя Дмитрия Ивановича на битву великую и отпустил с ним двух своих иноков из бывших бояр, храбрых и искусных воинов.
Быстро пронеслась весть по земле русской о том, что князь Московский ходил к «Троице» и получил от великого старца благословение с ободрением на битву с Мамаем. Авторитет преподобного был так велик, что даже князья, которые хотели выступить на стороне Мамая, передумали. Благословение старца для всех считалось уже достаточным ручательством победы.
8 сентября 1380 года состоялась Куликовская битва. Перед выступлением явился к великому князю инок Нектарий. Святой старец провидел духом нужду еще раз укрепить его мужество, прислал ему Богородичную просфору и грамотку, в которой было увещевание для великого князя сражаться мужественно за дело Божье и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает дело счастливым успехом.
Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых. Теперь и слабые духом были готовы положить душу свою за святую веру православную, за князя любимого, за дорогое отечество.
Вот как описывает эту битву святитель Дмитрий Ростовский: «В самый полдень оба войска сошлись лицом к лицу при устье реки Непрядвы. Вдруг с татарской стороны вперёд выехал на коне богатырь огромного роста, крепкого сложения, страшной наружности. Тщеславный своей силой, грозно потряс он копьем и вызвал на единоборство русских витязей… И хотя в войске князя было немало храбрых воинов, но никто не решился сам добровольно вызваться на такой подвиг.
Прошло несколько минут томительного ожидания, и вот из полка Владимира Всеволодовича выступает один из Сергиевых иноков – его усердный послушник схимомонах Александр Пересвет… Пламенея ревностью по вере Христовой и любовью к дорогой родине, он не стерпел поношения от дерзкого татарина всему воинству православному – выехал вперед и, обратившись к великому князю и другим князьям: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас равного себе витязя; но я желаю с ним побороться и выхожу против него во имя Господа Сил! Готов воспринять венец Царства Небесного!»
Вместо брони и шлема Александр облачён был, по завету своего старца игумена Сергия, в схиму ангельского образа; на этой одежде – на челе, на груди и сзади – было нашито знамение воина Христова – Господень Крест. Доблестный инок-воин, выходя в бой один на один, окропил себя святою водой, заочно простился с отцом своим духовным Сергием, простился со своим собратом Андреем, с великим князем и всем воинством православным и громко воскликнул:
-Отцы и братья! Простите меня, грешного!
-Бог тебя простит, благословит и молитвами Сергия да поможет тебе! – было ему общим ответом.
Александр, в схимническом одеянии, без лат и шлема, вооружённый тяжеловесным копьём, подобно молнии устремился на своем быстром коне против страшного татарина… С обеих сторон раздались громкие восклицания. Оба противника, сблизившись, ударили друг друга тяжелыми копьями – столь крепко, столь громко и сильно, что, казалось, потряслось самое место их битвы, и – оба богатыря пали мёртвыми на землю!»
Началась невиданная сеча. Когда шла битва, во всех церквях служились службы, возносились молитвы и преподобный Сергий вместе с братией пребывал на молитве в Свято-Троицком монастыре: телом он стоял на службе, а духом был на поле битвы, прозревая, что совершалось там. Он, как очевидец, поведал братии о постепенных успехах нашего воинства; время от времени называл имена павших героев, сам приносил за них молитвы и повелевал то же делать братии. Наконец он возвестил о совершенном поражении врагов и прославил Бога, выступившего на стороне русского воинства.
 Народ, много лет дрожавший при одном упоминании о татарах, поднялся на врага и не только победил его,  догонял и поражал, но и искал врага своего в степях, находил и сокрушал.
Погибло две трети войска русского, но потери татар были намного больше. Восемь дней хоронили воины своих погибших товарищей. На братской могиле вскоре поднялся величественный храм Рождества Богородицы.
Откуда у стоявшего на коленях народа взялась эта внутренняя мощь, эта сила духа, это неукротимое желание победить, в котором была вся боль предыдущих порабощённых поколений?! Терпение и смирение народа, упование на волю Божью дало возможность земле русской родить такого молитвенника, как преподобный Сергий Радонежский. Возрождение духа народа происходит в самые тяжёлые времена. Именно в такое время, когда русские люди особо нуждались в помощи Божьей, Господь дает им духовного наставника, имя которого становится известно в самых отдалённых уголках Руси.
 Сочетание мужества и крепости, смирения и мягкости дает человеку силы жить по-Божьи, дает силу побеждать такой, казалось бы, «грозный и сильный» мир силой не своей, но Божьей.
Сергий Радонежский не искал власти и силы, он просто  хотел спасти свою душу и попасть в Царство Божье. Всю свою волю он направлял именно на это. Но Господь позволил ему не только спасти душу свою, но и примером всей своей жизни спасти души многих людей. Сегодня мы называем его игуменом земли Русской, потому что соединял он своей любовью и молитвой не только простых людей, приходящих к нему разрешать свои споры, но и княжества русские, примиряя князей, создавая единую и непобедимую Русь. 

Огонь неопалимый
…Когда ребёнок рождается на (этот) свет, ему приходится оставить теплое и надежное убежище – утробу матери. Его выход в этот мир начинается с глотка воздуха.
Выход в тот мир начинается с остановки дыхания: тело оставляет дух; затем уходит душа: останавливается циркуляция крови. Остается безжизненное тело – оболочка, – которое «из земли вышло, в землю и отходит». Вечное оставляет тленное и уходит к вечному.
Святые, еще будучи здесь, на земле, уже прикасаются к вечности, они удостаиваются чести общаться с ее «жителями». У них нет страха смерти, потому что есть знание мира духовного, знание Бога. Сергий Радонежский знал Бога, вернее будет сказать: «Он знает Бога!» В вечности нет ни будущего, ни настоящего, там время не земное – оно другое, связанное с огнем. Оно неопалимое для детей Божьих и опалимое для тех, кто не с Богом.
Святость – Божественна, огненна. Но огонь этот не опаляет тело человека, он опаляет его душу, очищая от скверны и неправды, заполняя сердце животворящей благодатью Божьей.
…Когда его ученик, ныне преподобный, Исаакий попросил святого старца благословить его на подвиг совершенного молчания, тот сказал ему: «Если желаешь, чадо, безмолвствовать, то завтра, когда совершим Божественную Литургию, стань у северных дверей, и там я благословлю тебя». Отче Сергий желал благословить ученика именно после Литургии, после приобщения Святых Христовых Тайн, когда сам ощущал в себе особенное действие благодати.
На другой день, по окончании Литургии преподробный Сергий со словами: «Господь да исполнит желание твое», осенил ученика крестным знамением. В этот самый момент Исаакий увидел дивный пламень, исходящий от руки благословляющего. Чудесный огонь от руки благодатного старца объял его тело, и он понял, что сможет безмолвствовать до конца дней своих. Так и случилось. Сила благодати Божьей помогала ему сохранять молчание даже тогда, когда хотелось что-то прошептать.
…Однажды, когда игумен совершал Божественную Литургию, его ученик, ныне преподобный Симон видел, как небесный огонь сошел на Святые Тайны Христовы в минуту их освящения. Объятый страхом, затаив дыхание, он наблюдал, как этот дивный огонь двигался по престолу, озаряя весь алтарь, окутывая собой Святую Трапезу и самого священника. А когда преподобный хотел причаститься Тела и Крови Господних, Божественный огонь свился и вошел внутрь Святой Чаши. Угодник Божий причастился этого благодатного Огня, не опалившись им, как когда-то в древности неопально горел куст купины Огнем Небесным, в котором явлен был Бог, говоривший с Моисеем.

Богатство духа
Слепота духовная – это слепота к своим грехам, невидение их. К сожалению, сегодня это естественное состояние современного человека. Вроде бы так легче жить – не видеть себя внутреннего, настоящего. Казалось бы, все так живут. Но такое положение обманчиво. Мир проповедует устойчивость в себе, в своих идеях и позициях, а это значит – он проповедует бунт, непокорность, «пробивание, выжимание» и т.п. Мир и смирение несовместимы. Князь мира сего устрояет его на лжи, а смирение «строится» на правде Божьей. Ложь и Правда – это разные исповедания.
Собственная греховность прозревается зрением духовным и связана с духом человека. Для христианина – это самое важное в жизни. Святые отцы видение своих грехов считали самым великим делом, даже большим, чем творение чудес. Святой Антоний Великий говорил: «Не велико дело – творить чудеса, не велико дело – видеть ангелов; велико дело – видеть собственные грехи свои»; преподобный Исаак Сирин: «Восчувствовавший свой грех выше того, кто молитвою своею воскрешает мертвых».
Почему они придавали этому такое значение? Потому что увидевший свои грехи человек осознает свое бессилие перед Богом и не просто может смириться, но и захочет покориться Его воле.
Господь говорит: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф.5:3). Нищие духом – это, как раз, те, которые осознали свою греховность и глубину своего падения, ощутили свое бессилие перед Богом. Оказывается, в этом счастье (блаженство). Грешная душа становится счастливой и может по-настоящему радоваться, когда понимает правду Божью о себе, приносит покаяние и отдается в руки Творца.
Нищета духовная – это когда у человека уже нет собственного духа, потому что он весь растворился в Божьем Духе. Нищий духом – это подобный Господу, укрепляющийся в Его Духе. Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет об этом так: «Нищий есть тот, кто ничего своего не имеет, кто всего ожидает только от милосердия других: хлеба, крова, денег, одежды. А если кто имеет одежду, то ветхую, грязную, негодную… от всех он в пренебрежении.
Нищий духом признает себя духовным бедняком, всего ожидающим от милосердия Божия: он убеждён, что он не может ни помыслить, ни пожелать ничего доброго, если Бог не даст ему ни мысли благой, ни желания доброго; он считает себя грешнее всех, всегда себя укоряет и никого не осуждает. Он просит Спасителя просветить одеяние души его, он непрестанно прибегает под кров крыл Божьих; все свое состояние он считает Божиим дарованием».
Нищий духом живет Духом Христа, Духом, Который повинуется Богу ДОБРОВОЛЬНО. Мы знаем о том, что Христос был до смерти послушен Отцу. Это великий пример смирения и послушания Богу! Это Дух смиренный. Не имея в себе Духа Христа, мы не сможем повиноваться воле Божьей, и наша воля будет побеждать. Но Победой Господа нашего Иисуса Христа на Кресте, Его Духом, мы сможем победить в себе своеволие и любовь к греху! Его Духом мы сможем возродиться в Вере, в Любви к Богу и к людям. Его Духом приобретаем мир и покой в душе. 
Когда я думаю о смирении, вспоминаю военную службу и команду капитана, строившего нас на плацу: «СМИРНО!» Как правило, эта команда звучит перед следующей командой, которая важнее этой. Выполнить команду «Смирно!» – это значит замереть, чтобы услышать следующую команду, в которой дальнейший план действий. Смириться – это замереть, согласившись выполнять дальнейшие «команды Божьи». Если не замереть, не сосредоточить свое внимание на командире, можно  не услышать, что он будет говорить и из-за своей нерадивости попасть на гауптвахту.
В мире духовном происходит нечто подобное: несмирение с Богом приводит к тому, что человек не может Его услышать, а значит, не может понять своего предназначения в жизни и в итоге наказывает сам себя.
«Послушанием истине чрез Духа» (по тексту Писания (1Пет.1:22,23)) очищаются наши души от своеволия, а Он, действующею в нас силою Своею, может сделать несравненно больше всего того, о чем мы помышляем и чего просим (по тексту Писания Еф.3:20).
Смириться – это позволить Богу – Его Духу – жить в себе. Препятствием этому есть гордость. Преподобный Антоний Великий говорил: «Все грехи мерзки пред Богом, но всех мерзостнее – гордость сердца». «Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать» (Ин.4:6). То есть гордость – это отсутствие смирения. Ее порождает в отошедшем от Бога человеке дух нечистый. Это тоже выбор: или смиряешься и отдаешь себя Богу, или не смиряешься, и Бог попускает духу нечистому, который являет себя гордыней. Она погружает человека в самого себя и он «замыкается» от Бога. Тяжело «отомкнуть» самого себя. Тяжело самому бороться с собственным величием, в котором нечистота духовная. Поэтому и прибегаем мы к помощи святых и уже их молитвами с Божьей помощью становимся мягче и отходчивее,  покладистее и доброжелательнее.
Смирившийся с волей Божьей человек в своей нищете духа приобретает богатство Духа Божьего и становится богатырём Духа.
Какое непонятное и нелогичное для нашего разума сочетание выражений: «нищий духом» и «богатырь Духа», но какой глубокий в них смысл. У Бога Своя логика. Ее глубина, порой, недоступна для нашего человеческого разумения.
Путь к Богу начинается со смирения и в нем залог всего происходящего в дальнейшем.   «Добродетель эта заключает в себе все. Как тень следует за телом, так и милость Божья за смирением», – говорит преподобный Исаак Сирин.
Душа, встретившаяся с Богом, увидевшая Его кротость и смирение, уже будет желать и искать для себя такой же кротости и такого же смирения.
Преподобный Сергий Радонежский не просто увидел кротость и смирение Божье, но и захотел стать таким, как Господь. Поэтому и отдал всего себя в полное распоряжение Божье. Все качества его души: смирение, кротость, терпение, любовь, милосердие, трудолюбие и т.п. – это плод его духовной жизни, плод его духа, возросшего в Духе Божьем; это плод Духа, живущего в нем и производящего подобие Свое. 
Его душа уступила духу, уступила Богу и в результате не просто освятилась Им и получила жизнь вечную, но и осталась в трудах Божьих, в Его планах вечно! Быть соработником у Бога вечно! Только вдумайтесь в этот размах царствования: управлять миром посредством молитвы, быть одновременно во всех уголках земли, знать каждого человека и его проблемы, предстоять перед Богом в прошении за многих. Это огромный труд духовный и приобретается он тяжёлым для тела духовным и физическим трудом на земле. Воистину смысл жизни – в смерти, соединяющей дух и душу человека с Воскресшим Господом и открывающей врата жизни вечной.
Размышляя о жизни преподобного Сергия, его духовных подвигах, невольно возникают вопросы: «Как бы я поступил в подобной ситуации, что бы делал на его месте?»  Начинаешь сравнивать его и себя. В этом сравнении – явственна собственная нечистота духовная и немощь пред Богом. Хочется упасть перед преподобным на колени и просить его ходатайственных молитв. Вот так, ухватившись «за руку» святого, его молитвами, глядишь, и сделаем еще один шаг навстречу к Богу.
Однако время от времени, чтобы не сбиться с пути Божьего, стоит проверять качества своей души.
Очень легко, к примеру, проверить собственное смирение. Есть такая история: «Одна христианка попала на необитаемый остров и там пробыла сорок лет в подвигах молитвы, поста и великих лишений. С приставшим к острову кораблём она вернулась на материк. Найдя одного из великих старцев, она рассказала ему о своих пустынных подвигах. Выслушав, старец спросил: «А можешь ли ты принимать поношения, как благовония?» – «Нет, отче», – ответила ему подвижница. – «Тогда ты ничего не приобрела за все сорок лет твоих подвигов».
Святые радуются, когда их кто-то поносит, оскорбляет, унижает. В этом они видят промысел Божий и, как дети, искренне радуются ему, желая угодить Богу даже в этом. Такая радость и такой мир в душе – плод смирения!
«Смирись… гордый человек… победишь себя, и усмиришь себя, и начнёшь великое дело, и других свободными сделаешь, и узнаешь счастье, ибо наполнится жизнь твоя», – пишет Ф.М.Достоевский.

