098 690 42 28 (пн-пт: з 9 до 18 г.)

 

- По благословению Высокопреосвященнейшего Боголепа,
архиепископа Александрийского и Светловодского -

Преподобный Варсонофий (Юрченко): новые документы и малоизвестные факты

17 октября 1954 г. в г. Херсоне завершился земной путь архимандрита Варсонофия (Юрченко). Случаев посмертной помощи и подтверждённых фактов исцелений как на месте захоронения старца, так и вдалеке от Херсона, великое множество. 28 марта 2008 г. были обретены его святые мощи. Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 18 апреля 2008 г. отец Варсонофий был причислен к лику святых преподобноисповедников[1].

Игумен Варсонофий. Славянск. 1946–1947 гг. Из архива семьи Неженцевых

Первые жизнеописания архимандрита Варсонофия были составлены в 40–50-е гг. XX в. на основе воспоминаний иеромонаха Нектария (Чернобыля), духовником которого был отец Варсонофий. Свидетельства Нектария были включены в книгу о новомучениках Российских, составленную Михаилом Польским[2]. Первый биограф преподобного Варсонофия многие годы находился с ним в тесном контакте, помогал ему в борьбе с обновленчеством, участвовал в катакомбном движении, неоднократно подвергался арестам. Однако в жизнеописании духовного отца монах Нектарий сделал ошибочное заключение о кончине игумена Варсонофия в 1936 г. по пути в исправительные трудовые лагеря на Колыму. Однако, как впоследствии оказалось, он невероятным образом выжил. В 1981 г. архимандрит Варсонофий был прославлен на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) как новомученик за веру[3]. Позже архимандритом Нектарием была издана книга воспоминаний[4], в которой он привёл свидетельства о борьбе игумена Варсонофия с «живоцерковниками», его участии в движении «непоминающих» катакомбной церкви. Также он указал, что в 2001 г. слышал о некоем отце Варсонофие, «который служил в катакомбной Церкви и ушел в Московскую Патриархию»[5].

В 1998–1999 гг. были опубликованы исследования Ирины Осиповой[6] и Михаила Шкаровского[7] о деятельности катакомбной церкви в Украине, в которых освещена роль игумена Варсонофия в организации региональных отделений катакомбной церкви в Украине. Он возглавлял тайные общины на Донбассе, в Полтаве, Херсоне, Харькове, Одессе в период с 1927 по 1931 гг. В связи с подготовкой канонизации отца Варсонофия Украинской Православной Церковью в православных изданиях были опубликованы свидетельства, в которых описаны случаи исцелений и посмертной помощи верующим[8]. Важным источником для изучения биографии отца Варсонофия послужила автобиография, написанная при переводе в Херсон[9]. К моменту его прославления как исповедника Херсонского было подготовлено и опубликовано «Житие» священника[10]. В нём достаточно подробно исследован жизненный путь отца Варсонофия, однако страницы его биографии, связанные с деятельностью катакомбной церкви и его служением на Донбассе, там не отражены. Частично заполнили этот пробел публикации журналиста Олега Кручинина[11], в которых основное внимание уделено случаям исцеления и помощи по предстательству преподобного Варсонофия, а также исследования краеведческого характера автора настоящей статьи[12].

Источниками для подготовки публикаций о служении о. Варсонофия на Донбассе послужили архивные материалы из фонда уполномоченного по делам РПЦ Государственного архива Донецкой области, личное дело игумена Варсонофия из архива Одесской епархии УПЦ. Также использованы свидетельства 14 очевидцев о нём, записанные автором в период 1999–2013 гг.

Важными являются источники нарративного характера, а именно документы игумена Варсонофия (письма, записки), которые хранятся в семейных архивах. Удалось обнаружить девять писем и одну почтовую открытку, адресованную духовным детям о. Варсонофия в Краматорске. Из них четыре письма присланы из Херсона Григорию и Евдокии Жуковым в 1951–1953 гг. (хранятся в домашнем архиве их дочери Надежды Страшинской). Письма опубликованы вместе с интервью Надежды Михайловны в журнале «Живой родник»[13]. Адресаты других писем Пелагея Чунихина и её дочь Нина, которую духовный отец поздравлял с именинами три года подряд в период 1951–1953 гг. Одно письмо написано послушницей Параскевой от имени отца Варсонофия в начале 1954 г. Письма хранятся в архиве семьи Нины Архиповны Андреевой[14]. Информация о последних месяцах служения на Донбассе содержится в письме от 8 сентября 1950 г. самого игумена Варсонофия епископу Херсонскому и Одесскому Никону (Петину), который управлял Донецкой и Ворошиловградской епархией[15].

В настоящее время ряд вопросов, которые относятся к краматорскому периоду жизни и служения игумена Варсофония, удалось исследовать благодаря его дневнику, хранящемуся в фондах музея Святогорской Лавры[16]. По свидетельству современников, на протяжении всей жизни преподобный делал записи, писал дневники. Возможно, они хранились у его сестры Марфы Григорьевны Сподарь, которая проживала в Харькове, Киеве, а последние годы в Херсоне, где скончалась в 1966 г. Обнаружить удалось только один дневник, который предположительно был передан в Святогорск семьей Неженцевых, проживавших в г. Славянске. Содержание дневниковых записей периода декабря 1947 — августа 1949 гг. позволяет дополнить и уточнить прежде всего страницы биографии игумена Варсонофия (Юрченко) в период его служения на Донбассе.

Дневник игумена Варсонофия

Первая страница дневника игумена Варсонофия (Юрченко). 1947 г. Фонды музея Святогорской Лавры

Дневник, который игумен Варсонофий вёл в Краматорске, представляет собой общую тетрадь в 40 страниц, 38 из которых занимает рукописный текст. Хронологические рамки событий, описанных в нём: 25 декабря 1947 г. / 7 января 1948 г. — 12/25 августа 1949 гг. В это время священнослужитель был приписан к Покровской общине г. Краматорска Донецко-Ворошиловградской епархии. Видимо, это послужило побудительным мотивом к ведению дневника, который начинается следующей записью: «25.XII.1947 г. / 7.I.1948 г. Господи, благослови! Накануне праздника 23.XII / 5.I в понедельник Его Преосвященство Никон, епископ Донецкий и Ворошиловградский, возложил на меня, грешного, церковное послушание — должность блюстителя церковности по всей епархии, и для оформления назначил священником к Покровской церкви г. Краматорска указом от 5.01.1948 г. за №5»[17]. В дальнейшем дневниковые записи распределены не равномерно. Три месяца жизни игумена Варсонофия отображены в дневнике с редкой скрупулёзностью — он писал каждый день. В апреле и в июле 1948 г. сделано по четыре записи, оставлены короткие заметки за три дня: в августе, в ноябре и в декабре того же года. Следующий, 1949, год отражён последними, очень краткими записями за два августовских дня.

Структура дневника не жёсткая, однако некоторые закономерности её построения можно отметить: 1) начало записей каждого дня — дата и упоминание праздника или имён святых угодников, память которых отмечается в текущий день. Заканчивает дневную запись преподобный неизменной подписью: «Убогий игумен Варсонофий»; 2) некоторые из записей содержат хронометраж передвижений священника по территории епархии, богослужений; географию его пребываний в храмах и приходах; 3) в день богослужения отец Варсонофий нередко пишет о содержании будущей проповеди или проповеди накануне. Его размышления, как правило, связаны с евангельскими событиями и через них он преломляет духовные проблемы посещаемой им общины; 4) частыми в дневнике являются записи о содержании послушания, полученном от епископа Никона (Петина): описание случаев умиротворения многочисленных внутренних конфликтов в общинах; 5) записи о состоянии здоровья отца Варсонофия довольно редки, но именно они свидетельствуют о том, насколько высокой была цена его исповедничества.