Творить силой Божьей
Преподобный Епифаний описывает множество чудес, творимых Сергием: это и пророчество, и исцеление тяжело больных, и воскрешение мёртвых. Во всех случаях он делал одно и то же – становился на молитву, обращаясь за помощью к Богу. Сила молитвы его была такова, что Господь не мог отказать возлюбленному Своему. Какими же качествами души святой угодил Господу так, что Тот наделил его силой Своей?
Во-первых, это вера. Вера в Бога Живого очень действенна. Вера не в какого-то придуманного самому себе бога, а в Бога Истинного;
Во-вторых, это смирение и кротость. Они делают человека по-настоящему скромным (естественной природной скромностью);
В-третьих, это добровольное воздержание (умерение себя во всем: в пище, в одежде, в реализации желаний, в управлении, в раздаче советов и т.п.);
В-четвертых, это нестяжание (не брать, не грести все под себя: богатство подлинное – нищета осознанная);
В-пятых, это страдания. Они очищают душу и учат терпеть немощи других;
В-шестых, это честность с Духом Святым и людьми, отсутствие в жизни лжи;
В-седьмых, это верность Богу любовь к Нему, неотступность, готовность идти до конца.
Чудотворец – являющий собой Господа. Не он, а Бог через него Духом Своим исцеляет, предупреждает об опасности, выводит из непростых жизненных ситуаций.
Казалось бы, все просто. Но это тяжелый духовный труд, в котором человек с помощью Божьей постепенно возрастает в этом духовном подвиге: сначала отвержения себя и своей правды, потом отвержения мира и его лжи. Приоритет в жизни он уже отдает не себе и своим желаниям, а Богу и Его желаниям, Его воле для себя. Не своей силой и волей, а Божьей происходит такое возрастание духа.
Многие ли современные явители чудес и пророки отличаются таковыми качествами души? Единицы, да и те не афишируют себя. Они скромны и незаметны. Их отличительная черта в том, что у них нет желания управлять людскими жизнями; навязывать свое видение, раздавать советы, отстаивать свои убеждения, им не нужно восхищение, не нужна слава.
Вы спросите: «А как же бабки, экстрасенсы, колдуны, маги? Они же говорят, что исцеляют и предсказывают будущее Божьей силой…»
Сила Божья в чудесах не может быть явлена там, где гордыня, стяжание, неумеренность, своеволие, вера в себя. Дух Святой не может чудодействовать не в чистоте. Но в такой среде легко пребывают и чудодействуют духи нечистые. Они и пророчествуют, и исцеляют, но только силой князя мира сего по попущению Божьему. Господь попускает за грехи наши такие театральные представления сатаны, позволяет ему управлять через людей, пребывающих в проклятии оккультизма, подобными себе.
Чудотворение истинное – это явление Божьей любви к людям. Через Своих подвижников Господь не устаёт «говорить» о Своей любви к нам. Но даже в являемых через них чудесах Господь, оставивший нам право выбора, и здесь предлагает выбрать: верить – не верить;  видеть это чудо или не видеть его.
На высоту духовную, к которой сегодня многие стремятся, чтобы управлять, по-настоящему поднимаются лишь кроткие и смиренные люди.  Христос говорил: «Кто хочет быть первым (пред Отцом на Небесах), будь из всех последним и всем слугою (на земле)» (Мк.9:35). Этими словами Господа и осудим себя, потому что не хотим быть последними, хотим власти, почёта, уважения, управления, славы, но ничем не хотим делиться с Господом, не хотим уступить Ему.
Явление Царицы Небесной
Венцом земных подвигов святого было явление ему Царицы Небесной. Вот как его описывает преподобный Епифаний: «Однажды в глубокую ночь преподобный Сергий совершал свое келейное правило и пред иконою Богоматери пел Акафист – что он делал, по своему обычаю, ежедневно. Часто взирал он на святую икону и усердно молил Матерь Божию о своей обители. «Пречистая Мати Господа моего, – взывал святой старец, – Ходатаица и Заступница роду человеческому! Буди нам, недостойным, ходатаицей, – присно моли Сына Твоего и Бога нашего, да призрит Он милостиво на святое место сие, посвященное в похвалу и честь Его святого имени навеки. Тебя, Матерь Сладчайшего моего Иисуса Христа, призываем на помощь рабы Твои, ибо Ты имеешь великое дерзновение у Сына Твоего и Бога! Будь же всем спасительное упование и пристанище!»
Так молился преподобный, и его чистое сердце горело благодатным пламенем; его смиренный ум весь был погружен в молитву, и он, как дитя, в простоте души беседовал с Пречистой Матерью всех, возлюбивших чистым сердцем Ее Божественного Сына.
Окончив молитву, он сел для отдохновения; но вдруг душа его ощутила приближение небесного явления, и он сказал своему келейному ученику, преподобному Михею: «Бодрствуй, чадо, мы будем в сей час иметь чудесное посещение». Едва сказал он это, как послышался голос: «Се Пречистая грядет!» Тогда старец встал и поспешно вышел в сени: здесь осиял его свет, паче солнечного, и он узрел Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолами Петром первоверховным и Иоанном Богословом, девственником.
Не будучи в силах вынести этого чудного сияния и неизреченной славы Матери Света, преподобный Сергий пал ниц; но Благая Матерь прикоснулась к нему рукою и ободрила его словами благодати: «Не бойся, избранниче Мой, – изрекла Она, – Я пришла посетить тебя; услышана молитва твоя об учениках твоих; не скорби больше и об обители твоей; отныне она будет иметь изобилие во всем и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу. Я неотступна буду от места сего и всегда буду покрывать его…», – сказала так и стала невидима.
Вострепетал старец от страха и радости; несколько минут он был как бы в восторженном состоянии, а когда пришел в себя, то увидел ученика своего Михея лежащим на полу и как бы умершим; великий наставник мог видеть Царицу Небесную, а ученик, пораженный ужасом, не в состоянии был видеть все и видел токмо свет небесный…»
Описание этого чудного небесного явления летописец заканчивает словами: «Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел он Матерь Божью.
…За свою крепкую веру он удостоился лицезреть камня веры Петра; за свою девственную чистоту – девственника и друга Христа Иоанна, а за свое великое смирение – смиреннейшую из земнородных: Владычицу мира, Пресвятую Богородицу».
Чистые сердцем Бога узрят (по тексту Писания Мф.5:8). Чистота духовная позволила Сергию Радонежскому лицезреть Матерь Божью. Михей не смог увидеть Владычицу мира. Чистоты «не хватило».
Сегодня нам, бунтующим против Бога, сложно даже говорить о святости, не то, чтобы прикасаться к ней. Мы ее не понимаем. Со своей душевностью, которая возрастает в собственном величии и не соглашается с решениями Божьими в нашей жизни, мы утратили дух. А без него мы не можем понять смысл этих Его решений (Его воли), чистоту Божьих помыслов в отношении нас и Его всеобъемлющую покрывающую наши грехи милость. Состояние наших душ сродни состоянию больных проказой.
Проказа – это болезнь гниения тела, в которой гной забивает все органы чувств. Человек, поражённый проказой, смотрит на мир через гной (гнойная пелена покрывает глазницы), слышит через гной (гной забивает уши), у него пропадает обоняние (гной сочится из носа) и чувствительность (гниет кожа), во рту постоянно присутствует вкус гноя (гной выделяется вместо слюны). Что может быть страшнее! Проказа – это наши беззакония перед Богом, наши гниющие и смердящие Богу помыслы…
Царь Давид не был болен проказой, но он понимал, что его душа смердит Богу: «Нет целого места в плоти моей от гнева Твоего; нет мира в костях моих от грехов моих, ибо беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне, смердят, гноятся раны мои от безумия моего» (Пс.37:4-6). Кости – это наши помыслы: наша душа «висит» на наших помыслах. Чем здоровее кости (чем чище мысли), тем большие нагрузки (испытания) может вынести человек, чем крепче позвоночный столб (чем доверительнее отношения с Богом), тем он сильнее (духовно). Но если кости загноились – человек не может выдержать даже небольшой тяжести. Царь приносит покаяние Богу и признается, что ему самому смердят его мысли. Сегодня и мы приносим покаяние Господу в том, что «нет мира в костях наших».
Мы можем лишь представить, как смердят для Бога помыслы человека, не принимающего Его, я уже не говорю о других беззакониях, обрекающих на жизнь без любви: «И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф.24:12).
…Когда царь Давид воевал, размышлял о Боге, молился, у него даже мысли не возникало о Вирсавии. Но как только он воссел во дворце, как только у него началась спокойная и сытая жизнь, сразу же возникли мысли о прелюбодеянии и убийстве.
Мир, со своим благополучием и комфортом, уводит нас от Бога, и уже не хватает духа хоть в чем-то отказать себе.
Преподобный Сергий держал себя внутреннего «в состоянии войны». Его труд и служение братии (пошить одежду, наколоть дров, наносить воды, помочь в строительстве кельи и т.п.) был побуждён не тем, чтобы иметь о себе хорошее мнение (как это часто бывает у нас), а тем, что он чувствовал себя духовно сильнее их. И, растрачивая свои силы не на себя, а на них, искренне желая помочь, от Господа получал еще большую силу. Поэтому и благоухает его душа для Бога семьсот лет.
Для наших старших братьев по творению – ангелов и единокровных наших (во Христе) братьев по спасению – святых, знающих наше тягостное духовное состояние, мы – их больные братья и сестры с поражённой проказой душой. Поэтому и занимается мир Божий нашим спасением.
 Царица Небесная, Матерь Божия, Молитвенница, Заступница и Ходатаица перед Сыном – это наша Мати духовная и Она нас (незаметно для нас) приводит к Спасителю. Через предстательство пред Богом за нас преблагословенной Приснодевы Марии множество милости изливается на нас, грешных, Сыном Ее Великим.
Матерь Божья! Твоею чистотой мы спасаемся, входим в храм, стоим на службе, можем приблизиться к Богу. Не оставь нас, грешных, Своими молитвами и заступлением.
Ей помогают святые. Начав свое служение Богу на земле, они продолжают его духом в мире духовном, неустанно трудясь во славу Божью.
Все святые – это участники, молитвенники, помощники и свидетели нашего спасения. Они относятся к нам так, как мы не можем относиться к нашим братьям и сёстрам во Христе – по-настоящему с любовью и заботой, милосердием и терпением. Примером своих жизней они учат нас жертвенности, отдаче, отрыву от мира вещественного, что невозможно без любви к Богу и веры в Него; показывают, какими могут быть отношения с Богом, и единственное, что от нас требуется – это осознать свою болезнь, принести покаяние Отцу, воззвать о помощи и захотеть познать Бога.
Как дождь падает на сухую землю, напитывая и пробуждая ее, так и молитвы Матери Божьей и святых помогают нашим душам пробудиться. По их молитвам благодать Божья – живительная влага – «смывает грязь с душ наших».
…Предание говорит, что после смерти на Кресте Господа нашего Иисуса Христа начался сильный дождь. Вода, смешиваясь с Его Кровью и стекая ручьями с возвышенности, растекалась в разные стороны. Дождь усиливался и уже не ручейки, а реки неслись в самые отдалённые и недоступные места земли. Наконец этот поток достиг ущелья, где жили прокажённые. Живительная влага, освященная капелькой Крови Христа, стала для них благодатным дождем, в котором Сам Бог прикоснулся к их истерзанным грехами душам. Она омыла их и очистила от проказы. Его любовь и милость к человеку явили чудо!
Господь и сегодня являет чудо в Таинстве Причастия Тела и Крови Своих. Нет в этом мире большей силы, чем сила одной капли Крови Иисуса Христа, Крови, Которой Он искупил нас. Она больше, чем сила греха (бунта, беззакония, безответственности) человеческого во всей земле и во все времена! Прикасаясь к больным нашим душам, Она (Кровь Христа) очищает их, исцеляет и возрождает дух человеческий. Отступают духи злобы поднебесной, беснуясь в бессилии! Во Христе рождается новый человек для жизни вечной!
Воззовём и мы к Крови Господней, к Пречистой Матери Божьей, к уподобившемуся Господу Сергию Радонежскому о спасении душ наших!

Выполнить свое предназначение
…Алексей – митрополит Киевский и всея Руси – был духовным другом преподобного и только его видел своим преемником на митрополичей кафедре. Смиренный старец отказался. Великий подвижник свое служение Богу видел только в монашеском подвиге. Он знал свое предназначение. Не митрополичим указом Господь позволил ему возродить монашество, а своей молитвой и трудами.
…Один раз глубоким вечером преподобный молился о братии монастыря и вдруг услышал зовущий голос. Он открыл окно кельи и увидел множество птиц, которые не только наполнили весь монастырь, но и летали вокруг него. Голос сказал: «Как видишь ты этих птиц, так умножится стадо учеников твоих». Как из зерна вырастает множество зерен, так умножилось число учеников преподобного. Одни из них оставались в обители до конца дней своих, а другие, ведомые благодатью Божьей, – разлетались, как увиденные им птицы, в разные уголки Руси Киевской, возводя монастыри во славу Божью и возрождая монашество. С Сергиева монастыря «пошло» по Руси множество обителей, а от них – другие, новые. В эти годы были построены Спасо-Андроников, Чудов, Сретенский, Воскресенский, Кострома-Ипатьевский, Кирилло-Белозерский, Соловецкий, Валаамский и многие другие монастыри. За два века на Руси было возведено около 200 монастырей.
Преодоление себя
…Пострижение в монахи – это обряд умирания для мира одного человека и появления на свет другого – преображённого. Это прообраз Страшного Суда и входа в жизнь вечную.
Будущий монах отказывается от всего мирского, даже от собственного имени, и посвящает свою жизнь Богу. Служение не для себя, а во имя спасения мира, из которого он уходит и от которого отрекается... Служение молитвой, трудом, заботой, милостью, любовью… Великий подвиг отказаться от мира, от житейских радостей, чтобы не прерывалась молитва… Благодаря непрерывающейся молитве зло еще не торжествует, но живет вера, надежда, любовь, добро… Слава Богу, что есть жертвователи себя! Слава Богу, что есть Святые Тайны Христовы, Его Слово, которыми спасается душа, очищаясь, исцеляясь и обновляясь в Господе.
Единство, которое было у первых христиан, – залог спасения души, а оно – в Боге, во Христе! Как нам крепить единство, преодолевая ненавистную рознь мира сего? Так, как это делал святой преподобный Сергий Радонежский – жертвенно.
Апостол Павел говорит: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил.4:13). Преодолевая свою духовную лень, свои желания и хотения, устремляясь ко Христу, к Его драгоценному Телу и Крови, к Его Слову, укрепимся Его Духом в познании Бога!
В этом преодолении залог возрождения христианства, возвращения к вере Христовой, к заветам преподобного Сергия Радонежского.
В обители Отца…
…За полгода до кончины великий подвижник получил весть от Ангела о времени своего отшествия к Богу. Он созвал братию и в присутствии всех передал управление обителью ближайшему своему ученику, ныне преподобному Никону, а сам вошел в подвиг безмолвствования. В сентябре 1391 года старец тяжело заболел. Еще раз собрал он всех учеников, давая им предсмертное наставление. Сколько любви у него было к тем, кого оставлял! Он укреплял их в вере, назидал не отходить от Слова Божьего и Святых Его Тайн, хранить единомыслие, блюсти чистоту душевную и телесную, сохранять любовь нелицемерную, пребывать в смирении с волей Божьей.
Скорбели ученики, а старец смотрел на них с любовью и утешал: «Не скорбите, чада мои! Я отхожу к Богу, меня призывающему, и вас поручаю Всемогущему Господу и Пречистой Его Матери: Она будет вам прибежищем и стеною от стрел вражьих!..»
Перед самым исходом души преподобный с глубоким благоговением вкусил от Чаши Пречистого Тела и Крови Христовой и в изнеможении опустился на смертное ложе…
Исполненный благодати Божьей и душевным покоем, со слезящимися от радости очами, он с помощью учеников простёр к Богу руки… «В руце Твои предаю дух мой, Господи!», – тихо произнес старец и в дыхании этой молитвы отошел своей душой ко Господу.
Весть о его кончине быстро разлетелась по всей Руси и устремились люди в Свято-Троицкую Лавру. Здесь были князья и бояре, крестьяне и ремесленники, служители Божьи разных чинов. Всем хотелось  прикоснуться если не к телу преподобного, то хотя бы к его гробу.
Похоронили останки блаженного старца у правого клироса в церкви Пресвятой Троицы.
Горевала братия обители, часто в слезах приходила к мощам святым со своими бедами, прося помощи у преподобного. Как мог любящий отец оставить чад своих без утешения и ответа?! Однажды благочестивый инок Игнатий во время всенощного бдения увидел наяву преподобного Сергия, стоящего на своем игуменском месте и поющего вместе с братией. «Не надо горевать за мной, – как бы говорил игумен, – я и сегодня с вами, но теперь намного ближе, чем был!»