Автобиография игумена Варсонофия в содержании дневника

Автобиография игумена Варсонофия (Юрченко). 1950 г. Архив Одесской епархии

В содержании дневниковых записей особый интерес представляет автобиография, написанная игуменом Варсонофием в августе 1948 г.[18]. Она по невыясненной причине отличается от автобиографии 1950 г., написанной священником при переводе в Херсон и которая упоминалась выше. Во-первых, согласно автобиографическим страницам дневника, датой рождения Василия Юрченко является 15 августа 1883 г.[19](по официально принятой версии — 15 августа 1880 г. согласно автобиографии из архива Одесской епархии)[20]. Место рождения — деревня Лозоватка Оситняжской волости Александрийского уезда Херсонской губернии. К этому добавим, что краеведом из Александрии Ольгой Божко найдены метрические записи о рождении Василия Юрченко. Согласно ним, он родился 18 августа 1883 г., крещён 19 августа 1883 г.[21] в Николаевской церкви с. Оситняжка Александрийского уезда Херсонской губернии[22]. Расхождения в указании места рождения Василия Юрченко, связаны с изменением административного деления Херсонской губернии[23]. Василий Юрченко первоначальное образование получил в сельской школе, продолжил обучение в 18-летнем возрасте в церковной учительской школе. В 21 год он начал трудовую деятельность учителем в начальной школе г. Александрия. «С пылом народолюбца принялся я за просвещение не только детей, но и взрослых…Такая деятельность была причиной моего перевода из города в село, где и застали меня события 1904–1905 годов. Учебное начальство уволило меня от учительства с лишением права занимать таковую должность в пределах всей Херсонской губернии»[24]. В 1905–1907 гг. он много путешествовал. Писал в дневнике, что в поисках смысла жизни за это время «уразумел умом, что революция — не моя дорога»[25]. Духовные искания привели его в Киево-Печерскую Лавру, где он был зачислен в число послушников. Важным дополнением к биографии преподобного является указание на большое значение в выборе юношей своей дороги к Богу его встречи со своим духовником, насельником Киево-Печерской Лавры иеросхимонахом Алексием[26]. Старец оказал благотворное влияние не только на духовное взросление юноши, но и способствовал развитию его богословских способностей и эрудиции. В 1915 г. начался новый этап жизни Василия — с благословения митрополита Киевского Флавиана (Городецкого) он был направлен в распоряжение архиепископа Херсонского и Одесского Назария (Кириллова) и определён в противосектанскую миссионерскую семинарию Григорие-Бизюковского монастыря Одесской епархии. Там он учился, исполнял должность эконома. 24 марта 1916 г. он принял монашеский постриг с именем Варсонофия, а вскоре был посвящён в диаконский и священнический сан[27]. Интересный биографический факт отмечен в дневнике. В 1917 г. в стенах семинарии происходил V Всероссийский Предсоборный Миссионерский съезд. Иеромонаху Варсонофию было поручена организация приёма членов съезда, обеспечение их помещением, питанием и канцелярским довольствием[28].

Запись в метрической книге церкви с. Оситняжка о рождении Василия Юрченко. ГАДО, ф. 165, оп. 1, д. 8, л. 10