… В ноябре 1408 года правитель Золотой Орды Едигей подступил к Москве. Игумен Никон молил Господа о защите обители и призывал на помощь своего учителя. Всей душой он желал сохранить плоды трудов его пустынных. Однажды после долгой ночной молитвы сел он для отдыха и задремал. Вдруг явились ему святители Петр и Алексий и с ними преподобный Сергий. «Так угодно судьбам Божьим, – сказал Сергий, – чтобы нашествие иноплеменных коснулось сего места. Но ты, чадо, не скорби, не смущайся; искушение будет непродолжительно и обитель не запустеет, а распространится еще более». После этого святые стали невидимы. Никон, придя в себя, поспешил к дверям кельи и нашел их запертыми. Отперев дверь и выйдя во двор, преподобный увидел святых, идущих от его кельи в сторону церкви.
Игумен Никон, послужив Богу и братии, скончался так же, как и его учитель – благодатно, в покое и мире, почти в том же возрасте – после семидесяти. Его святое тело братия положила возле мощей преподобного Сергия. Богу было угодно, чтобы и телами они пребывали вместе. Любовь святых, как любовь Божественная, не подлежит закону времени. В дальнейшем Сергий и Никон неоднократно являлись вместе и чудодействовали.
Тайна жизни вечной
…Он до сих пор остается игуменом своего монастыря. За семьсот лет ничего не изменилось: все это время со всех концов мира беспрерывным потоком люди устремлялись и устремляются в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, чтобы поклониться святым мощам преподобного и прикоснуться к его огненной святости. Одни идут с просьбой о помощи, другие – за советом или благословением, третьи – с благодарностью  за все, что он делает для нас и земли нашей. Каждого он обогревает теплом своей молитвы, наполняя сердца радостью Божьей, со всеми делится своей святостью, в которой любовь Самого Бога.

Преподобный отче Сергие! Тебе, близко к Нему стоящему, Христос ни в чем не откажет. Моли Бога о нас, грешных! Помоги молитвой своей в преодолении себя. Позволь прикоснуться к твоей святости, прилепиться к тебе и тобою соединиться со Христом. Не оставь нас ходатайством, заступничеством и поручительством своим перед Владыкой живота нашего!

 …Каждый год, когда служители меняют одеяние на мощах преподобного Сергия, они видят, что обувь его стерта. Это чудо повторяется уже много веков. При жизни святой всегда ходил пешком, какие бы огромные расстояния ему не предстояло преодолевать. Великий монах  и сегодня ходит по земле русской.

Когда речь идет о завещании преподобного, мы вспоминаем его наставление на свитке, который он держит в руке на своих иконах: «Вни¬майте себе, братия, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и телесную и любовь нелицемерную; к сим же  и страннолюбие и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие  в меру; чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смерт¬ный и второе пришествие».
Однако вся его жизнь – это тайна и из летописей преподобного Епифания мы знаем только малую ее толику. А сколько еще того, чего мы не знаем просто потому, что не можем это постичь духом. Возможно, поэтому его завещанием может быть тайна нарисованная.
Преподобный любил Господа, он непрестанно устремлял к Нему свой взор. В нем не иссякало желание познавать Творца. И однажды он обратился в молитве к Богу с просьбой открыть ему любовь между Отцом, Сыном и Святым Духом. И Господь Духом Святым в видении открыл возлюбленному Своему Любовь Божью. Сергий Радонежский тем же Духом Святым передал ее Андрею Рублеву, который этим же Духом воплотил ее на полотне, написав икону «Святая Троица». В этом образе Святой Троицы, с Жертвенной Христовой Чашей посредине, пронизанной гармонией согласия, мира и жизни, кроется троичная тайна, оставленная нам преподобным Сергием Радонежским. В ней – жизнь вечная! Сам он постиг эту тайну и стал обителью Пресвятой Троицы.
Кто-то из святых сказал: «Кто понял замысел Святой Троицы на иконе Рублева, тот увидел Бога».
Пресвятая Троица! Молитвами преподобного Сергия Радонежского спаси нас!
 
Некоторые чудеса преподобного Сергия

Прославим Господа нашего Иисуса Христа, 700 лет являющего Себя в преподобном Сергии Радонежском, в чудесах, творимых им силой Божьей!

…Один человек, странник, был одержим слепотой, так что его водили, а он просил милостыню. Семь лет он ничего не видел и вот услышал о том, какие чудеса совершает святой у своего гроба. Привели его в обитель преподобного на праздник «Сошествие Духа Святого». В лавре собралось много народу. Слепой стоял возле церкви, и, слыша пение церковное, плакал о том, что нет поводыря, и он не может войти в церковь и поклониться гробу святого. И вот скорый в помощи и всегда готовый нас услышать преподобный Сергий явился ему в образе странника и, взяв за руку, подвел к раке. Как только слепой коснулся рукой раки святого – тотчас прозрел. Он увидел всех, узнал знакомые лица и громким голосом воздал благодарение святому за свое прозрение. Множество людей, бывших при этом, прославили Бога и проповедовали повсюду о чудесах святого Сергия. Исцелившийся странник остался в обители святого трудиться во славу Божью.

***

…Однажды в воскресенье, после утренней службы, насельник Троицкой обители Иринарх задремал. Во сне он увидел, как в келью входит преподобный Сергий и говорит ему: «Скажи городским начальникам, что будущей ночью устремится на вас огромная вражеская сила, но вы не ослабевайте, а уповайте на милость Божию». Потом он видел, как святой обходил стены и хозяйственные постройки и кропил монастырские строения святой водой.
На следующую ночь после предупреждения чудотворца, в третьем часу, подошло к обители войско, желая разорить ее. Люди же, находившиеся в крепости, мужественно сражались с врагами и отстояли монастырь.

***
…Когда Казань была еще татарским городом, многие из жителей как-то увидели, как по стенам города ходил преподобный Сергий, осенял его крестом и кропил водой. Они спросили своих мудрецов: «Что это значит?» Те ответили: «О, горе нам! С явлением этого старца приближается наш конец: вскоре здесь просияет вера христианская и царством нашим будет владеть Русь».
Так и случилось: вскоре князь Иоанн Васильевич пошел войной на царствующий град Казань, покорил его и со всеми окрестными землями присоединил к русской земле, а потом воздвиг в нем многочисленные церкви и устроил монастырь преподобного Сергия.

***
…В 1751 году служитель погребной службы Сергиевой обители по имени Феодор сошел с ума и дико вопил, не узнавая никого из своих знакомых. На него наложили железные вериги, причем два человека едва могли его удержать, и привели в церковь Пресвятой Троицы, ко гробу святого преподобного Сергия. И вот, по Божьему милосердию и по молитвам святого Сергия, он стал здоровым и разумным, как и прежде, и славил и благодарил Бога и угодника Его, великого в чудесах Сергия чудотворца.

***
…Во время нашествия иноплеменников, польского и литовского войска, случилось трем мужам идти вместе по полю вблизи Стромынского монастыря, расположенного недалеко от Лавры. Внезапно напали на них враги на конях и двоих зарубили. Оставшийся в живых, по имени Максим, видя, что смерть неминуема, упал на колени, начал молиться Богу и призывать на помощь скорого заступника великого Сергия, прося избавления. Он припал к земле и исчез с глаз злочестивых врагов.
Так человеколюбивый Господь, по молитвам преподобного Сергия, сохранил его невидимым образом и спас от лютой смерти.

***
…В Троице-Сергиевой лавре был почитаемый духовник схиигумен Селафиил (Мигачев), у него было много духовных чад. Вокруг него всегда собирался народ. Он обладал особой добротой. До монастыря он был семейным, поэтому чувствовал все скорби, беды приходящих, мог понять и утешить.
Враг на него воздвиг особую неприязнь одного из наместников монастыря. Батюшка периодически испытывал на себе «смиряющие действия» начальства.
Однажды он стоял на ступеньках храма, а наместник в очередной раз оскорбил его, но теперь уже в присутствии многочисленных чад. Тогда же повелел раздеть его до подрясника. Сердце батюшки не выдержало этих испытаний. Он пришел в келью и, оставшись один, принял решение уйти из монастыря. Тогда он собрал свой скудный монашеский скарб в чемодан. Помолившись, по русскому обычаю, присел на дорогу. Перекрестясь, со вздохом встал, нагнулся к чемодану, и в тот момент, когда он взял его за ручку, на его руку легла другая рука: «Если ты все выдержишь, то станешь настоящим монахом», – он ясно услышал голос преподобного Сергия.
Отец Селафиил с умилением в сердце говорил потом братии: «Что бы со мной теперь ни делали, как бы меня теперь ни унижали, кто бы ни оскорблял, я до конца дней жизни моей буду здесь подвизаться у преподобного Сергия». 

***
…Схиархимандрит Иосия (Евсенок), до схимы брат Иосиф, еще до революции был пострижеником Черниговского скита. Это один из легендарных Лаврских старцев, который смог вернуться в Лавру после ее открытия в 1946 г. Возрождение обители застали всего несколько ее дореволюционных насельников, отец Иосиф – один из них. Это был монах высокой духовной жизни, он обладал многими благодатными дарами, нес послушание духовника: наставлял и укреплял в вере всех, приходящих к нему, чем обратил на себя внимание властей и в хрущевские времена был сослан на Север, в лагеря. Однажды зимой он заболел воспалением легких. Несколько дней провел с температурой за 40° в лагерном лазарете. В конце концов врачи, решив, что этот человек уже не жилец, перенесли его в неотапливаемое помещение с уверенностью, что до утра он не доживет. 
Ночью батюшке было видение: к нему подходит преподобный Сергий и говорит: «О тех из вас, кто в изгнании, вне обители, я забочусь еще больше», – и протягивает ему просфору. Отец Иосиф точно видит, что это лаврская просфора, и ощущает в замерзающей ладони ее тепло, как будто она была только что испечена. Он съел эту просфору. Наутро, когда за ним пришли носильщики, чтобы отнести труп к месту захоронения, они застали батюшку не только живым, но и абсолютно здоровым.
По освобождении и возвращении в обитель отец Иосиф скорбел только об одном: «Почему же я  тогда съел всю просфору? Это же была небесная просфора, можно было хоть немножко оставить».


Укрепимся и мы в вере и обратимся к отцу святому Сергию в молитве:
«Великий чудотворче, угодник Божий Сергий! Яви чудо в сердцах наших грешных, наполни их своей святостью огненной, пробуди к смирению и послушанию воле Божьей!
Великий духовный наставниче, отче Сергий! Помоги нам в жизни духовной, укрепи на пути к Господу духом своим богатырским!
Преподобный Сергий, великий молитвенник земли русской! Не оставь нас, грешных,  своей молитвенной помощью, ходатайством и заступлением перед престолом Божьим! Аминь!»

И прославим Святую Троицу:
«Слава и хвала Отцу нашему Небесному, покрывающему нас, недостойных, Своей добротой, милостью, любовью и принимающему в обители Свои!
Слава и хвала Господу нашему Иисусу Христу – Искупителю и Спасителю душ наших, являющему Себя в человеках и претворяющему их Духом Своим в такие великие столпы Церкви, как преподобный Сергий Радонежский!
Слава и хвала Духу Святому, нашему утешителю и помощнику, очищающему наши недобрые сердца от скверны, освящающему их благодатью Божьей и наполняющему живительной и созидательной силой Тела и Крови Христа и Слова Божьего!
Слава и хвала Пресвятой Троице Небесной – пристанищу убогих наших душ  в вечности!
Славим, хвалим, величаем и преклоняемся перед величием Святой Троицы – милосердным Богом – Творцом – производящим все и вся! Аминь!»


Память преподобного Сергия отмечается дважды: 8 октября (25 сентября по старому стилю, преставление) и 18 июля (5 июля по старому стилю, обретение мощей).

~~На честь 700-летия святого угодника Божьего
преподобного
Сергия Радонежского

РАДОСТИ БОЖЬЕЙ СВЕТ

        «Да радость Моя в вас   пребудет и радость ваша
  будет совершенна»                                     (Ин.15:11)

От автора
…Мужчина возвращает в магазин купленную им упаковку с новогодними ёлочными игрушками, утверждая, что они бракованные. Продавщица, перебрав игрушки, в недоумении спрашивает: «В чем их брак?» «Не радуют…», – отвечает покупатель.
Этот анекдот не о новогодних шариках, а о наших душах. Сегодняшнее поколение не может принять жизнь с благодарностью, не может радоваться этому ценному дару Божьему.
Жителей Японии за их жизнь, превратившуюся в непрерывную работу, называют трудоголиками, а часть христиан, принимающих жизнь за одно сплошное мучение, постепенно превращается в «мучеголиков». Они – не принявшие и не познавшие Христа, утратили радость жизни; в своем себялюбии, рождающем самосожаление, открыли врата своего сердца для греха и вместо скорби очищающей приняли уныние, лишающее и той малой толики благодати Божьей, которую дарует каждому из нас Господь.
Сегодня себялюбие стало болезнью века. Наша любовь к самим себе перешла все границы дозволенного и превратилась в жалость к самим себе. Мы все себя жалеем… Жалость к себе превращает жизнь в мучение. Себялюбивый человек приходит в эту жизнь, чтобы мучиться.
Как вы думаете, Господь мучился на Кресте? Нет, Он страдал! Он страдал за нас.
Страдания поднимают душу вверх (к Небесам) и выводят из обыденности жизни. А мука опускает душу вниз (в преисподнюю). Помучившись, человек в определённый момент своей жизни решает ее оборвать. Господь не мучился, Он страдал! Сострадая нам, Он искупил нас у смерти и ада ценой Своей жизни.
…После грехопадения в раю разорвалась связь человека с Богом. Из-за грехов людей Дух Святой уже не мог пребывать на них. Господь пришел, чтобы возродить общение человека с Богом, а без Духа Святого это невозможно. Дух Святой – Творец Священного Писания и только Он может открыть Отца и Сына грешному человечеству. Через Господа нашего Иисуса Христа Дух Святой являет нам Отца Небесного.
Господь говорит: «И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною» (Ин.17:19).
На Иордане Иисус Христос получает Своего собственного Духа и принимает Его, как человек, но дарует Его Себе, как Бог. Делает Он это для нас, а не для Себя. Приняв Духа Святого, как человек, Он сохраняет Его для нашей природы (человеческой).
Сын Божий, не ведавший греха, стал как один из нас, дабы Дух Святой, исходящий от Отца, непрестанно пребывал в нас!
В этом мире только два царства: Царство Божье и царство сатаны. Я не устану повторять о том, что среди нас нет неслужащих. Мы все служим: или Богу, или сатане и нет третьего придуманного нами состояния жизни. Поэтому у нас в жизни только два пути: путь страдания и путь мучения. Господь оставляет нам право выбора.
Идущие путем Христа с помощью Божьей излечиваются от этой болезни души – самосожаления, при которой человек, жалея себя, ориентируется только на реализацию собственных желаний.  Выздоровление души начинается с того, что она перестает угождать самой себе и начинает думать о том, как угодить Богу. Путь к Богу – это путь выздоровления души. Выздоравливающая душа причастием Тела и Крови Христа и Слова, исходящего из уст Его, исцеляется от нечистоты духовной, приобщается святости Божьей – Его драгоценной благодати – РАДОСТИ жизни. Только Бог может быть источником радости.
Угодить Богу – это приобщиться Его святости, Его радости. Великие угодники Божьи – все святые – светильники, изливающие в мир РАДОСТИ БОЖЬЕЙ СВЕТ.