В Свято-Григорьевском Бизюковом монастыре начался исповеднический путь святого. В 1920 г. он чудом избежал ареста и в дальнейшем неоднократно подвергался преследованиям. Иеромонах Нектарий писал о борьбе священника с «живоцерковниками» начиная с 1922 г., за что подвергался арестам в 1923, 1924 и в 1925 гг.[29] Согласно автобиографии, в сан игумена иеромонах Варсонофий возведён в 1924 г. в Москве самим Патриархом Тихоном (Белавиным). Святейший наградил его наперсным крестом за борьбу с обновленчеством[30]. О дальнейших событиях жизни преподобный написал в дневнике следующее: «10 июня 1926 г. был изолирован в Харьков, где и пробыл до 2.I.1931 г.»[31]. Именно в это время старец окормлял тайные общины, в том числе и в некоторых городах Донбасса. 2 января 1931 г. священник Юрченко, как и многие духовные лица, был арестован в результате операции ОГПУ «Чёрные пауки» и оказался под следствием. Обвинялся как руководитель Одесского филиала контрреволюционной монархической организации «ИПЦ», проводившей антисоветскую деятельность. Арестованный Юрченко был одним из немногих, которых пытки не сломили. Из материалов следствия известно, что он смело отстаивал свои убеждения, отказываясь засвидетельствовать лояльность к советской власти. Процитируем его слова, сказанные на допросе: «Мои политические убеждения — недоброе отношение к революции вообще и, особенно, к большевикам. Если бы я смотрел на вещи не через церковную призму, то в настоящее время боролся бы с советской властью с оружием в руках»[32]. По статье 58–10, 58–11 УК РСФСР игумен Варсонофий получил высшую меру наказания, но после пересмотра дела был приговорён к пяти годам ссылки в Темниковские лагеря. По окончании срока ссылки вновь был арестован в г. Одессе. Осуждён в 1936 г. Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ-НКВД на новый срок заключения с отбыванием наказания на Колыме[33]. По свидетельству архимандрита Нектария, отца Варсонофия арестовывали до 25 раз[34]. «С 1931 г. по 1945 г. находился в Темникове, Сарове, Альтаире, Одессе, Владивостоке, в Магадане, на Колыме и в бухте Находка», — напишет в автобиографии игумен Варсонофий[35]. Он чудом выжил в нечеловеческих условиях, и одним из первых мест, отмеченных его святым присутствием после ссылки, был Краматорск, куда игумен Варсонофий прибыл на отдых и лечение в конце 1945 г.

Краматорские страницы жизни преподобного Варсонофия

Создание православной общины в посёлке Краматорская ведёт отсчёт с 1930 г., когда здесь поселились с благословения духовного отца, игумена Варсонофия, семьи Петренко и Тараненко из района Александрии. По утверждению покойного ныне Алексея Павловича Петренко, он знал отца Варсонофия с 1924 г., с момента службы его в Александрии. Все последующие годы его семья не теряла связь со своим духовным пастырем, который поддерживал и наставлял их через почту и посыльных. Сестёр Тараненко — Иулианию, Параскеву и Евгению — он благословил сначала в Ставропольский край. Их брат Никифор в то время за «церковную деятельность» отбывал срок в Архангельской области. «В станице Крымская, — рассказывала Евгения Тараненко (в постриге монахиня Ольга), — нас было пять семей, батюшкиных чад. Все жили в едином духе по-монастырски»[36]. После посещения станицы и предвидя большие испытания для духовных чад, отец Варсонофий благословил сестёр на переселение на Донбасс. На Краматорск выбор пал не случайно. Получивший в 1932 г. статус города, Краматорск развивался как индустриальный центр. На строительстве машиностроительного завода-гиганта (НКМЗ) была возможность найти работу, пережить голод, укрыться от антирелигиозного террора. На это надеялись изгнанные из монастырей монахи, раскулаченные верующие крестьяне. Они составляли довольно высокий процент от массы строителей промышленного гиганта[37]. Как свидетельствовали духовные чада, во время заключений отец Варсонофий не прерывал общение с ними. Это невероятно, но ему удавалось писать письма даже в тюрьме. В 1935 г. между лагерными сроками пастырь приезжал в Краматорск[38]. На основании указанных выше источников и дневниковых записей отца Варсонофия краматорский этап его жизни и служения можно условно разделить на четыре периода.

Первый период, конец 1945 — декабрь 1947 г.

Божественная литургия в Воскресенском соборе г. Славянска. В сослужении епископу Никону (Петину) (справа налево): протоиерей Антоний (Попов), игумен Варсонофий (Юрченко), предположительно, иеромонах Мелитон (Нестеренко), протоиерей Александр (Щепинский). Фото 1948–1949 гг.