Оставшиеся в памяти Божьей
Никто из угодивших Богу Им не забыт. Все они стали святыми и остались в памяти Божьей – в вечности. Их имена мы поминаем на Божественной Литургии, о них  читаем в различных духовных книгах, их лики лицезреем на иконах, им посвящаем прославляющие акафисты и песнопения, к ним обращаемся в молитвах. Но даже не догадываемся, что это не мы выбираем их, не мы решаем, кому из них молиться, а они выбирают нас, они решают, кому помочь. В разные периоды жизни различным образом (в книгах, в иконах, в каких-то проспектах и т.п.) к нам приходят определённые святые, имена которых мы, порой, слышим первый раз. Однако мало кто из нас задумывается об этом и обращается хотя бы к жизнеописанию святого. Они стремятся войти в нашу жизнь, хотят стать нашими помощниками, а мы не желаем их знать. И лишь для тех, кто понимает особенности духовного мира, познание святых не кончается, как не кончается вечность!
Велика сила молитв святых за тех, кто впускает их в свою жизнь. К примеру, мученик Уар так говорил своей попечительнице Клеопатре, вынесшей тело святого из скотомогильника и захоронившей его в своем семейном склепе: «Я не только позаботился о твоем сыне, но умолил Бога и о сродниках твоих, с которыми ты положила меня в гробнице, чтобы им были отпущены грехи их».
Святые принимают непосредственное участие в наших делах, помогают, оберегают и вразумляют нас. Особо они пекутся о наших душах в борьбе духовной, зная о ней не понаслышке, а воочию пройдя ее всей своей жизнью. Так, преподобный Сергий Радонежский, поддерживая идущих путем Христа (каким прошел сам), с великой радостью припадает в молитвах к Богу за тех, кто просит у него помощи в этой нелегкой борьбе света и тьмы. Он, имеющий в себе Дух Божий, печется о тех, кто обратил свои стопы к Богу и возжелал познать Его.
Православие дает возможность постигнуть глубочайшее единение святых с Богом и самому, соединившись с ними, примкнуть к этому единству. Почитая и прославляя святых, мы почитаем и прославляем Бога.
Протестанты не понимают, как можно почитать святых и молиться образу Божьему, который они являют в себе. Они не знают, что святые, будучи простыми людьми, с помощью Божьей стяжавшие подобие Божье, – это Его друзья, родные по Духу братья и сестры, в единстве с Ним молящиеся за наш земной мир. В земной жизни они хотели, прежде всего, послужить Богу, а теперь Господь позволяет им послужить нам с вами.
Как можно познавать Бога и пытаться идти путем Христа, если не иметь перед собой примеров тех, кто смог пройти этот путь?!
Силуан Афонский говорил, что каждый святой имеет в себе образ Божественный, и как Бог совершенен во всем, так и они – совершенны и особенны даже по своему благоуханию. Каждый из них имеет свой «аромат». Кто-то из отцов церкви сказал: «Господь обоняет нашу молитву». Можно лишь представить, как благоухают Ему молитвы святых. У каждого из них свой характер, своя судьба, свои пережитые скорби и трудности, свой подвиг перед Богом. В каждом из них Господь явил, являет или явит славу Свою, которая не меркнет в вечности.
К примеру, врач-целитель великомученик Пантелеймон продолжает оставаться целителем в вечности.
Святитель Николай Чудотворец, помогавший при жизни скорбящим, путешествующим, нуждающимся, остается таковым и в вечности.
Великомученик Георгий Победоносец, будучи воином, остался воином и в вечности.
Преподобный Сергий Радонежский, при жизни помогавший в восприятии учения, в единении людей, властей, государств, и поныне остаётся помощником в этих вопросах; сам будучи монахом, он и сейчас им покровительствует; построивший множество монастырей, он остаётся помощником в строительстве обителей Божьих.
Оптинские старцы говорили: «Не столько они (святые) нуждаются в наших молитвах, сколько мы (нуждаемся) в их молитвах. Но если мы им молимся, то они сейчас же отплачивают нам тем же».
Царство Божье, жителями которого являются святые – это Царство Любви и Родства. В нем все едины. Оно является небесной Церковью и, соединяясь с Церковью земной, образует единую Церковь Христову.
…Преподобный Ерм как-то обратился к Господу с просьбой, чтобы Тот показал ему Церковь Свою. И вот он увидел видение: камни разной формы начали сближаться и «срастаться». В результате начало выстраиваться здание, в котором он увидел храм. Когда Ерм повторно воззвал к Богу, говоря: «Господи, я не понимаю, что Ты хочешь мне этим сказать, объясни», Господь ответил: «Каждый из вас – камень, но чтобы здание Церкви стало цельным, нужно очень плотно приблизиться друг к другу, предварительно оточив свои шероховатости, выступающие неровности».
В видении Ерма здание Церкви было без единого шва. Оно было монолитным. Господа нашего Иисуса Христа Священное Писание тоже называет Камнем: «Вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится» (1Пет.2:6).
Ученики Христа тоже стали камнями в основании Церкви Христовой, которую они по примеру Христа продолжали «строить» в период своего служения. «Иисус же, взглянув на него, сказал: ты – Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)» (Ин.1:42); «Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18).
Все мы камни… Но войдем ли мы в здание Церкви?! Сможем ли мы с Божьей помощью так себя «отшлифовать», что Церковь сделается нерушимой?! Сможем мы так же, как Дева Мария, как все святые принять волю Божью, понимая, что можем потерять все, в том числе жизнь?!
Иоанн Кронштадтский говорил: «При молитвенном обращении к Владычице помни твердо, что ты член Церкви, в которой Владычица главный камень здания, и знай, что ты тесно связан внутренне со всеми небожителями, как камень.
Так, понимая себя, поймёшь – почему молитвы столь легко доходят к святым: ибо все одушевлены одним Духом Божьим. Бог во святых почивает».
Преподобный Симон Новый Богослов учит, что все святые взаимно связаны друг с другом в неразрывное целое, и что нам очень важно связать себя со святым и уже через него входить в это целое, которое есть Церковь, объединяющая и земное и небесное. Он пишет: «Божественное излияние света проникает по определённому Богом порядку из первого чиноначалия ангелов во второе, из второго в третье и так во все…
Также и святые, будучи соединены союзом Святого Духа, подобно ангелам, образуют золотую цепь, в которой каждый, как звено, соединяется с предыдущим святым посредством веры, добрых дел и любви. Эта цепь, утверждаясь в Боге, не может быть разорвана.
И кто не хочет со всей любовью и смирением соединиться с самым последним во времени (по времени) из святых, имея к нему некое неверие, тот никогда не соединится и с прежними, и не будет включен в ряд предшествующих святых, хотя бы ему казалось, что он имеет всю веру и всю любовь к Богу и ко всем святым.
Он будет извержен из среды их, как не изволивший в смирении стать на место, прежде век определённое ему Богом, и соединиться с тем последним (во времени) святым».

Чем крепче мы прилепимся любовью ко святым, приходящим к нам, чем глубже приникаем в их путь к Богу и их святость, тем надёжнее наше будущее в вечности.
«Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом»  (Еф.2:19-22).

Радости Божьей свет
Скольких святых мы еще не знаем! Но они знают нас! Молятся о нас, ходатайствуют за нас перед престолом Божьим. В каждом уголке земли – свои святые, но они, преодолевая времена и границы государств, устремляются к нам. Как удивителен этот мир, который они уже познали и который нам всем еще предстоит познать!
Сегодня, преодолев времена, в жизнь читателя этой книги, возможно, впервые входит святой преподобный Сергий Радонежский – великий угодник Божий, богатырь духа, игумен земли Русской, чьими молитвами и сегодня держится Киевская Русь. Вот уже семь веков Господь являет на нем славу Свою.
Что значит для меня святой преподобный Сергий Радонежский?
Святость – это наполненность Богом, Его любовью, милостью, мудростью, Его мыслями и делами, Его Духом. Это когда творенье Божье позволят своему Творцу раствориться в своем сердце и заполнить все его уголки Собой, Своей животворящей благодатью. Это когда в человеке нет места духам нечистым. Это когда себя, свое тело – сосуд, он добровольно предоставляет в работу Богу и через него уже не может действовать сатана, искушая ближних или словом, или делом, уводя от замыслов Божьих. Это когда присутствует страх не выполнить волю Божью. Это когда силой Божьей побеждается грех. Это когда человек благоухает Богом, как когда-то в раю благоухал Богом Адам. Это когда человеческое побеждается Божьим. Это когда в человеке торжествует правда Божья и он становится источником истины и мудрости Божьей. Это когда человек любовью Божьей в себе покрывает всех и каждого; верой Божьей в себе укрепляет в вере окружающих его людей и все это делает во славу Божью.
Святость – это добровольный тяжёлый физический труд, цель которого – торжество духа над телом. Это нелёгкая борьба, проходящая видимо и невидимо для глаз человеческих. В этой борьбе с самим собой человек борется со своими желаниями и хотениями, со своими страстями, с духом праздности, но борется силой не своей, а Божьей. Изнурением тела тяжёлым физическим трудом, ограничениями в еде, лишениями и страданиями он укрощает свою волю.
Святость – это добровольный непрекращающийся духовный труд, цель которого – Царство Небесное.
Святость – это постоянная и умелая борьба с духами злобы поднебесной.
Святость – это общение с Богом, «как бы говорил кто с другом своим» (Исх.33:11) без лукавства и хитрости, но честно по совести. Это искренность пред Богом, доверие и любовь к Нему.
Святость – это подобность Господу нашему Иисусу Христу.
Святость – это  Царство Божье – Царство Любви – внутри человека еще при жизни на земле.
Святость – это когда возможным становится невозможное и Небесное, Ангельское наполняет человека земного.
Святость – это готовность жить вечно.
Святость – это вечность!
Святость – это Сергий Радонежский! Это радости Божьей свет!
Мощи святого почиют в Свято-Троицкой лавре. В раке, где они лежат, есть небольшое отверстие. Если подставить к нему руку, можно уловить тепло, исходящее изнутри от мощей. Как при жизни тепло встречал он приходивших к нему, так и после смерти тела не перестаёт окутывать им обращающихся к нему за помощью. Тепло это – молитва святого, непрекращающаяся в вечности, его любовь, пронизывающая пространство, благодать Божья, не оставляющая тело, в котором при жизни не прекращалась молитва.