В этот период священник Варсонофий, проживая в Краматорске, проходил курс лечения и служил нелегально. Из архивных материалов фонда уполномоченного по делам РПЦ на Донбассе известно, что «Юрченко прибыл в Сталинскую область в 1945 году после отбытия наказания, начал тайно совершать требы и организовывать вокруг себя монашек и кликуш. Епископ приглашал его неоднократно служить с ним и предлагал согласиться зарегистрироваться на приходе»[39]. Имеется ввиду епископ Донецкий и Ворошиловградский Никон (Петин), который возглавил в 1945 г. созданную в качестве самостоятельной епархию РПЦ в границах Донецкой (Сталинской) и Ворошиловградской областей[40]. О популярности правящего архиерея среди верующих свидетельствует запись уполномоченного по делам РПЦ по Сталинской области К.Ф.Черноморченко: «Связь епископа с верующими осуществляется выездом для совершения богослужений… Приезд ознаменовался радостной встречей его массами верующих в праздничных одеждах, с цветами, с зажжёнными свечами в руках»[41]. Во время выездов епископа Никона в Славянск и в Краматорск архиерейские службы проходили с особой торжественностью и большом стечении верующих. В условиях послевоенного становления церковных приходов на Донбассе игумен Варсонофий принимает предложение епископа Никона о вхождении в состав священнослужителей Сталинско-Ворошиловградской епархии и, согласно дневниковым записям, 23 декабря / 5 января 1948 г. был выдан указ о его назначении блюстителем церковности по всей епархии и священником Покровской церкви в Краматорске. Имеется свидетельство, что в этот период игумен Варсонофий проживал в домах цементного завода по ул. Хосе Диаса, позже — по улице Дальневосточная (у сестёр Тараненко)[42].

Второй период, 23 декабря / 5 января — 10/23 июня 1948 г., начинается с момента возвращения отца Варсонофия на служение канонической Православной Церкви. Уже на следующий день после выхода указа, 24 декабря / 6 января, отец Варсонофий оформил все необходимые бумаги в епархиальном управлении в Сталино и выехал сначала в Славянск, где служил 7 января праздничную Литургию на Рождество Христово в соборном храме, затем отбыл в Краматорск, где служил всенощную в Покровской церкви, а на второй день Рождества Литургию там же, а затем совершил всенощное бдение в храме св. Архидиакона Стефана[43]. Это свидетельство самого отца Варсофония опровергает устоявшееся мнение, согласно которому назначение священником на приход Покровской церкви в Краматорске произошло в мае 1948 г.[44] В этот период игумен Варсофоний переселился в дом пожилой супружеской пары: Александра Иосифовича и Клавдии Григорьевны по ул. Калининская, дом 48 в Славянске[45]. Первые четыре месяца 1948 г. были очень важными в жизни игумена Варсонофия и отражены в ежедневных записях дневника. Владыка Никон почитал старца и, зная его миротворческое дарование и авторитет, надеялся с его помощью побороть внутренние нестроения и конфликты в церковных общинах. В указанный период о. Варсонофий служил как в Краматорске, так и за его пределами. На службах с его участием собиралось более 1000 человек даже в небольших храмах[46]. В холод, в слякоть, днём и ночью, он ездил по епархии «для умиротворения и упорядочения церковной жизни», беседовал с людьми, вразумлял, обличал, проповедовал, принимал отдельных лиц с целью духовных «консультаций». География его миротворческих поездок широкая. Это не только ближайшие города: Горловка, Славянск, Сталино, но и приходы Ворошиловоградской области: Радьково, Родаково, Каменный Брод, Старобельск, село Хорошее и другие места[47]. Таким образом, следует говорить о духовном влиянии преподобного Варсонофия на весь православный Донбасс. Строки дневника поражают интенсивностью и загруженностью событиями каждого дня. С учётом упоминания плохого состояния здоровья и неблагоприятных погодных условий, сопровождающих его путешествия, ежедневный подвиг священника и монаха становится очевидным.

Третий период, 10/23 июня 1948 г. — март 1950 г.