От доброго рождается доброе
Ученик Сергея Радонежского Епифаний после ухода преподобного в мир иной описал подробное житие своего учителя в книге «Житие преподобного Сергия». Из него мы узнаем, что святой родился в обедневшей семье бояр Кирилла и Марии. Еще когда мать носила ребенка под сердцем, родителям стало ясно, что он будет особенным.
Однажды, когда Мария находилась в храме на Божественной Литургии, ребенок трижды прокричал во чреве: перед чтением Евангелия, во время Херувимской песни и после возгласа священника: «Святая Святым!» В третий раз его крик услышали все. Испуганная мать упала на колени, обливаясь слезами. Конечно же она поняла, что родится необыкновенное дитя. Всегда благоговейная и усердная в молитве, теперь она чувствовала особую потребность в уединении.
…И нарекли малыша Варфоломеем, что значит «сын радости». Родился он 3 мая (по старому стилю). Это был 1314 год.
Преподобный Епифаний назвал его «Добрая  отрасль доброго корня».
Возрастая телом, он укреплялся духом, исполняясь разума и страха Божьего. Благодать Божья покрывала ребенка и все у него получалось, кроме одного – не давалась учеба, никак не мог Варфоломей научиться читать. Не раз он обращался в молитве к Богу и просил помощи в учении. И вот однажды, когда отрок пошел в лес искать отбившихся от табуна коней, встретился ему на пути черноризец. Поведал ему мальчик о том, что не дается ему чтение, и, попросив молитв, пригласил в дом родителей. И вот уже трапеза на столе, но старец не торопится: «Прежде надо вкусить пищи духовной», – говорит он, давая Варфоломею Псалтырь и веля читать псалом. Напрасно в смущении отговаривался отрок: «Я не умею читать», старец настаивал: «Читай Слово Божье без сомнения». Мальчик открыл Псалтырь и, о чудо, стройно и внятно зазвучали слова Писания. Читал Варфоломей и удивлялся сам себе, удивлялись и  родные.
Прощаясь с добрым семейством, старец пророчески возвестил: «Отрок будет некогда обителью Пресвятой Троицы; он многих приведёт за собою к уразумению Божественных заповедей».
Как сказал старец, так и произошло. Читая без затруднения и понимая уже теперь смысл написанного, Варфоломей возрастал в учении и просвещался умом. В его юном сердце слагались образы (идеалы) жизни светлой, жизни по Евангелию Христову, он сроднялся с ними, черпая из них духовную силу и крепость. Доброе сердце юноши было открыто для благодати Божьей. Всею душой он полюбил богослужения церковные и  не пропускал ни одной службы.
…Счастлив ребенок, воспитанием которого занимаются добрые родители. Добрые не в смысле того, чтобы угождать чаду своему, выполнять его желания и баловать покупками и вкусностями, а умеющие аккуратно «гнуть его, срезая с него ненужные побеги и пустой цвет», как у плодового дерева, готовя к жизни, в которой он смог бы принести Богу много «вкусного и сочного» плода. Что происходит с плодовым деревом, которое растёт коряво, раскидывая ветви в разные стороны, и дает мелкий и кислый плод? Приходит Садовник со Своими ножницами и обрезает мелкие ветви, а то и с пилой, чтобы спилить крупные. Если же это не помогает и дерево не приносит  плода, ожидаемого от него, Садовник вынужден его выкорчевать. Если родители не смогут с детства приучить ребенка «держать ветви» в смирении, Господь-Садовник Сам вынужден воспитывать его, а вместе с ним и родителей.
Родители Варфоломея, понимая эту мудрость, воспитывали сына в труде и благочестии. Принимая слова старца как обетованье Божье, они всегда помнили о нем, но не смогли расстаться с любимым сыном, когда тот попросил отпустить его в монашество. Отец и мать удерживали его тем, что просили послужить им в старости. Перед смертью Кирилл и Мария приняли постриг и сами стали монахами Хотькова монастыря. Варфоломей был с ними до самого конца.
Пустынька
Похоронив родителей, они вместе с братом Стефаном отправились в леса искать место для пустынножительства и, обойдя много мест, наконец, нашли подходящее.  Сотворив молитву и поставив крест, братья построили шалаш, потом келью, а потом и малый храм на честь Пресвятой Троицы, который впоследствии и стал Троице-Сергиевой Лаврой.
Не выдержав лишений, Стефан вскоре ушел в московский Богоявленский монастырь. А Варфоломей, позвав в пустыньку старца, принял постриг с именем Сергий. Так начался монашеский подвиг преподобного.
Лесная глушь не страшила монаха, несмотря на то, что к нему приходили волки, медведи, кружа возле его жилища; ограждал себя подвижник крестным знамением и молитвами и убегали звери.
…Раз увидел угодник Божий перед своим жилищем большого медведя и почувствовал, что он не столько свиреп, сколько голоден. Вынес ему кусок хлеба. Полюбил зверь пустынника, часто стал приходить к келье за лакомым кусочком хлеба. Порой ему приходилось подолгу ждать, пока преподобный закончит молитву, а тот не переставал благодарить Бога за такого свирепого и страшного соседа. Нередко Сергий, жалея медведя, отдавал ему последний хлеб, сам оставаясь ни с чем.
…В раю звери повиновались Адаму, вернее будет сказать, тому светлому образу Божьему, который был в нем. Самые лютые звери, по выражению одного святого отца, ощущая дивное благоухание этого образа, смиренно склоняли голову перед Адамом. Однако его непослушание Богу наказано непослушанием тварей земных ему самому. Не послушался человек заповедей Божьих – и перестали ему повиноваться звери. Святые же, Божие угодники, своим неуклонным послушанием Богу, смирением перед Ним, Его помощью при содействии благодати, восстановили в себе образ Божий. Благоухание его ощутили звери: грозные и лютые, они становились послушны тому, кто «благоухал Богом».
Если зверей лютых святость притягивает, то нечисть сатанинская ее ненавидит и боится. Своим ученикам отец Сергий рассказывал, как однажды ночью расступились стены церкви и вошел в нее сатана с полком бесовским. С криком и воплями они начали разорять церковь. «Да воскреснет Бог! Да расточатся враги Его! И бежат от лица Его ненавидящие Его!», – стал читать преподобный и бесы исчезли. В молитве и размышлении о Боге день за днем  неустанно трудился Сергий. Лишь через два года в пустыньку пришли первые иноки. Постепенно некогда глухое место превращалось в обитель Божью. Пустынька разрасталась и обустраивалась.
…Из опустошённых татарскими ордами земель люди стекались в монастыри. Проложили они тропу и к Свято-Троицкой обители. Преподобный установил при обители странноприимство: нищие, больные, бездомные получали в ней все необходимое. Многие оставались и жили в монастыре до смерти.
…Однажды поселянин, живший недалеко от монастыря, принес в келью к монаху умирающего сына. Пока он говорил с преподобным, ребенок умер. Убитый горем отец стал винить преподобного: «Я шел к тебе, думал, что ты поможешь… Лучше бы он умер дома». Сергий стал на колени, помолился и мальчик ожил. Обратившись к отцу, он сказал: «Сын твой не умер, а только уснул». Но понявший все отец рухнул перед монахом на колени. Тогда Сергий, глядя ему в глаза, строго проговорил: «Это Бог сотворил!»
…Двадцать лет прошло со времени прихода к преподобному его первых сподвижников, а игумена в обители все еще не было. Возможно, потому что среди братии было полное единодушие и понимание; каждый готов был прийти друг другу на помощь в любой момент. Авторитет преподобного Сергия был таков, что и говорить ему о каких-то работах никому не приходилось. Он сам трудился, не покладая рук, и примером своим вдохновлял к труду братьев. И этот пример был не только в бытовой работе, но и в духовном подвиге. Иноки учились у него и возрастали духовно. Сергий на деле был истинным руководителем в духовной жизни своих учеников, но, все же, он был еще без сана священного. Поэтому не мог быть им духовным отцом в Таинстве Покаяния. К тому же, каждый раз для богослужения в обитель приходилось приглашать соседнего священника. И вот промысел Божий расположил обстоятельства таким образом, чтобы в обители был свой совершитель Тайн Христовых и свой игумен в одном лице. По своему смирению преподобный и слышать не хотел, чтобы ему принимать эту должность, при этом молился, чтобы Сам Господь дал в монастырь наставника. И Господь дал – благоволил на этот труд во славу Свою его самого.
Однажды, укрепив себя надеждою на Бога, братия пришла к Сергию и сказала: «Отче! Мы не можем далее жить без игумена; исполни наше сердечное желание: будь нам игуменом, будь наставником душ наших; мы будем каждый день приходить к тебе с покаянием и открывать перед тобою совесть нашу, а ты будешь давать нам прощение, благословение и молитву. Мы желаем видеть тебя совершающим ежедневно Божественную Литургию Тайн. Не откажи нам в этой милости!» В ответ преподобный говорил о своем недостоинстве, но братия настаивала.  Долго длился между ними диалог. Завершился он словами преподобного: «Желаю лучше учиться, нежели учить, лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь Суда Божьего; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господня да будет!» Это означало, что он  отказывался более спорить.
…И вот вышел из обители инок Сергий и направился в митрополию, а через время вошёл в нее новый игумен…
…Не изменила его власть, данная Богом для управления обителью. Простота преподобного оставалась во всем. Несмотря на возраст он рубил дрова, молол жито, пек хлеб, шил одежду, обувь и из источника носил воду братии на гору и ставил возле каждой кельи. «Трудился, как купленный раб», – замечает преподобный Епифаний. И «этот раб» был прозорливцем, целителем, чудотворцем… Его дух, накрепко прилепившийся к Духу Божьему, обозревал не только обитель, но и мир. Он наперёд знал, кто к нему придёт и с каким вопросом. Провидел промысел Божий и предстоящие события. Это был воистину богатырь духа, покоряющий сердца людские смирением и кротостью. Но и его Господь проводил через непростые испытания.
Незаметно удалиться…
«Нередко, – говорит святитель Платон, – Бог и на праведников Своих попускает искушения, дабы чрез то их добродетель просияла еще больше, как золото в огне искушенное». Преподобный Сергий не стал исключением, Господь переплавлял его – казалось бы, уже чистое золото, – укрепляя веру и делая более совершенным духовно.
…Когда я размышляю над тем, что более всего было тяжело для Господа нашего Иисуса Христа в последние дни Его жизни на земле, невольно вспоминаю Иуду. Возможно, страдания физические были не так болезненны для Его души, как страдания, причинённые предательством  ученика – того, кого Он выбрал для Благовестия и кто должен был продолжить начатое Им: нести в мир, после Его возвращения к Отцу, самое совершенное и ценное, что есть на земле, – Ученье Божье.
Иисус Христос перед встречей с Отцом должен был встретиться с Иудой. Он как бы говорит нам, идущим Его путем: «Без встречи с Иудой вы не сможете оценить любовь Божью».
Из жития преподобного мы знаем о подобном испытании святого, которое ему пришлось проходить со своим старшим братом Стефаном – соревнителем его подвигов, вместе с ним положившим основание Свято-Троицкой обители. Но как пишет слово Божье: «Опасность от лжебратии, опасность и от сродников» (по тексту Писания 2Кор.11:26).
…Стефан отказался от игуменства в Богоявленском монастыре, понимая, что не может победить в себе страсти властолюбия, и, будучи в чине игумена, вернулся в уже обустроенную обитель своего брата. Но и там эта его внутренняя борьба не увенчалась успехом. В этот период в обители преподобным был введен устав общежития (до этого каждый ее житель сам заботился о своем пропитании и обеспечении). Среди братии были и такие, кому новый порядок не понравился.
Блаженный Епифаний так описывает кульминацию этой истории: «В один субботний день преподобный Сергий сам служил вечерню и был в алтаре, а брат его Стефан, как любитель церковного пения, стоял на левом клиросе. Вдруг преподобный слышит довольно громкий голос брата:
- Кто тебе дал эту книгу? – вопрос обращен был к канонарху.
- Игумен, – отвечал тот.
Промыслы гнева и властолюбия поколебали Стефана при этом ответе:
- Кто здесь игумен? – сказал он уже запальчиво (так, чтобы все слышли). – Не я ли первый основал это место?
Сказаны были и другие немирные слова.
Преподобному стало понятно, что в этом раздражении брата излилось тайное недовольство братии новыми порядками в обители».
После окончания вечерни угодник Божий не пошел ни в трапезную, ни в свою келью; никем не замеченный он вышел из обители и вошел в глушь лесную. Много дней искал он в глухих лесах место, где можно было бы ему безмолвствовать и, наконец, нашел такое место на реке Киржач, где и поселился. Но где бы ни пребывала благодать Божья, каким-то неведомым образом люди ее чувствовали и устремлялись к ней. Не долго пришлось побыть преподобному в безмолвии. К нему пришли искавшие его ученики и вот уже началось строительство нового Благовещенского Киржачского монастыря; нашлись благодетели и помощники из мира: возводились церковь и жилище для братии.
Через три-четыре года по настоятельной просьбе иноков Троицкой обители святитель Алексей вернул преподобного на его прежнее место служения. Брата Стефана там не было: он или сам ушел, или святитель Алексей своим распоряжением удалил его в другой монастырь.

Когда читаешь об этом, сразу же невольно возникают вопросы: «Почему он (игумен) не вразумил брата своего по должностному старшинству? У него было на это право. Почему ради одного оставил всю братию и служение, на которое поставлен был Богом?» Но на эти вопросы мы не можем ответить, тем более мы не можем судить избранника Божьего. Его путь – особый путь. Его решение касалось родного брата, поэтому было особо трудным. Это решение было не по правилам. Оно было по любви. До сих пор многие отцы Церкви размышляют над этим его поступком: незаметно удалиться, уступить.
Имея глубокое смирение и страх Божий, преподобный Сергий добровольно изгнал самого себя, оторвал себя от самого дорогого, что у него было на земле, ради умиротворения изгонявших его. Ему чуждо было бунтарство мирское, своеволие людское. Они, как зараза, которая быстро распространяется, если на бунт отвечать бунтом, а на своеволие своеволием. Святой прозревал, что именно эти качества души, отошедшей от Бога, способны разрушить все на своем пути, в том числе и обитель. А еще он не мог допустить, чтобы пропала душа брата его. Властолюбивой душе нужно время для покаяния.
А что же его брат Стефан? Из жития святого мы знаем, что после кончины преподобного Сергия он опять вернулся в Троицкую обитель, там рассказывал летописцам много историй из Сергиева детства. Ясно, что он покаялся и примирился с братом. Но как же ему было тяжело! Мятежная душа не может найти покоя вне Бога. Мы можем лишь представить эти муки его души, бунтующей и не желающей каяться. Властолюбие – большой грех, его тяжесть усугубляется желанием не просто власти, а желанием уничтожения того, чье место хочется занять. Это непринятие воли Божьей для себя и непринятие Его решения в жизни другого.
Когда преподобный незаметно удалился, положение Стефана в обители не изменилось, потому что не был он назначен игуменом. Возможно, что Стефану пришлось несколько лет провести в борьбе с самим собой – в борьбе обличения правдой Божьей и оправдания себя. Эта мысленная брань, от которой никуда не скрыться и не убежать, явственна и жестока. Она уводит человека от Бога и от молитвы. Немногие в подобной ситуации смогут самому себе честно сказать: «Я поступил, как Иуда!» Не может мирянин так плохо думать о себе. Но это может желающий вернуться к Богу. Несколько лет понадобилось игумену Стефану для того, чтобы был развязан узел внутренней вражды и непримирения с избранностью родного брата. Лишь только после этого Господь вернул игумена на прежнее место служения. Хочется верить, что остаться в обители Стефану не позволил стыд за свою дерзость перед Богом.
В этой непростой ситуации весь преподобный Сергий, приносящий себя Богу, послушный Ему и безгранично доверяющий своему Царю и Господу. В происходящем он видит Бога, Его промысел. Поэтому и удаляется, даже не подумав взять с собой в дорогу кусок хлеба. Вот так вышел и пошел, понимая, что Господь выведет, если на то будет Его воля. Такое было его безграничное доверие Богу.
О чем думал игумен, пробираясь сквозь лесную чащу? Возможно, вспоминал Авраама, его жертвенность, понимая, что Господь обязательно попросит вернуть то, что дал. И этим обязательно окажется самое дорогое для сердца. Возможно, он вспоминал царя Давида, оставляющего Иерусалим во избежание кровопролития и уходящего в горы, уступая власть восставшему против него сыну Авесалому; злословие и злорадство ненавидевших избранника Божьего.
…Принимая горечь происходящего, Давид шел горной тропой, в это время к нему подошел человек и злословил его. На предложение одного из царской охраны: «Пойду я сниму с него голову», Давид ответил: «Оставь его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему». (2 Цар. 16:10).
Мне очень нравится этот отрывок Писания. В нем явлена такая слава Божья! Она в смирении не просто человека, но человека, наделённого огромной властью, уступившего Богу. Размышляя о поступке царского сына, который в течение многих лет вынашивал мысли о захвате власти и, наконец, осуществил задуманное, я слышу голос сердца, знающего Бога: «Если Господь позволяет ему так поступать со мной, что я могу сделать…»
Удивительный момент покорности того, кто долгое время сидел на престоле и управлял царством, согласие с волей Бога, мудрое преклонение головы… 
Каждый из нас проходит все описанное в Священном Писании. Это Книга жизни каждого из нас. Это Книга жизни и преподобного Сергия Радонежского.
…Преклонив голову перед Богом, уходил из обители игумен. Возможно, вся его жизнь была подготовкой к этому шагу – незаметно удалиться, уступить.
С детства, стоя на службе в церкви и вслушиваясь в слова молитв священника, маленький Варфоломей сердцем внимал им. Уже тогда оно трепетало от радости прикосновения к благодати Божьей. Уже тогда мысли «младенца» и днем и ночью были наполнены Богом. Что бы ни делал он в юности, чем бы ни были заняты его руки в зрелом возрасте, разум пребывал в молитвенном общении с Творцом. Даже в том, что изначально правила пребывания в монастыре не предусматривали общежития: каждый заботился сам о себе (сам обустраивал себе келью, сам добывал пропитание, сам одевался), была рука Божья, дающая Своему избраннику больше времени проводить в молитве. Общим в то время было только служение. Правила общежития в Свято-Троицком монастыре игумен ввел, будучи в возрасте пятидесяти лет. Если учесть, что преподобный мало заботился о том, что лично ему есть и во что  лично ему одеваться, мы понимаем, что вся его жизнь в монастыре была одной непрерывной молитвой Богу. И когда на его плечи легла забота об общине, где все уже должны были садиться за общий стол, он был готов заниматься хозяйственными и бытовыми вопросами.
Непрестанное общение с Богом в молитве помогало ему выстоять в лишениях, голоде, холоде, в духовной брани. Эта непрекращающаяся молитва помогла ему принять странное для нас решение – незаметно удалиться, уступить.

Победить мир сей
 …В I и II веках христианство можно было назвать единством, в котором христиане духом  единились с Богом и друг с другом. В то время это были равноценные слова. Все христиане были, как одно общее целое. У них был один Дух, одна душа и множество тел, которые пребывали в служении своему Господу. Христианство тогда было исповеданием РАДОСТИ. Это было удивительное время единства человека с Богом.
Время II-III веков стало периодом мученичества христиан. Время гонений за веру во Христа стало временем пролития крови. Возможно, именно оттуда до нас дошла тайна Царства Божьего: «Пролей кровь – получи Дух». Мученической смертью христиане свидетельствовали всему миру о своей любви к Богу Живому, о своей вере во Христа. Это период святости. Многие святые к нам пришли из этого времени.
Затем был продолжительный период с IV по XVIII века, в котором христиане отдавали предпочтение монашеству. Люди, оставив мир, искали равно-ангельского образа служения Господу в непрестанных молитвах и трудах. Они удалялись в леса и пустыни, стяжая Духа Святого в своих сердцах. Но «голодные» по Богу души устремлялись к этим источникам любви и вот уже на местах уединённых келий сначала возводились монастыри, а потом и города.
С XIX века в христианстве начинается период отступничества. Все дальше и дальше уходит человек от Бога, уступая в своей душе место Бога сатане. Себялюбие, самосожаление, эгоизм, угождение себе, духовная лень берут верх. Уже мало кто думает о вечности и о спасении души. «Разжиревшая» от собственного величия и пресыщения земным душа угнетает дух. Для нее даже небольшой пост становится подвигом. Это время духовного плена.
Чем же мы еще живы? Молитвами и святостью угодников Божьих – пророков, апостолов, святителей, преподобных, мучеников, великомучеников, блаженных и Христа ради юродивых. По их молитвам и заступничеству, по их ходатайству и поручительству Господь терпит нас и милует. Без этой помощи свыше сложно устоять душе современного человека против мира сего с его искушающими картинками.
Великий Сергий шел путем жестким, путем крайних лишений по своей доброй воле. Мы можем лишь предположить, как болели у него ноги, как ломило спину, как стирались до крови колени от долгого стояния на молитве. Но он никогда не жаловался на боль, питался хлебом (нередко черствым) и водой, много лет носил одно платье и зимой и летом, латая и штопая его. «За рай, который мы потеряли, –  говорил преподобный своим ученикам, –  надобно теперь отложить одежды теплые; за грех мы некогда покрыты были одеждой, потерпим же теперь лишение одежды, чтобы облечься потом в нетленные ризы, – будем изнурять плоть, чтобы получить нетленные венцы от Христа Бога». Молитва его не прекращалась ни днем, ни ночью. Он неустанно служил Богу, за все благодаря и прославляя своего Царя и Господа.
Когда мы кого-либо учим, Господь обязательно проведет нас через все, чему учим. Преподобный Сергий не давал Богу такой возможности, потому что сам добровольно поступал так, как учил.
Его любовь к Богу, жертвенность и решимость в устремлении к жизни вечной побуждали волю активно трудиться над Царством Божьим внутри себя. Мы помним слова святых: «Когда не угождаем себе, это значит, угождаем Богу». Вся его жизнь была направлена на то, чтобы не угождать себе. Поэтому и победил он мир, как когда-то  победил страшного великана Голиафа простой пастух Давид.