Согласно дневнику, 10/23 июня 1948 г. отец Варсонофий принял настоятельство Покровского храма, в котором до этого был вторым священником[48]. Этому событию предшествовало требование администрации завода освободить здание Покровской церкви на Петровке (запись от 23 февраля 1948 г.), кроме того, «арендная плата за здание без всякой причины увеличилась почти в 3 раза»[49]. Проблема арендованного под храм здания заставила настоятеля и паству собирать средства на покупку дома под новый храм. Вероятно, новые хлопоты и всё более ощущавшееся давление на приход повлияли на внутреннее состояние священника и отвлекли от дневниковых записей; они становятся более редкими. Вторая причина, по которой старец редко вспоминал о своём дневнике, — болезнь, одолевающая его более пяти месяцев[50]. В мае 1948 г., когда была собрана определённая сумма денег на строительство, состоялась регистрация Свято-Покровского прихода. На счету у общины насчитывалось 18 тыс. рублей. Но подходящий вариант, дом № 20 по улице Больничной, продавался за 65 тыс. рублей, из которых 35 тыс. рублей нужно было отдать сразу[51]. Старец сам ездил по населённым пунктам Донбасса, занимая недостающую сумму, сочетая свои путешествия с миссионерской деятельностью[52]. 26 августа 1948 г. был заключён договор купли-продажи религиозной общиной Покровского храма домостроения площадью 79,2 кв. м. и земельного участка с садом и сараем. Здание сразу же всем миром начали перестраивать под новый храм[53]. Архитектурный проект взялся разрабатывать духовный сын священника, потомственный дворянин, инженер Николай Николаевич Николаев[54]. Очевидцы строительства храма рассказывали, что одной из самых сложных проблем был недостаток материалов, особенно опорных балок. Однажды утром столбы оказались во дворе дома, лежащие крест-накрест. Имя благодетеля осталось неизвестным[55]. Другое свидетельство повествует о чудесном избавлении от смерти строителя храма Ивана Ткаченко. Он приезжал на место стройки на велосипеде. Однажды отец Варсонофий завёл велосипед в алтарь и поставил под иконой Покрова Божьей Матери. На вопрос удивленного Ивана ответил: «Так надо». Возвращаясь домой на велосипеде, Иван Андрианович был сбит грузовиком, но остался невредим[56].

«Белые платочки». Верхний ряд: в центре Анна Курбатова, справа монахиня Вера (Варсонофия); нижний ряд (слева направо): монахиня Евфимия (Кейс), монахиня Нонна, монахиня Сергия (Елизавета Кривошеева)

В этот период продолжилось становление приходской общины. В неё вошли прихожане, проживавшие в разных районах города. Один из документов уполномоченного по делам РПЦ так характеризует общину при настоятельстве о. Варсонофия: «С назначением в приход покровского молитвенного дома г. Краматорска Юрченко Варсанофия, который прибыл в приход с группой монашек в количестве 40 чел., к ним присоединились бывшие монашки, что проживали в городе. Такая группа при молитвенном доме называлась сестричеством. Юрченко заменил бывшую двадцатку лицами с группы сестричества, привлёк их на разные должности в молитвенном доме, разместил их на жительство в церковной сторожке и в квартиру, что находилась в одном здании с молитвенным домом, организовал питание для участников хора и должностных лиц, установил в молитвенном доме службы как в монастырской церкви. Участники группы одевались в чёрную одежду, ежедневно принимали участие в службе». Добавим к этому сведения о монахинях в составе прихода Покровской церкви г. Краматорска, среди которых: Вера (Варсонофия), Феодора, Елена, Елиазара, Иулиания, Параскева и др. Другие женщины, «белые платочки», вели образ жизни, мало отличающийся от монашеского: Елизавета Кривошеева (будущая монахиня Сергия), Фёкла Ивановна Зваликовская, Анна Матвеевна Курбатова, Таисия Матвеевна Кейс (будущая монахиня Евфимия), Наталья Ивановна Николаева, Анна Шарапова и другие[57]. Духовные дети старца проживали также в Дружковке (Анна Деревянченко)[58] и в Славянске. В Славянске отец Варсонофий останавливался в доме благочестивой семьи Неженцевых. Глава семьи Дмитрий Порфирьевич погиб при пожаре в 1933 г. Его вдова, Матрёна Ивановна, проживала с взрослыми детьми — Николаем, Марией, и сестрой мужа Лидией Порфирьевной в доме-мазанке на берегу р. Торец. Лидия (1913–1986) дважды была арестована за книгу Иоанна Кронштадского «Моя жизнь во Христе»[59].

Четвёртый период, март — сентябрь 1950 г.

С конца 1949 г. наблюдается усиление антирелигиозной борьбы государственных органов с верующими и духовенством[60]. Для настоятеля Покровского храма и его прихода 1950 г. начался, казалось бы, благополучно. В день Рождества Христова отец Варсонофий объявил пастве, что одолженные деньги за покупку дома под храм возвращены[61]. В недостроенном Покровском молитвенном доме службы проводились каждый день и по-монастырски долго. Старец, несмотря на больные ноги (за пределами алтаря он ходил с палочкой или на костылях), молился продолжительно и сосредоточенно; требовал от других так же относиться к богослужению; благословлял быть в храме каждый день[62]. В этот период, проводя «инвентаризацию» религиозных общин, уполномоченный К.Ф.Черноморченко неоднократно посещал Покровскую церковь, отмечал большую наполняемость строящегося Покровского храма (в праздники его посещали около 1500 чел.)[63]. В марте 1950 г. Черноморченко выехал в Краматорск специально для изучения «нарушений законности Юрченко Варсонофием» и принятия мер[64]. По результатам проверки, настоятель Покровского молитвенного дома был снят с регистрации по обвинениям за: 1) покупку дома и строительства пристройки к нему без разрешения; 2) освящение воды в реке на праздник Крещения; 3) допуск к служению без регистрации дьякона Евлогия Безпалько (служил с 1949 г.). Кроме того, священник был возмущён отказом в регистрации на должность старосты Михаила Столярова, чем вызвал раздражение уполномоченного по делам РПЦ[65]. Владыка Никон пытался защитить отца Варсонофия и, уговаривая уполномоченного отменить принятое решение, характеризовал пастыря: «Как пчёлы собираются к матке, так и все его поклонники будут собираться вокруг него»[66]. В эти же дни, ночью старца забрал «чёрный воронок». Женщин, Марию Петухову и Прасковью Крысову, наблюдавших арест отца Варсонофия из окон своих квартир, поразило, что он в холодную мартовскую ночь вышел без вещей, одетый только в подрясник[67]. Его увезли в Сталино на допрос. Главное обвинение, которое ему предъявлялось, — растрата церковных денег. Алексей Петренко вспоминал, что вернулся священник через три дня, полностью доказав, что он не виновен[68]. Тогда на него стали оказывать физическое давление посредством организации бандитских погромов и грабежей. Среди ночи в его келью ворвались грабители, били батюшку, отобрали деньги. Милиция, вызванная прихожанками, приехала, когда погром уже произошёл. В другой раз группа неизвестных, вооружённых палками и лопатами, стучали в дом, били окна[69]. Стремясь избавиться от всё более почитаемого среди верующих священника, власть сфабриковала поклёпы и доносы. Среди документов фонда уполномоченного по церковным делам хранятся анонимные письма, подписанные якобы прихожанами Покровской церкви. Так, в одном из последних писем-заявлений от 6 июля 1950 г. «прихожане» потребовали немедленно «убрать монаха и его свору». Четыре страницы печатного текста заполнены обвинениями: растратил церковные деньги, распоряжаясь ими, как ему хотелось; в своём окружении терпит чёрную сотню монахов, «этих лентяев и паразитов, которые создавали ему славу ясновидящего». Авторы письма проявили осведомлённость в финансовых делах общины, засвидетельствовав сумму дохода церкви в 56 тысяч рублей[70]. Содержание и стиль письма, а также расставленные акценты говорят в пользу того, что анонимка была составлена по заказу и с участием органов власти. Игумену Варсонофию уже невозможно было избежать снятия с регистрации и, соответственно, запрета на богослужение. В августе 1950 г. он обратился в епархиальное управление с просьбой перевести его в Херсон. Владыка Никон благословил на небольшой отпуск и переезд. Покровскую церковь священник передал архимандриту Онуфрию (Сусленко), бывшему настоятелю Балтского Феодосиевского монастыря, который был назначен на приход Покровского храма в Краматорске. В своём письме к владыке Никону 8 сентября 1950 г. отец Варсонофий писал: «4 августа был подписан акт передачи и приёма Покровской церкви мною и от. Архимандритом Онуфрием. Из Краматорска выехал в Киев 4 сентября… Вместо просьбы к Вам о продлении отпуска представляю всего себя Вам, своему Владыке и Епископу Церкви Божией в полное распоряжение. Повелите ли завтра быть у Вас. Благословите!»[71]. Определением епископа Херсонского и Одесского Никона от 2-го октября 1950 г. игумен Варсонофий был назначен настоятелем Греко-Софиевской церкви г. Херсона, через год переведён на служение настоятелем Троицкой церкви с. Старая Збурьевка Херсонской и Одесской епархии. В 1952 г. он был возведён в сан архимандрита, а незадолго до смерти — 25 июня 1954 г., назначен на священническое место в Екатерининский собор г. Херсона[72].