…В течение сорока дней перед полками Израильскими выходил из стана Филистимского огромного роста Голиаф. Одетый, во всеоружии он выглядел устрашающе. Великан вызывал на бой с собой смельчака, но перед этим продолжительное время громко оскорблял и унижал народ еврейский непотребными словами (по тексту Писания 1Цар.17: 4-51). Его наглость и хамство приводили евреев в смятение и угнетали морально. Даже не подняв руки, своим нечистым духом он уже победил их.
Когда Давид увидел и услышал Голиафа, в нем взыграла ревность по Богу: «И сказал Давид Саулу: пусть никто не падает духом из-за него; раб твой пойдет и сразится с этим Филистимлянином» (1Цар.17:32).
Выйдя на бой «со всей нечистотой мира сего», Давид обратился к Голиафу: «Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам [труп твой и] трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным, и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле; и узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо это война Господа, и Он предаст вас в руки наши» (1Цар.17:45-47).
Давид духом победил Голиафа уже тогда, когда говорил с ним. Потом же дело стало за малым: он метнул из пращи камень воину тьмы в лоб и поразил его насмерть. Вот так верой человеческой и силой Божьей побеждаются слуги миродержателя сатаны.
У игумена Сергия была подобная история. Только вместо филистимлянина он сражался с татарином и не на поле боя, а в храме Божьем. Его оружием была молитва.
…Стонала земля русская от нашествия монголо-татарских орд. Более двухсот лет томился народ под игом азиатским. Настало время, когда ничем не мог угодить князь московский нечестивому татарскому хану Мамаю. Мало уже ему было отдания чести и приносимых от князя даров. Выступил он в поход на землю русскую.
Благословил преподобный Сергий великого князя Дмитрия Ивановича на битву великую и отпустил с ним двух своих иноков из бывших бояр, храбрых и искусных воинов.
Быстро пронеслась весть по земле русской о том, что князь Московский ходил к «Троице» и получил от великого старца благословение с ободрением на битву с Мамаем. Авторитет преподобного был так велик, что даже князья, которые хотели выступить на стороне Мамая, передумали. Благословение старца для всех считалось уже достаточным ручательством победы.
8 сентября 1380 года состоялась Куликовская битва. Перед выступлением явился к великому князю инок Нектарий. Святой старец провидел духом нужду еще раз укрепить его мужество, прислал ему Богородичную просфору и грамотку, в которой было увещевание для великого князя сражаться мужественно за дело Божье и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает дело счастливым успехом.
Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых. Теперь и слабые духом были готовы положить душу свою за святую веру православную, за князя любимого, за дорогое отечество.
Вот как описывает эту битву святитель Дмитрий Ростовский: «В самый полдень оба войска сошлись лицом к лицу при устье реки Непрядвы. Вдруг с татарской стороны вперёд выехал на коне богатырь огромного роста, крепкого сложения, страшной наружности. Тщеславный своей силой, грозно потряс он копьем и вызвал на единоборство русских витязей… И хотя в войске князя было немало храбрых воинов, но никто не решился сам добровольно вызваться на такой подвиг.
Прошло несколько минут томительного ожидания, и вот из полка Владимира Всеволодовича выступает один из Сергиевых иноков – его усердный послушник схимомонах Александр Пересвет… Пламенея ревностью по вере Христовой и любовью к дорогой родине, он не стерпел поношения от дерзкого татарина всему воинству православному – выехал вперед и, обратившись к великому князю и другим князьям: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас равного себе витязя; но я желаю с ним побороться и выхожу против него во имя Господа Сил! Готов воспринять венец Царства Небесного!»
Вместо брони и шлема Александр облачён был, по завету своего старца игумена Сергия, в схиму ангельского образа; на этой одежде – на челе, на груди и сзади – было нашито знамение воина Христова – Господень Крест. Доблестный инок-воин, выходя в бой один на один, окропил себя святою водой, заочно простился с отцом своим духовным Сергием, простился со своим собратом Андреем, с великим князем и всем воинством православным и громко воскликнул:
-Отцы и братья! Простите меня, грешного!
-Бог тебя простит, благословит и молитвами Сергия да поможет тебе! – было ему общим ответом.
Александр, в схимническом одеянии, без лат и шлема, вооружённый тяжеловесным копьём, подобно молнии устремился на своем быстром коне против страшного татарина… С обеих сторон раздались громкие восклицания. Оба противника, сблизившись, ударили друг друга тяжелыми копьями – столь крепко, столь громко и сильно, что, казалось, потряслось самое место их битвы, и – оба богатыря пали мёртвыми на землю!»
Началась невиданная сеча. Когда шла битва, во всех церквях служились службы, возносились молитвы и преподобный Сергий вместе с братией пребывал на молитве в Свято-Троицком монастыре: телом он стоял на службе, а духом был на поле битвы, прозревая, что совершалось там. Он, как очевидец, поведал братии о постепенных успехах нашего воинства; время от времени называл имена павших героев, сам приносил за них молитвы и повелевал то же делать братии. Наконец он возвестил о совершенном поражении врагов и прославил Бога, выступившего на стороне русского воинства.
 Народ, много лет дрожавший при одном упоминании о татарах, поднялся на врага и не только победил его,  догонял и поражал, но и искал врага своего в степях, находил и сокрушал.
Погибло две трети войска русского, но потери татар были намного больше. Восемь дней хоронили воины своих погибших товарищей. На братской могиле вскоре поднялся величественный храм Рождества Богородицы.
Откуда у стоявшего на коленях народа взялась эта внутренняя мощь, эта сила духа, это неукротимое желание победить, в котором была вся боль предыдущих порабощённых поколений?! Терпение и смирение народа, упование на волю Божью дало возможность земле русской родить такого молитвенника, как преподобный Сергий Радонежский. Возрождение духа народа происходит в самые тяжёлые времена. Именно в такое время, когда русские люди особо нуждались в помощи Божьей, Господь дает им духовного наставника, имя которого становится известно в самых отдалённых уголках Руси.
 Сочетание мужества и крепости, смирения и мягкости дает человеку силы жить по-Божьи, дает силу побеждать такой, казалось бы, «грозный и сильный» мир силой не своей, но Божьей.
Сергий Радонежский не искал власти и силы, он просто  хотел спасти свою душу и попасть в Царство Божье. Всю свою волю он направлял именно на это. Но Господь позволил ему не только спасти душу свою, но и примером всей своей жизни спасти души многих людей. Сегодня мы называем его игуменом земли Русской, потому что соединял он своей любовью и молитвой не только простых людей, приходящих к нему разрешать свои споры, но и княжества русские, примиряя князей, создавая единую и непобедимую Русь. 

Огонь неопалимый
…Когда ребёнок рождается на (этот) свет, ему приходится оставить теплое и надежное убежище – утробу матери. Его выход в этот мир начинается с глотка воздуха.
Выход в тот мир начинается с остановки дыхания: тело оставляет дух; затем уходит душа: останавливается циркуляция крови. Остается безжизненное тело – оболочка, – которое «из земли вышло, в землю и отходит». Вечное оставляет тленное и уходит к вечному.
Святые, еще будучи здесь, на земле, уже прикасаются к вечности, они удостаиваются чести общаться с ее «жителями». У них нет страха смерти, потому что есть знание мира духовного, знание Бога. Сергий Радонежский знал Бога, вернее будет сказать: «Он знает Бога!» В вечности нет ни будущего, ни настоящего, там время не земное – оно другое, связанное с огнем. Оно неопалимое для детей Божьих и опалимое для тех, кто не с Богом.
Святость – Божественна, огненна. Но огонь этот не опаляет тело человека, он опаляет его душу, очищая от скверны и неправды, заполняя сердце животворящей благодатью Божьей.
…Когда его ученик, ныне преподобный, Исаакий попросил святого старца благословить его на подвиг совершенного молчания, тот сказал ему: «Если желаешь, чадо, безмолвствовать, то завтра, когда совершим Божественную Литургию, стань у северных дверей, и там я благословлю тебя». Отче Сергий желал благословить ученика именно после Литургии, после приобщения Святых Христовых Тайн, когда сам ощущал в себе особенное действие благодати.
На другой день, по окончании Литургии преподробный Сергий со словами: «Господь да исполнит желание твое», осенил ученика крестным знамением. В этот самый момент Исаакий увидел дивный пламень, исходящий от руки благословляющего. Чудесный огонь от руки благодатного старца объял его тело, и он понял, что сможет безмолвствовать до конца дней своих. Так и случилось. Сила благодати Божьей помогала ему сохранять молчание даже тогда, когда хотелось что-то прошептать.
…Однажды, когда игумен совершал Божественную Литургию, его ученик, ныне преподобный Симон видел, как небесный огонь сошел на Святые Тайны Христовы в минуту их освящения. Объятый страхом, затаив дыхание, он наблюдал, как этот дивный огонь двигался по престолу, озаряя весь алтарь, окутывая собой Святую Трапезу и самого священника. А когда преподобный хотел причаститься Тела и Крови Господних, Божественный огонь свился и вошел внутрь Святой Чаши. Угодник Божий причастился этого благодатного Огня, не опалившись им, как когда-то в древности неопально горел куст купины Огнем Небесным, в котором явлен был Бог, говоривший с Моисеем.

Богатство духа
Слепота духовная – это слепота к своим грехам, невидение их. К сожалению, сегодня это естественное состояние современного человека. Вроде бы так легче жить – не видеть себя внутреннего, настоящего. Казалось бы, все так живут. Но такое положение обманчиво. Мир проповедует устойчивость в себе, в своих идеях и позициях, а это значит – он проповедует бунт, непокорность, «пробивание, выжимание» и т.п. Мир и смирение несовместимы. Князь мира сего устрояет его на лжи, а смирение «строится» на правде Божьей. Ложь и Правда – это разные исповедания.
Собственная греховность прозревается зрением духовным и связана с духом человека. Для христианина – это самое важное в жизни. Святые отцы видение своих грехов считали самым великим делом, даже большим, чем творение чудес. Святой Антоний Великий говорил: «Не велико дело – творить чудеса, не велико дело – видеть ангелов; велико дело – видеть собственные грехи свои»; преподобный Исаак Сирин: «Восчувствовавший свой грех выше того, кто молитвою своею воскрешает мертвых».
Почему они придавали этому такое значение? Потому что увидевший свои грехи человек осознает свое бессилие перед Богом и не просто может смириться, но и захочет покориться Его воле.
Господь говорит: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф.5:3). Нищие духом – это, как раз, те, которые осознали свою греховность и глубину своего падения, ощутили свое бессилие перед Богом. Оказывается, в этом счастье (блаженство). Грешная душа становится счастливой и может по-настоящему радоваться, когда понимает правду Божью о себе, приносит покаяние и отдается в руки Творца.
Нищета духовная – это когда у человека уже нет собственного духа, потому что он весь растворился в Божьем Духе. Нищий духом – это подобный Господу, укрепляющийся в Его Духе. Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет об этом так: «Нищий есть тот, кто ничего своего не имеет, кто всего ожидает только от милосердия других: хлеба, крова, денег, одежды. А если кто имеет одежду, то ветхую, грязную, негодную… от всех он в пренебрежении.
Нищий духом признает себя духовным бедняком, всего ожидающим от милосердия Божия: он убеждён, что он не может ни помыслить, ни пожелать ничего доброго, если Бог не даст ему ни мысли благой, ни желания доброго; он считает себя грешнее всех, всегда себя укоряет и никого не осуждает. Он просит Спасителя просветить одеяние души его, он непрестанно прибегает под кров крыл Божьих; все свое состояние он считает Божиим дарованием».
Нищий духом живет Духом Христа, Духом, Который повинуется Богу ДОБРОВОЛЬНО. Мы знаем о том, что Христос был до смерти послушен Отцу. Это великий пример смирения и послушания Богу! Это Дух смиренный. Не имея в себе Духа Христа, мы не сможем повиноваться воле Божьей, и наша воля будет побеждать. Но Победой Господа нашего Иисуса Христа на Кресте, Его Духом, мы сможем победить в себе своеволие и любовь к греху! Его Духом мы сможем возродиться в Вере, в Любви к Богу и к людям. Его Духом приобретаем мир и покой в душе. 
Когда я думаю о смирении, вспоминаю военную службу и команду капитана, строившего нас на плацу: «СМИРНО!» Как правило, эта команда звучит перед следующей командой, которая важнее этой. Выполнить команду «Смирно!» – это значит замереть, чтобы услышать следующую команду, в которой дальнейший план действий. Смириться – это замереть, согласившись выполнять дальнейшие «команды Божьи». Если не замереть, не сосредоточить свое внимание на командире, можно  не услышать, что он будет говорить и из-за своей нерадивости попасть на гауптвахту.
В мире духовном происходит нечто подобное: несмирение с Богом приводит к тому, что человек не может Его услышать, а значит, не может понять своего предназначения в жизни и в итоге наказывает сам себя.
«Послушанием истине чрез Духа» (по тексту Писания (1Пет.1:22,23)) очищаются наши души от своеволия, а Он, действующею в нас силою Своею, может сделать несравненно больше всего того, о чем мы помышляем и чего просим (по тексту Писания Еф.3:20).
Смириться – это позволить Богу – Его Духу – жить в себе. Препятствием этому есть гордость. Преподобный Антоний Великий говорил: «Все грехи мерзки пред Богом, но всех мерзостнее – гордость сердца». «Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать» (Ин.4:6). То есть гордость – это отсутствие смирения. Ее порождает в отошедшем от Бога человеке дух нечистый. Это тоже выбор: или смиряешься и отдаешь себя Богу, или не смиряешься, и Бог попускает духу нечистому, который являет себя гордыней. Она погружает человека в самого себя и он «замыкается» от Бога. Тяжело «отомкнуть» самого себя. Тяжело самому бороться с собственным величием, в котором нечистота духовная. Поэтому и прибегаем мы к помощи святых и уже их молитвами с Божьей помощью становимся мягче и отходчивее,  покладистее и доброжелательнее.
Смирившийся с волей Божьей человек в своей нищете духа приобретает богатство Духа Божьего и становится богатырём Духа.
Какое непонятное и нелогичное для нашего разума сочетание выражений: «нищий духом» и «богатырь Духа», но какой глубокий в них смысл. У Бога Своя логика. Ее глубина, порой, недоступна для нашего человеческого разумения.
Путь к Богу начинается со смирения и в нем залог всего происходящего в дальнейшем.   «Добродетель эта заключает в себе все. Как тень следует за телом, так и милость Божья за смирением», – говорит преподобный Исаак Сирин.
Душа, встретившаяся с Богом, увидевшая Его кротость и смирение, уже будет желать и искать для себя такой же кротости и такого же смирения.
Преподобный Сергий Радонежский не просто увидел кротость и смирение Божье, но и захотел стать таким, как Господь. Поэтому и отдал всего себя в полное распоряжение Божье. Все качества его души: смирение, кротость, терпение, любовь, милосердие, трудолюбие и т.п. – это плод его духовной жизни, плод его духа, возросшего в Духе Божьем; это плод Духа, живущего в нем и производящего подобие Свое. 
Его душа уступила духу, уступила Богу и в результате не просто освятилась Им и получила жизнь вечную, но и осталась в трудах Божьих, в Его планах вечно! Быть соработником у Бога вечно! Только вдумайтесь в этот размах царствования: управлять миром посредством молитвы, быть одновременно во всех уголках земли, знать каждого человека и его проблемы, предстоять перед Богом в прошении за многих. Это огромный труд духовный и приобретается он тяжёлым для тела духовным и физическим трудом на земле. Воистину смысл жизни – в смерти, соединяющей дух и душу человека с Воскресшим Господом и открывающей врата жизни вечной.
Размышляя о жизни преподобного Сергия, его духовных подвигах, невольно возникают вопросы: «Как бы я поступил в подобной ситуации, что бы делал на его месте?»  Начинаешь сравнивать его и себя. В этом сравнении – явственна собственная нечистота духовная и немощь пред Богом. Хочется упасть перед преподобным на колени и просить его ходатайственных молитв. Вот так, ухватившись «за руку» святого, его молитвами, глядишь, и сделаем еще один шаг навстречу к Богу.
Однако время от времени, чтобы не сбиться с пути Божьего, стоит проверять качества своей души.
Очень легко, к примеру, проверить собственное смирение. Есть такая история: «Одна христианка попала на необитаемый остров и там пробыла сорок лет в подвигах молитвы, поста и великих лишений. С приставшим к острову кораблём она вернулась на материк. Найдя одного из великих старцев, она рассказала ему о своих пустынных подвигах. Выслушав, старец спросил: «А можешь ли ты принимать поношения, как благовония?» – «Нет, отче», – ответила ему подвижница. – «Тогда ты ничего не приобрела за все сорок лет твоих подвигов».
Святые радуются, когда их кто-то поносит, оскорбляет, унижает. В этом они видят промысел Божий и, как дети, искренне радуются ему, желая угодить Богу даже в этом. Такая радость и такой мир в душе – плод смирения!
«Смирись… гордый человек… победишь себя, и усмиришь себя, и начнёшь великое дело, и других свободными сделаешь, и узнаешь счастье, ибо наполнится жизнь твоя», – пишет Ф.М.Достоевский.