Архимандрит Онуфрий (Сусленко). Фото 1951–1952 гг.

Отбыв на новое место служения, старец не оставил своих духовных чад на Донбассе без попечения. Он посещал Краматорск во время отпуска в 1951[73]и в 1953 годах[74]. Мария и Лидия Неженцевы, а также сёстры Тараненко выехали за духовным отцом в Херсон и до конца его жизни находились рядом. По свидетельству Марии Петуховой и Евгении Тараненко, краматорчане часто приезжали к отцу Варсонофию за благословением, советами в решении жизненных проблем. Особенно участились визиты во время его болезни. Женщины заботились о его здоровье, поэтому дарили собственноручно связанные теплые носки, жилеты. В последний свой приезд из Краматорска ему привезли новое облачение, которое старец, предвидя близкую кончину, сразу же передал своему келейнику отцу Павлу (Рындину)[75]. Несмотря на большую физическую нагрузку и болезни, архимандрит Варсонофий много писал своим чадам. Кому лично не посылал писем, он передавал поклоны, наставления через близких людей. Последние письма от имени духовного отца писала послушница Параскева. Письма эти похожи на завещания, в них содержатся просьбы переписать и передать другим: «…прочитайте и пошлите, куда и кому сердце ваше захочет»[76].

Павел Рындин. Келейник и помощник иг. Варсонофия. Фото 1951–1953 гг.

Таким образом, время пребывания преподобного Варсонофия в Краматорске составило около пяти лет, с конца 1945 г. по сентябрь 1950 г. Более двух лет он совершал требы без официальной регистрации, оставаясь духовным отцом собранной в годы гонений общины. Благодаря дневнику установлена дата перехода игумена Варсонофия в лоно канонической Русской Православной Церкви — 5 января 1948 г. Служил он сначала священником, а затем настоятелем Покровской церкви г. Краматорска. Более четырёх месяцев игумен Варсонофий исполнял должность блюстителя церковности епархии. При его настоятельстве были собраны средства, приобретено домостроение с земельным участком и начато строительство нового Свято-­Покровского храма, которое было завершено архимандритом Онуфрием.

Записки дневника игумена Варсонофия, свидетельства его духовных чад, архивные документы говорят о его популярности и духовном влиянии на весь православный Донбасс. Глубокий и зримый духовный след, оставленный здесь его пребыванием, позволяют считать преподобного Варсонофия святым покровителем как Херсонской, так и Донецкой земли.

https://svlavra.church.ua/istoriya/publikacii/materialy-konferencij/prepodobnyj-varsonofij-yurchenko-novye-dokumenty-i-maloizvestnye-fakty/


Подпишитесь на нас в Telegram

Адміністрація сайту не несе відповідальності за зміст інформації, яка міститься в архівних матеріалах сайту, і може не поділяти точку зору їх авторів. Відповідальність за інформацію несе сторона, що її надала.
Інтернет-видання "Єпархія" (C) 2013-2022. Сайт розроблений: В.Коваленко, А.Чумаченко, А.Беляєв. При використанні матеріалів сайту обов'язковою умовою є посилання на alexandria-eparhia.org.ua