Творить силой Божьей
Преподобный Епифаний описывает множество чудес, творимых Сергием: это и пророчество, и исцеление тяжело больных, и воскрешение мёртвых. Во всех случаях он делал одно и то же – становился на молитву, обращаясь за помощью к Богу. Сила молитвы его была такова, что Господь не мог отказать возлюбленному Своему. Какими же качествами души святой угодил Господу так, что Тот наделил его силой Своей?
Во-первых, это вера. Вера в Бога Живого очень действенна. Вера не в какого-то придуманного самому себе бога, а в Бога Истинного;
Во-вторых, это смирение и кротость. Они делают человека по-настоящему скромным (естественной природной скромностью);
В-третьих, это добровольное воздержание (умерение себя во всем: в пище, в одежде, в реализации желаний, в управлении, в раздаче советов и т.п.);
В-четвертых, это нестяжание (не брать, не грести все под себя: богатство подлинное – нищета осознанная);
В-пятых, это страдания. Они очищают душу и учат терпеть немощи других;
В-шестых, это честность с Духом Святым и людьми, отсутствие в жизни лжи;
В-седьмых, это верность Богу любовь к Нему, неотступность, готовность идти до конца.
Чудотворец – являющий собой Господа. Не он, а Бог через него Духом Своим исцеляет, предупреждает об опасности, выводит из непростых жизненных ситуаций.
Казалось бы, все просто. Но это тяжелый духовный труд, в котором человек с помощью Божьей постепенно возрастает в этом духовном подвиге: сначала отвержения себя и своей правды, потом отвержения мира и его лжи. Приоритет в жизни он уже отдает не себе и своим желаниям, а Богу и Его желаниям, Его воле для себя. Не своей силой и волей, а Божьей происходит такое возрастание духа.
Многие ли современные явители чудес и пророки отличаются таковыми качествами души? Единицы, да и те не афишируют себя. Они скромны и незаметны. Их отличительная черта в том, что у них нет желания управлять людскими жизнями; навязывать свое видение, раздавать советы, отстаивать свои убеждения, им не нужно восхищение, не нужна слава.
Вы спросите: «А как же бабки, экстрасенсы, колдуны, маги? Они же говорят, что исцеляют и предсказывают будущее Божьей силой…»
Сила Божья в чудесах не может быть явлена там, где гордыня, стяжание, неумеренность, своеволие, вера в себя. Дух Святой не может чудодействовать не в чистоте. Но в такой среде легко пребывают и чудодействуют духи нечистые. Они и пророчествуют, и исцеляют, но только силой князя мира сего по попущению Божьему. Господь попускает за грехи наши такие театральные представления сатаны, позволяет ему управлять через людей, пребывающих в проклятии оккультизма, подобными себе.
Чудотворение истинное – это явление Божьей любви к людям. Через Своих подвижников Господь не устаёт «говорить» о Своей любви к нам. Но даже в являемых через них чудесах Господь, оставивший нам право выбора, и здесь предлагает выбрать: верить – не верить;  видеть это чудо или не видеть его.
На высоту духовную, к которой сегодня многие стремятся, чтобы управлять, по-настоящему поднимаются лишь кроткие и смиренные люди.  Христос говорил: «Кто хочет быть первым (пред Отцом на Небесах), будь из всех последним и всем слугою (на земле)» (Мк.9:35). Этими словами Господа и осудим себя, потому что не хотим быть последними, хотим власти, почёта, уважения, управления, славы, но ничем не хотим делиться с Господом, не хотим уступить Ему.
Явление Царицы Небесной
Венцом земных подвигов святого было явление ему Царицы Небесной. Вот как его описывает преподобный Епифаний: «Однажды в глубокую ночь преподобный Сергий совершал свое келейное правило и пред иконою Богоматери пел Акафист – что он делал, по своему обычаю, ежедневно. Часто взирал он на святую икону и усердно молил Матерь Божию о своей обители. «Пречистая Мати Господа моего, – взывал святой старец, – Ходатаица и Заступница роду человеческому! Буди нам, недостойным, ходатаицей, – присно моли Сына Твоего и Бога нашего, да призрит Он милостиво на святое место сие, посвященное в похвалу и честь Его святого имени навеки. Тебя, Матерь Сладчайшего моего Иисуса Христа, призываем на помощь рабы Твои, ибо Ты имеешь великое дерзновение у Сына Твоего и Бога! Будь же всем спасительное упование и пристанище!»
Так молился преподобный, и его чистое сердце горело благодатным пламенем; его смиренный ум весь был погружен в молитву, и он, как дитя, в простоте души беседовал с Пречистой Матерью всех, возлюбивших чистым сердцем Ее Божественного Сына.
Окончив молитву, он сел для отдохновения; но вдруг душа его ощутила приближение небесного явления, и он сказал своему келейному ученику, преподобному Михею: «Бодрствуй, чадо, мы будем в сей час иметь чудесное посещение». Едва сказал он это, как послышался голос: «Се Пречистая грядет!» Тогда старец встал и поспешно вышел в сени: здесь осиял его свет, паче солнечного, и он узрел Преблагословенную Деву, сопровождаемую апостолами Петром первоверховным и Иоанном Богословом, девственником.
Не будучи в силах вынести этого чудного сияния и неизреченной славы Матери Света, преподобный Сергий пал ниц; но Благая Матерь прикоснулась к нему рукою и ободрила его словами благодати: «Не бойся, избранниче Мой, – изрекла Она, – Я пришла посетить тебя; услышана молитва твоя об учениках твоих; не скорби больше и об обители твоей; отныне она будет иметь изобилие во всем и не только при жизни твоей, но и по отшествии твоем к Богу. Я неотступна буду от места сего и всегда буду покрывать его…», – сказала так и стала невидима.
Вострепетал старец от страха и радости; несколько минут он был как бы в восторженном состоянии, а когда пришел в себя, то увидел ученика своего Михея лежащим на полу и как бы умершим; великий наставник мог видеть Царицу Небесную, а ученик, пораженный ужасом, не в состоянии был видеть все и видел токмо свет небесный…»
Описание этого чудного небесного явления летописец заканчивает словами: «Не гаданием, не в сонном видении, а наяву видел он Матерь Божью.
…За свою крепкую веру он удостоился лицезреть камня веры Петра; за свою девственную чистоту – девственника и друга Христа Иоанна, а за свое великое смирение – смиреннейшую из земнородных: Владычицу мира, Пресвятую Богородицу».
Чистые сердцем Бога узрят (по тексту Писания Мф.5:8). Чистота духовная позволила Сергию Радонежскому лицезреть Матерь Божью. Михей не смог увидеть Владычицу мира. Чистоты «не хватило».
Сегодня нам, бунтующим против Бога, сложно даже говорить о святости, не то, чтобы прикасаться к ней. Мы ее не понимаем. Со своей душевностью, которая возрастает в собственном величии и не соглашается с решениями Божьими в нашей жизни, мы утратили дух. А без него мы не можем понять смысл этих Его решений (Его воли), чистоту Божьих помыслов в отношении нас и Его всеобъемлющую покрывающую наши грехи милость. Состояние наших душ сродни состоянию больных проказой.
Проказа – это болезнь гниения тела, в которой гной забивает все органы чувств. Человек, поражённый проказой, смотрит на мир через гной (гнойная пелена покрывает глазницы), слышит через гной (гной забивает уши), у него пропадает обоняние (гной сочится из носа) и чувствительность (гниет кожа), во рту постоянно присутствует вкус гноя (гной выделяется вместо слюны). Что может быть страшнее! Проказа – это наши беззакония перед Богом, наши гниющие и смердящие Богу помыслы…
Царь Давид не был болен проказой, но он понимал, что его душа смердит Богу: «Нет целого места в плоти моей от гнева Твоего; нет мира в костях моих от грехов моих, ибо беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне, смердят, гноятся раны мои от безумия моего» (Пс.37:4-6). Кости – это наши помыслы: наша душа «висит» на наших помыслах. Чем здоровее кости (чем чище мысли), тем большие нагрузки (испытания) может вынести человек, чем крепче позвоночный столб (чем доверительнее отношения с Богом), тем он сильнее (духовно). Но если кости загноились – человек не может выдержать даже небольшой тяжести. Царь приносит покаяние Богу и признается, что ему самому смердят его мысли. Сегодня и мы приносим покаяние Господу в том, что «нет мира в костях наших».
Мы можем лишь представить, как смердят для Бога помыслы человека, не принимающего Его, я уже не говорю о других беззакониях, обрекающих на жизнь без любви: «И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Мф.24:12).
…Когда царь Давид воевал, размышлял о Боге, молился, у него даже мысли не возникало о Вирсавии. Но как только он воссел во дворце, как только у него началась спокойная и сытая жизнь, сразу же возникли мысли о прелюбодеянии и убийстве.
Мир, со своим благополучием и комфортом, уводит нас от Бога, и уже не хватает духа хоть в чем-то отказать себе.
Преподобный Сергий держал себя внутреннего «в состоянии войны». Его труд и служение братии (пошить одежду, наколоть дров, наносить воды, помочь в строительстве кельи и т.п.) был побуждён не тем, чтобы иметь о себе хорошее мнение (как это часто бывает у нас), а тем, что он чувствовал себя духовно сильнее их. И, растрачивая свои силы не на себя, а на них, искренне желая помочь, от Господа получал еще большую силу. Поэтому и благоухает его душа для Бога семьсот лет.
Для наших старших братьев по творению – ангелов и единокровных наших (во Христе) братьев по спасению – святых, знающих наше тягостное духовное состояние, мы – их больные братья и сестры с поражённой проказой душой. Поэтому и занимается мир Божий нашим спасением.
 Царица Небесная, Матерь Божия, Молитвенница, Заступница и Ходатаица перед Сыном – это наша Мати духовная и Она нас (незаметно для нас) приводит к Спасителю. Через предстательство пред Богом за нас преблагословенной Приснодевы Марии множество милости изливается на нас, грешных, Сыном Ее Великим.
Матерь Божья! Твоею чистотой мы спасаемся, входим в храм, стоим на службе, можем приблизиться к Богу. Не оставь нас, грешных, Своими молитвами и заступлением.
Ей помогают святые. Начав свое служение Богу на земле, они продолжают его духом в мире духовном, неустанно трудясь во славу Божью.
Все святые – это участники, молитвенники, помощники и свидетели нашего спасения. Они относятся к нам так, как мы не можем относиться к нашим братьям и сёстрам во Христе – по-настоящему с любовью и заботой, милосердием и терпением. Примером своих жизней они учат нас жертвенности, отдаче, отрыву от мира вещественного, что невозможно без любви к Богу и веры в Него; показывают, какими могут быть отношения с Богом, и единственное, что от нас требуется – это осознать свою болезнь, принести покаяние Отцу, воззвать о помощи и захотеть познать Бога.
Как дождь падает на сухую землю, напитывая и пробуждая ее, так и молитвы Матери Божьей и святых помогают нашим душам пробудиться. По их молитвам благодать Божья – живительная влага – «смывает грязь с душ наших».
…Предание говорит, что после смерти на Кресте Господа нашего Иисуса Христа начался сильный дождь. Вода, смешиваясь с Его Кровью и стекая ручьями с возвышенности, растекалась в разные стороны. Дождь усиливался и уже не ручейки, а реки неслись в самые отдалённые и недоступные места земли. Наконец этот поток достиг ущелья, где жили прокажённые. Живительная влага, освященная капелькой Крови Христа, стала для них благодатным дождем, в котором Сам Бог прикоснулся к их истерзанным грехами душам. Она омыла их и очистила от проказы. Его любовь и милость к человеку явили чудо!
Господь и сегодня являет чудо в Таинстве Причастия Тела и Крови Своих. Нет в этом мире большей силы, чем сила одной капли Крови Иисуса Христа, Крови, Которой Он искупил нас. Она больше, чем сила греха (бунта, беззакония, безответственности) человеческого во всей земле и во все времена! Прикасаясь к больным нашим душам, Она (Кровь Христа) очищает их, исцеляет и возрождает дух человеческий. Отступают духи злобы поднебесной, беснуясь в бессилии! Во Христе рождается новый человек для жизни вечной!
Воззовём и мы к Крови Господней, к Пречистой Матери Божьей, к уподобившемуся Господу Сергию Радонежскому о спасении душ наших!

Выполнить свое предназначение
…Алексей – митрополит Киевский и всея Руси – был духовным другом преподобного и только его видел своим преемником на митрополичей кафедре. Смиренный старец отказался. Великий подвижник свое служение Богу видел только в монашеском подвиге. Он знал свое предназначение. Не митрополичим указом Господь позволил ему возродить монашество, а своей молитвой и трудами.
…Один раз глубоким вечером преподобный молился о братии монастыря и вдруг услышал зовущий голос. Он открыл окно кельи и увидел множество птиц, которые не только наполнили весь монастырь, но и летали вокруг него. Голос сказал: «Как видишь ты этих птиц, так умножится стадо учеников твоих». Как из зерна вырастает множество зерен, так умножилось число учеников преподобного. Одни из них оставались в обители до конца дней своих, а другие, ведомые благодатью Божьей, – разлетались, как увиденные им птицы, в разные уголки Руси Киевской, возводя монастыри во славу Божью и возрождая монашество. С Сергиева монастыря «пошло» по Руси множество обителей, а от них – другие, новые. В эти годы были построены Спасо-Андроников, Чудов, Сретенский, Воскресенский, Кострома-Ипатьевский, Кирилло-Белозерский, Соловецкий, Валаамский и многие другие монастыри. За два века на Руси было возведено около 200 монастырей.
Преодоление себя
…Пострижение в монахи – это обряд умирания для мира одного человека и появления на свет другого – преображённого. Это прообраз Страшного Суда и входа в жизнь вечную.
Будущий монах отказывается от всего мирского, даже от собственного имени, и посвящает свою жизнь Богу. Служение не для себя, а во имя спасения мира, из которого он уходит и от которого отрекается... Служение молитвой, трудом, заботой, милостью, любовью… Великий подвиг отказаться от мира, от житейских радостей, чтобы не прерывалась молитва… Благодаря непрерывающейся молитве зло еще не торжествует, но живет вера, надежда, любовь, добро… Слава Богу, что есть жертвователи себя! Слава Богу, что есть Святые Тайны Христовы, Его Слово, которыми спасается душа, очищаясь, исцеляясь и обновляясь в Господе.
Единство, которое было у первых христиан, – залог спасения души, а оно – в Боге, во Христе! Как нам крепить единство, преодолевая ненавистную рознь мира сего? Так, как это делал святой преподобный Сергий Радонежский – жертвенно.
Апостол Павел говорит: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил.4:13). Преодолевая свою духовную лень, свои желания и хотения, устремляясь ко Христу, к Его драгоценному Телу и Крови, к Его Слову, укрепимся Его Духом в познании Бога!
В этом преодолении залог возрождения христианства, возвращения к вере Христовой, к заветам преподобного Сергия Радонежского.
В обители Отца…
…За полгода до кончины великий подвижник получил весть от Ангела о времени своего отшествия к Богу. Он созвал братию и в присутствии всех передал управление обителью ближайшему своему ученику, ныне преподобному Никону, а сам вошел в подвиг безмолвствования. В сентябре 1391 года старец тяжело заболел. Еще раз собрал он всех учеников, давая им предсмертное наставление. Сколько любви у него было к тем, кого оставлял! Он укреплял их в вере, назидал не отходить от Слова Божьего и Святых Его Тайн, хранить единомыслие, блюсти чистоту душевную и телесную, сохранять любовь нелицемерную, пребывать в смирении с волей Божьей.
Скорбели ученики, а старец смотрел на них с любовью и утешал: «Не скорбите, чада мои! Я отхожу к Богу, меня призывающему, и вас поручаю Всемогущему Господу и Пречистой Его Матери: Она будет вам прибежищем и стеною от стрел вражьих!..»
Перед самым исходом души преподобный с глубоким благоговением вкусил от Чаши Пречистого Тела и Крови Христовой и в изнеможении опустился на смертное ложе…
Исполненный благодати Божьей и душевным покоем, со слезящимися от радости очами, он с помощью учеников простёр к Богу руки… «В руце Твои предаю дух мой, Господи!», – тихо произнес старец и в дыхании этой молитвы отошел своей душой ко Господу.
Весть о его кончине быстро разлетелась по всей Руси и устремились люди в Свято-Троицкую Лавру. Здесь были князья и бояре, крестьяне и ремесленники, служители Божьи разных чинов. Всем хотелось  прикоснуться если не к телу преподобного, то хотя бы к его гробу.
Похоронили останки блаженного старца у правого клироса в церкви Пресвятой Троицы.
Горевала братия обители, часто в слезах приходила к мощам святым со своими бедами, прося помощи у преподобного. Как мог любящий отец оставить чад своих без утешения и ответа?! Однажды благочестивый инок Игнатий во время всенощного бдения увидел наяву преподобного Сергия, стоящего на своем игуменском месте и поющего вместе с братией. «Не надо горевать за мной, – как бы говорил игумен, – я и сегодня с вами, но теперь намного ближе, чем был!»

… В ноябре 1408 года правитель Золотой Орды Едигей подступил к Москве. Игумен Никон молил Господа о защите обители и призывал на помощь своего учителя. Всей душой он желал сохранить плоды трудов его пустынных. Однажды после долгой ночной молитвы сел он для отдыха и задремал. Вдруг явились ему святители Петр и Алексий и с ними преподобный Сергий. «Так угодно судьбам Божьим, – сказал Сергий, – чтобы нашествие иноплеменных коснулось сего места. Но ты, чадо, не скорби, не смущайся; искушение будет непродолжительно и обитель не запустеет, а распространится еще более». После этого святые стали невидимы. Никон, придя в себя, поспешил к дверям кельи и нашел их запертыми. Отперев дверь и выйдя во двор, преподобный увидел святых, идущих от его кельи в сторону церкви.
Игумен Никон, послужив Богу и братии, скончался так же, как и его учитель – благодатно, в покое и мире, почти в том же возрасте – после семидесяти. Его святое тело братия положила возле мощей преподобного Сергия. Богу было угодно, чтобы и телами они пребывали вместе. Любовь святых, как любовь Божественная, не подлежит закону времени. В дальнейшем Сергий и Никон неоднократно являлись вместе и чудодействовали.
Тайна жизни вечной
…Он до сих пор остается игуменом своего монастыря. За семьсот лет ничего не изменилось: все это время со всех концов мира беспрерывным потоком люди устремлялись и устремляются в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, чтобы поклониться святым мощам преподобного и прикоснуться к его огненной святости. Одни идут с просьбой о помощи, другие – за советом или благословением, третьи – с благодарностью  за все, что он делает для нас и земли нашей. Каждого он обогревает теплом своей молитвы, наполняя сердца радостью Божьей, со всеми делится своей святостью, в которой любовь Самого Бога.

Преподобный отче Сергие! Тебе, близко к Нему стоящему, Христос ни в чем не откажет. Моли Бога о нас, грешных! Помоги молитвой своей в преодолении себя. Позволь прикоснуться к твоей святости, прилепиться к тебе и тобою соединиться со Христом. Не оставь нас ходатайством, заступничеством и поручительством своим перед Владыкой живота нашего!

 …Каждый год, когда служители меняют одеяние на мощах преподобного Сергия, они видят, что обувь его стерта. Это чудо повторяется уже много веков. При жизни святой всегда ходил пешком, какие бы огромные расстояния ему не предстояло преодолевать. Великий монах  и сегодня ходит по земле русской.

Когда речь идет о завещании преподобного, мы вспоминаем его наставление на свитке, который он держит в руке на своих иконах: «Вни¬майте себе, братия, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и телесную и любовь нелицемерную; к сим же  и страннолюбие и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие  в меру; чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смерт¬ный и второе пришествие».
Однако вся его жизнь – это тайна и из летописей преподобного Епифания мы знаем только малую ее толику. А сколько еще того, чего мы не знаем просто потому, что не можем это постичь духом. Возможно, поэтому его завещанием может быть тайна нарисованная.
Преподобный любил Господа, он непрестанно устремлял к Нему свой взор. В нем не иссякало желание познавать Творца. И однажды он обратился в молитве к Богу с просьбой открыть ему любовь между Отцом, Сыном и Святым Духом. И Господь Духом Святым в видении открыл возлюбленному Своему Любовь Божью. Сергий Радонежский тем же Духом Святым передал ее Андрею Рублеву, который этим же Духом воплотил ее на полотне, написав икону «Святая Троица». В этом образе Святой Троицы, с Жертвенной Христовой Чашей посредине, пронизанной гармонией согласия, мира и жизни, кроется троичная тайна, оставленная нам преподобным Сергием Радонежским. В ней – жизнь вечная! Сам он постиг эту тайну и стал обителью Пресвятой Троицы.
Кто-то из святых сказал: «Кто понял замысел Святой Троицы на иконе Рублева, тот увидел Бога».
Пресвятая Троица! Молитвами преподобного Сергия Радонежского спаси нас!
 
Некоторые чудеса преподобного Сергия

Прославим Господа нашего Иисуса Христа, 700 лет являющего Себя в преподобном Сергии Радонежском, в чудесах, творимых им силой Божьей!

…Один человек, странник, был одержим слепотой, так что его водили, а он просил милостыню. Семь лет он ничего не видел и вот услышал о том, какие чудеса совершает святой у своего гроба. Привели его в обитель преподобного на праздник «Сошествие Духа Святого». В лавре собралось много народу. Слепой стоял возле церкви, и, слыша пение церковное, плакал о том, что нет поводыря, и он не может войти в церковь и поклониться гробу святого. И вот скорый в помощи и всегда готовый нас услышать преподобный Сергий явился ему в образе странника и, взяв за руку, подвел к раке. Как только слепой коснулся рукой раки святого – тотчас прозрел. Он увидел всех, узнал знакомые лица и громким голосом воздал благодарение святому за свое прозрение. Множество людей, бывших при этом, прославили Бога и проповедовали повсюду о чудесах святого Сергия. Исцелившийся странник остался в обители святого трудиться во славу Божью.

***

…Однажды в воскресенье, после утренней службы, насельник Троицкой обители Иринарх задремал. Во сне он увидел, как в келью входит преподобный Сергий и говорит ему: «Скажи городским начальникам, что будущей ночью устремится на вас огромная вражеская сила, но вы не ослабевайте, а уповайте на милость Божию». Потом он видел, как святой обходил стены и хозяйственные постройки и кропил монастырские строения святой водой.
На следующую ночь после предупреждения чудотворца, в третьем часу, подошло к обители войско, желая разорить ее. Люди же, находившиеся в крепости, мужественно сражались с врагами и отстояли монастырь.

***
…Когда Казань была еще татарским городом, многие из жителей как-то увидели, как по стенам города ходил преподобный Сергий, осенял его крестом и кропил водой. Они спросили своих мудрецов: «Что это значит?» Те ответили: «О, горе нам! С явлением этого старца приближается наш конец: вскоре здесь просияет вера христианская и царством нашим будет владеть Русь».
Так и случилось: вскоре князь Иоанн Васильевич пошел войной на царствующий град Казань, покорил его и со всеми окрестными землями присоединил к русской земле, а потом воздвиг в нем многочисленные церкви и устроил монастырь преподобного Сергия.

***
…В 1751 году служитель погребной службы Сергиевой обители по имени Феодор сошел с ума и дико вопил, не узнавая никого из своих знакомых. На него наложили железные вериги, причем два человека едва могли его удержать, и привели в церковь Пресвятой Троицы, ко гробу святого преподобного Сергия. И вот, по Божьему милосердию и по молитвам святого Сергия, он стал здоровым и разумным, как и прежде, и славил и благодарил Бога и угодника Его, великого в чудесах Сергия чудотворца.

***
…Во время нашествия иноплеменников, польского и литовского войска, случилось трем мужам идти вместе по полю вблизи Стромынского монастыря, расположенного недалеко от Лавры. Внезапно напали на них враги на конях и двоих зарубили. Оставшийся в живых, по имени Максим, видя, что смерть неминуема, упал на колени, начал молиться Богу и призывать на помощь скорого заступника великого Сергия, прося избавления. Он припал к земле и исчез с глаз злочестивых врагов.
Так человеколюбивый Господь, по молитвам преподобного Сергия, сохранил его невидимым образом и спас от лютой смерти.

***
…В Троице-Сергиевой лавре был почитаемый духовник схиигумен Селафиил (Мигачев), у него было много духовных чад. Вокруг него всегда собирался народ. Он обладал особой добротой. До монастыря он был семейным, поэтому чувствовал все скорби, беды приходящих, мог понять и утешить.
Враг на него воздвиг особую неприязнь одного из наместников монастыря. Батюшка периодически испытывал на себе «смиряющие действия» начальства.
Однажды он стоял на ступеньках храма, а наместник в очередной раз оскорбил его, но теперь уже в присутствии многочисленных чад. Тогда же повелел раздеть его до подрясника. Сердце батюшки не выдержало этих испытаний. Он пришел в келью и, оставшись один, принял решение уйти из монастыря. Тогда он собрал свой скудный монашеский скарб в чемодан. Помолившись, по русскому обычаю, присел на дорогу. Перекрестясь, со вздохом встал, нагнулся к чемодану, и в тот момент, когда он взял его за ручку, на его руку легла другая рука: «Если ты все выдержишь, то станешь настоящим монахом», – он ясно услышал голос преподобного Сергия.
Отец Селафиил с умилением в сердце говорил потом братии: «Что бы со мной теперь ни делали, как бы меня теперь ни унижали, кто бы ни оскорблял, я до конца дней жизни моей буду здесь подвизаться у преподобного Сергия». 

***
…Схиархимандрит Иосия (Евсенок), до схимы брат Иосиф, еще до революции был пострижеником Черниговского скита. Это один из легендарных Лаврских старцев, который смог вернуться в Лавру после ее открытия в 1946 г. Возрождение обители застали всего несколько ее дореволюционных насельников, отец Иосиф – один из них. Это был монах высокой духовной жизни, он обладал многими благодатными дарами, нес послушание духовника: наставлял и укреплял в вере всех, приходящих к нему, чем обратил на себя внимание властей и в хрущевские времена был сослан на Север, в лагеря. Однажды зимой он заболел воспалением легких. Несколько дней провел с температурой за 40° в лагерном лазарете. В конце концов врачи, решив, что этот человек уже не жилец, перенесли его в неотапливаемое помещение с уверенностью, что до утра он не доживет. 
Ночью батюшке было видение: к нему подходит преподобный Сергий и говорит: «О тех из вас, кто в изгнании, вне обители, я забочусь еще больше», – и протягивает ему просфору. Отец Иосиф точно видит, что это лаврская просфора, и ощущает в замерзающей ладони ее тепло, как будто она была только что испечена. Он съел эту просфору. Наутро, когда за ним пришли носильщики, чтобы отнести труп к месту захоронения, они застали батюшку не только живым, но и абсолютно здоровым.
По освобождении и возвращении в обитель отец Иосиф скорбел только об одном: «Почему же я  тогда съел всю просфору? Это же была небесная просфора, можно было хоть немножко оставить».


Укрепимся и мы в вере и обратимся к отцу святому Сергию в молитве:
«Великий чудотворче, угодник Божий Сергий! Яви чудо в сердцах наших грешных, наполни их своей святостью огненной, пробуди к смирению и послушанию воле Божьей!
Великий духовный наставниче, отче Сергий! Помоги нам в жизни духовной, укрепи на пути к Господу духом своим богатырским!
Преподобный Сергий, великий молитвенник земли русской! Не оставь нас, грешных,  своей молитвенной помощью, ходатайством и заступлением перед престолом Божьим! Аминь!»

И прославим Святую Троицу:
«Слава и хвала Отцу нашему Небесному, покрывающему нас, недостойных, Своей добротой, милостью, любовью и принимающему в обители Свои!
Слава и хвала Господу нашему Иисусу Христу – Искупителю и Спасителю душ наших, являющему Себя в человеках и претворяющему их Духом Своим в такие великие столпы Церкви, как преподобный Сергий Радонежский!
Слава и хвала Духу Святому, нашему утешителю и помощнику, очищающему наши недобрые сердца от скверны, освящающему их благодатью Божьей и наполняющему живительной и созидательной силой Тела и Крови Христа и Слова Божьего!
Слава и хвала Пресвятой Троице Небесной – пристанищу убогих наших душ  в вечности!
Славим, хвалим, величаем и преклоняемся перед величием Святой Троицы – милосердным Богом – Творцом – производящим все и вся! Аминь!»


Память преподобного Сергия отмечается дважды: 8 октября (25 сентября по старому стилю, преставление) и 18 июля (5 июля по старому стилю, обретение мощей).

 

Автор: 
протоиерей Сергий Титов
Администрация сайта не несет ответственности за содержание информации, которая содержится в архивных материалах сайта, и может не разделять мнение их авторов. Ответственность за информацию несет сторона, которая ее предоставила
Интернет-издание "Епархия" (C) 2013-2019. Сайт разработан: В.Коваленко, А.Чумаченко, А.Беляев.
При использовании материалов сайта обязательным условием является ссылка на alexandria-eparhia.org.ua